перейти на мобильную версию сайта
да
нет

Главные продюсеры планеты «Мы живем в эпоху продюсеров и диджеев»: как Марк Ронсон всех победил

В нулевых Марк Ронсон получил три «Грэмми», спродюсировав альбом Эми Вайнхаус. А в 2015-м вернулся с новой пластинкой — и опять попал на верхние этажи чартов. В разговоре с «Афишей» Марк рассказал, чем ему нравится быть парнем на заднем плане и почему мы живем в эпоху продюсеров и диджеев.

Музыка
«Мы живем в эпоху продюсеров и диджеев»: как Марк Ронсон всех победил Фотография: LeAnn Mueller

Казалось, что пик популярности и влиятельности Марка Ронсона пришелся на нулевые, когда он спродюсировал главный альбом Эми Вайнхаус, выпустил полный хитов альбом «Version» и получил три награды «Грэмми». Его время, однако, не прошло — в конце прошлого года сингл «Uptown Funk», записанный вместе с Бруно Марсом, продержался 8 недель на первом месте в британских чартах, став таким образом самым успешным британским релизом десятилетия. Вышедший вслед за этим альбом «Uptown Special» также впервые в карьере Ронсона стал номером 1. Три недели назад сайт Officialcharts.com отрапортовал, что «Uptown Funk» является наиболее популярной песней 2015 года по количеству прослушиваний онлайн. Новый виток популярности — хороший повод, чтобы позвонить Ронсону и поговорить с ним о главном. 

О первом месте в чартах

«Это не самое важное для меня, и я не кокетничаю. Безусловно, первое место — это достижение, это позволяет понимать, что я записал крутой трек и крутой альбом, которыми могу гордиться. Я очень много работал над этим. Когда мне было 14 лет и я был гитаристом в группе, я даже в теории не мог представить, что такое может произойти. Когда мой первый альбом в 2002 году занял 15-е место в британских чартах, я думал, что это самое крутое, что может со мной случиться в жизни. Типа да, я сделал это! Так что первое место — это невероятно. Но важна не позиция в хит-параде, а тот факт, что в этой песне миллионы людей услышали что-то, что они хотят слышать. В общем, соревнования в чартах — это не самая важная вещь на свете, но очень важная в плане самоутверждения».

О свободном времени

«Я играю кучу концертов, участвую в фестивалях, выступаю как диджей. Периодически я играю с полноценным ансамблем — это очень круто, но сложно в смысле всяческой логистики. Непросто собрать вместе таких людей, как Кевин Паркер из Tame Impala и Бой Джордж, — у них есть своя гастрольная жизнь. Вместе мы отыграли отличное шоу на фестивале «Гластонбери» и провели турне по Австралии. Все «свободное» время я провожу в студии».

О коллаборациях

«Бруно Марс — чертовски талантливый парень, работать с ним — одно удовольствие. Еще круче работать со своими героями, такими как Ghostface Killah из Wu-Tang Clan или Duran Duran — людьми, на музыке которых я вырос, а теперь не могу поверить, что мы записываемся вместе. Но для меня важнее всего именно поиск новых талантов. Перед записью альбома мы с Джеффом Баскером (сопродюсер альбома. — Прим. ред.) запрыгнули в тачку и проехали через весь юго-восток США — Миссисипи, Новый Орлеан, Мемфис — в поисках нового певца и нашли Кейоне. Это ни с чем не сравнимое ощущение — открывать новые имена».


Mark Ronson ft. Keyone Starr «I Can't Lose»

Об Эми Вайнхаус

«Если говорить именно о влиянии на аудиторию, то самой важной коллаборацией всегда будет моя работа с Эми. Понятное дело. Я очень многому научился у нее. Но ты всегда учишься — это касается любого опыта. Ты учишься каждую минуту, каждый раз, когда ты работаешь с гением или с новичком, который только выпустил первый альбом, — учишься у них или у самого себя. Поэтому все, с кем я работал, важны для меня. Не только Эми. Я скучаю по ней. Но она никогда не хотела быть объектом жалости, даже когда лежала в реабилитационной клинике. Для этого у нее был слишком острый ум. Эми несла полную ответственность за все, что с ней происходило, а я старался не учить ее жизни. Прозвучит немного странно, но мне нравилось навещать ее в клинике, вне рабочей ситуации. Иногда я жалею, что проводил с ней не так много времени, как мог бы».

