перейти на мобильную версию сайта
да
нет

Шарлотта Генсбур: «Очень люблю порнографию, смотрю ее лет с шестнадцати»

В прокат выходит первая часть «Нимфоманки» Ларса фон Триера. Антон Долин поговорил с Шарлоттой Генсбур, сыгравшей главную роль, о том, какую цену приходится платить за удовольствие.

Кино
Шарлотта Генсбур: «Очень люблю порнографию, смотрю ее лет с шестнадцати» Фотография: Because Music
  • Вы первая актриса, которая сумела сняться у фон Триера в трех фильмах подряд в главной роли. Как вам это удалось?
  • Я сама не знаю. Но очень горжусь. Знаете, признаюсь вам честно: каждый из трех раз был для меня сюрпризом. Когда он впервые позвал меня сниматься в «Антихристе», я была уверена, что это шутка. К тому же сам Ларс вел себя так, будто я ему совершенно не нравлюсь и вообще его не интересую. С «Меланхолией» было чуть проще, и я была сама не своя, так мне не терпелось снова встретиться с ним на площадке! Когда же он сказал в Каннах, что собирается снимать порно со мной в главной роли, я не сомневалась, что он просто надо мной издевается. Что сказать? Я благодарна судьбе. Хотя, боюсь, больше он меня звать не будет.
  • В третий раз было проще?
  • Проще? Вы смеетесь? С Ларсом просто не бывает. Я, правда, благодарна Стейси Мартин, сыгравшей мою героиню Джо в молодости: немалую часть грязной работы она взяла на себя. Я даже на площадку приехала, когда съемки были в самом разгаре. И все равно потрудиться пришлось, вы себе даже не представляете. Ничто, конечно, не сравнится с «Антихристом», где надо было играть истерики, панические приступы и прочую жуть. Но в «Нимфоманке» пришлось так много разговаривать…
  • Неужели это тяжелее панических атак и истерик?
  • А вы попробуйте выучите столько текста! Мне казалось, что меня отправили обратно в школу. Мы со Стелланом Скарсгордом трепали языками две недели не останавливаясь. Ума не приложу, как выдержал мой мозг… и голосовые связки.

Фотография: Central Partnership

  • Но благодаря этому вы лучше поняли замысел Триера?
  • Фильм, конечно, о сексе, но только отчасти. Он еще и об отчаянии, вам не кажется? О плотском начале в человеке, оно показано здесь честно и грубо. Но еще и о женщине, которая пытается помириться с самой собой. Я была поражена, когда прочитала сценарий. Мне казалось, что нимфоманка обязана быть счастливой: столько секса, столько партнеров, столько удовольствия! Оказалось, я заблуждалась. Ларс рассказал мне о своих встречах с реальными нимфоманками: боль, страдание, неудовлетворенность — вот что они чувствуют. Аппетиты постоянно растут, одна фрустрация сменяется другой. Ужасно.
  • Выходит, даже нимфоманки платят свою цену за удовольствие. Приходится и платить за удовольствие работать с Триером. Какую цену?
  • Сниматься у Триера — тяжелая работа, не буду врать. Но вообще в этом опыте работы я вижу только преимущества и ничего больше. Он потрясающий, и та интенсивность, которую дает работа с ним, несравнима ни с чем другим. Я в восторге и от процесса, и от результата. Это эгоистический восторг, понимаете? А то, что многие будут возмущаться, для меня не так уж важно.
  • Вы похожи на свою героиню?
  • Нет. Она автопортрет Ларса, темной его стороны. Точно так же, как Селигман, герой Скарсгорда, — воплощение другой стороны Триера. А мне не свойственен ни цинизм Джо, ни ее отношение к концепции греха. Я не мизантроп, я люблю людей!
  • А порнографию любите?
  • Очень, смотрю ее лет с шестнадцати. Но об этом давайте не будем, это все-таки личное.
  • А Триер вам какое-нибудь порно показывал?
  • Нет, об этом речи не было.
  • О чем было тогда?
  • Метафорически выражаясь, он отводит тебя в самые темные чуланы. Это страшно, но вместе с тем восхитительно.
  • То есть только психологические сложности, не технические?
  • Самая большая техническая проблема — задушить в себе актрису. Все остальное — сплошное удовольствие.

Фотография: Central Partnership

  • Сексуальные сцены в том числе?
  • А чем они отличаются от любых других? Это такая же часть рабочего процесса, как секс — часть повседневной жизни. Разумеется, я люблю сниматься в рискованном кино. Однако никого провоцировать не собиралась. А чисто технически Ларс сделал все для того, чтобы актеры не участвовали в съемках реального секса — так что тут ничем интересным вас порадовать не могу. Можно было даже трусы не снимать. Все делалось техниками уже во время постпродакшена, с дублерами.
  • Полный комфорт? Неужели?
  • Не полный, естественно. Кое-что было унизительно, неловко. Но Ларса бессмысленно даже пытаться ограничивать: правила устанавливает он, а мы просто подчиняемся. Я знаю одно: он уважает всех актеров — порноартистов в том числе. Значит, и меня не подведет. Самую же сильную неловкость я испытала, когда смотрела готовый фильм. В сцене, где Джо испытывает оргазм, мы видим ее половые органы, и… Понимаете, они не мои, а чужие. Как увидеть чужую голову на своих плечах. Странное ощущение. Пройдут годы, «Нимфоманку» будут смотреть совсем другие люди — и мне важно, чтобы они знали: сексом на съемках я не занималась. Потому что когда покажут полную версию, вы точно поверите, что это все по-настоящему. Я сама практически поверила.
  • Какой эпизод порадовал вас больше всего?
  • Тот, где я занимаюсь сексом с двумя чернокожими. Это было невероятно смешно. Вообще, одна из главных радостей работы с Ларсом — его изумительное чувство юмора, которое ощущается в каждой написанной им сцене. Жаль, вы не увидели нецензурированной версии — там все не только смешно, но еще и жестко, очень натуралистично. Ну будем надеяться, что рано или поздно полный вариант фильма тоже покажут публике.
  • Ваш кавер на «Hey Joe» в финале фильма — это вы придумали?
  • Ларс, само собой. С этой песней вышла странная история. Фильм был уже смонтирован, когда у Ларса появилась мысль взять ее в титры. Он, разумеется, хотел версию Джимми Хендрикса. Но правообладатели ни за что не хотели отдавать ее для такой картины. Тогда Триер позвонил мне и попросил меня помочь ему. Мне сначала было как-то слегка неудобно, я стеснялась, но потом позвонила Беку, и он помог мне с аранжировкой. По-моему, получилось хорошо, и фильму это идет. Хотя Rammstein идет фильму еще больше: у них такая невероятная энергия! Мне до нее далеко.
  • Простите за вопрос, но мне очень интересно — а вот маме вашей (Джейн Биркин. — Прим. ред.) нравятся ваши фильмы с Триером?
  • Она меня во всем поддерживает. И всегда поддерживала. В любых моих сомнениях и нервах она меня успокаивает. Хотя во время съемок «Нимфоманки» даже ругалась со мной, потому что я кормила ребенка в промежутках между съемками. Что греха таить, она считает, что я недостаточно серьезно отношусь к своему семейному долгу.
Котик «Афиши Daily» присылает ровно одну хорошую новость в день. Его всегда можно прогнать и отписаться.
Ошибка в тексте
Отправить