О семье

«Я семейный человек, хотя в детстве ситуация в этом смысле была запутанная. У меня есть родные сестры Шарлотта и Саманта. Наши родители развелись, когда мне было пять, после чего мама вышла замуж и завела еще двух детей с моим отчимом, у которого уже было двое своих. Отец тоже женился, и у него появилось еще трое детей. Короче говоря, нас десять человек детей, а помимо родителей есть один отчим и одна мачеха. Понятно, что мы никогда таким составом вместе не жили, но мы все довольно близки и на праздники стараемся собираться максимальным количеством. Мы заботимся друг о друге и постоянно находимся на связи. Не проходит и дня, чтобы я не позвонил кому-то из них или не встретился с кем-нибудь. Кто-то живет в Нью-Йорке, кто-то в Лос-Анджелесе, кто-то — в Лондоне. Я люблю их, мне нравится общаться с ними — и приятно чувствовать их поддержку».

О месте жительства

«Когда я был очень молод, я переехал в Бруклин и жил в Нью-Йорке до 32 лет. Cейчас же я снова живу в Лондоне, хотя по-прежнему провожу много времени в Нью-Йорке, так как здесь живут многие музыканты и люди, с которыми я работаю. Альбом я и вовсе записывал в Лос-Анджелесе. Моя жена (Жозефина де Ла Бом. — Прим. ред.) — актриса, работающая между Парижем и Лондоном. Я работаю между США и Лондоном. Вполне логично, что наш с ней дом — это Лондон».


Тот самый поразительно популярный трек с участием Бруно Марса, который только на ютьюбе собрал около 900 млн просмотров

О продюсерах

«Определенно, мы живем в эпоху продюсеров и диджеев. Продюсеры стали более надежными поставщиками стабильно хорошей музыки. Певец, который работает с кучей продюсеров, хорош настолько, насколько хорош его последний хит. Если у него есть классный продюсер и сонграйтер, то он крут, а если нет, то нет. А вот когда ты работаешь с Фарреллом, то знаешь, что это гарантия успеха. Это его музыка. Или взять Келвина Харриса: он записал 10 суперхитов, они не становятся хуже или лучше от смены певца. Такова сегодняшняя музыка. При этом мои любимые продюсеры — это не монстры, делающие шлягеры. Больше всего мне нравятся Хадсон Мохоук и Джейми xx».

О стиле

«Я одеваюсь довольно просто. По утрам особо не заморачиваюсь — чаще просто накидываю что-нибудь и бегу в студию. Но стиль — это как музыка: с возрастом приходит опыт, и чем старше ты становишься, тем лучше понимаешь, что тебе нравится и что тебе к лицу. Конечно, мне льстит попадание во все эти списки типа 50 Best Dressed Men или 20 Most Stylish Men Alive от GQ, но все же я занимаюсь музыкой не ради этого».

О славе

«Сегодня шел по Кингс-Кросс — самой многолюдной станции в Лондоне, — и меня узнал лишь один человек, который просто сказал: «Обожаю вашу музыку». Мне не 22, я не пою в бойз-бенде. Когда люди узнают меня на улице, то просто благодарят за музыку, а не сходят с ума. Я благодарен небесам за то, что могу быть успешной знаменитостью, но при этом спокойно кататься на метро в Нью-Йорке или Лондоне. Я бы не хотел от этого отказываться».

О звездной болезни

«Не вижу смысла доказывать кому-то, что, мол, слава не испортила меня, что я все такой же парень, как раньше. Это просто моя жизнь. Вот такая. Людям нравится моя музыка, они давно обратили на меня внимание и знают, что я в порядке. Я не пытаюсь выглядеть более нормальным, чем я есть. Подобные домыслы меня не беспокоят, никакого звездного статуса у меня нет, потому что я все-таки продюсер — тот парень на заднем плане».


Котик «Афиши Daily» присылает ровно одну хорошую новость в день. Его всегда можно прогнать и отписаться.
Ошибка в тексте
Отправить