перейти на мобильную версию сайта
да
нет

«Послать свой мультфильм на Берлинале может каждый»

Лауреат Берлинского кинофестиваля Леонид Шмельков, выигравший приз за свой мультфильм «Мой личный лось» о непростых отношениях отца и сына, — о своей победе и состоянии российской анимации.

Кино
«Послать свой мультфильм на Берлинале может каждый»
  • Как вы стали мультипликатором?
  • По первому образованию я художник-иллюстратор, окончил Полиграфический. А потом пошел в московскую школу-студию «ШАР» («Школа аниматоров-режиссеров. — Прим. ред.) — это бывшие высшие режиссерские курсы, от которых отпочковалась часть, занимающаяся анимацией. Там выучился на режиссера анимационного кино. И после этого стал заниматься анимацией: снял дипломный фильм, потом еще один, сериалы, рекламные ролики и все такое. В нашем анимационном мирке «ШАР» — очень известная школа. В России, получается, всего несколько школ нормальных: факультет во ВГИКе, наш «ШАР», в Петербурге какой-то факультет и, по-моему, в Екатеринбурге какие-то курсы. Вот и все — не так много мест выходит, где можно этому научиться. У нас очень маленькая тусовка, мы все друг друга знаем, и если лично не знакомы, то фамилии знаем точно; в год три дебюта появляется только.

Мультфильм «Мой личный лось» — медленная, пространная история отношений мальчика, мечтающего встретить лося, и его сурового папы, с которым он встречается только в выходные

  • Свои мультфильмы вы делаете в студии или дома?
  • В квартире родителей — дома дети маленькие на мне висят постоянно. Там стоит компьютер, я на нем работаю — ну и на полу рисую. В общем, много места все это не занимает. «Мой личный лось» я делал так: сначала сценарную часть разработал, параллельно придумал рисовать фоны пастелью на темной бумаге, потом сканировал их и немного дорабатывал на компьютере. А потом на том же компьютере рисуется покадрово анимация в специальной программе. Каждый новый кадр, который принципиально меняется, перерисовывается — вот и все. Год фильм варился, я переделывал сценарий, потом мы подали заявку в Министерство культуры, ее одобрили, и само производство отняло где-то год.
  • Его финансировал Минкульт?
  • Да у нас практически нет фильмов, которые ими не финансируются. Даже коммерческая анимация, сериалы — все это Минкульт. И пока, к сожалению, нет ни спонсоров, ни меценатов. Бывает, что на бюджет студии снимают что-то, но этот бюджет все равно складывается из господдержки: ну, скажем, студия снимает 10 фильмов в год — и на сдачу с них можно 11-й снять.
  • Почему свои мультфильмы вы делаете от начала и до конца самостоятельно — за исключением музыки?
  • Не так много людей, с которыми можно найти общий язык. Или я их плохо ищу. И я очень люблю процесс анимирования, когда ты рисуешь, потом начинаешь двигать персонажей, они начинают говорить или делать что-то смешное… Просто когда он начинает двигаться, я получаю огромное удовольствие. Может быть, из-за этого.


  • Кажется, что «Мой личный лось» — это какая-то очень, простите за тавтологию, личная история.
  • Тут пятьдесят на пятьдесят. Та история, которую мы видим в кадре, — она придуманная, а сами персонажи, их характеры и чувства — личные, автобиографичные. Ну, а гориллы с пингвинами, говорящая рыба — это я уже придумал.
  • А как ваш мультфильм попал в Берлин?
  • После того как фильм сделан, мы посылаем его на разные фестивали — у всех свои сроки заявок. Послать свой мультфильм на фестиваль — в том числе и на Берлинале — может каждый, ничего такого тут нет. Другой вопрос, что в Берлин приходят буквально тысячи заявок, и организаторы отбирают фильмы по многоступенчатой системе. Но нам повезло.
  • Известный штамп о Берлинале — что это фестиваль политического кино и кино, поднимающего социальные вопросы. «Мой личный лось», кажется, в эту тематику не слишком вписывается?
  • У меня фильм личный и интимный, про любовь. В нем нет никаких проблем общественных, как и общества вообще, — лень было массовку рисовать. (Смеется). К сожалению, у меня не было возможности посмотреть много фильмов на Берлинале. Но все то, что я посмотрел, было классным, и у них не было какого-то специального политического посыла, они все равно были про человека. В общем, я ничего такого не почувствовал.
  • А как зрители реагировали?
  • Очень тепло и живо, мне понравилось. Смеялись там, где мне хотелось бы, чтобы они смеялись. Вопросы после фильма тоже хорошие были. Например, немцы не играют в города (на протяжении мультфильма мальчик играет в эту игру с говорящей рыбой. — Прим. ред.) — и про это много спрашивали, я им рассказывал правила.  
  • А своим детям вы его показывали? Это вроде бы детский мультфильм, но я не представляю, что там может понять ребенок.
  • Показывал старшей, ей 4,5 года, и она его посмотрела уже пять раз. Мы с ней обсудили, и, по-моему, она все поняла правильно. Какие-то вещи могут быть непонятны… Но мне важно передать не события, а чувства, а она про это все правильно мне рассказала.
  • Вы сами какие мультфильмы смотрите?
  • Специально я их редко смотрю, только на фестивалях что-то вразнобой. Мне нравится Иван Максимов, Алексей Демин, Валентин Ольшванг… Ну, понятно, Норштейн и другая классика. В основном я в последнее время смотрю с дочкой классические диснеевские мультфильмы, «Маугли» и другие старые. И еще есть европейские и американские полнометражки симпатичные, «Бесподобный мистер Фокс» Уэса Андерсона, «Мэри и Макс». Такое кино я очень люблю.
  • А что вы думаете о состоянии российской анимации? Обо всех этих странных полнометражных мультфильмах про былинных героев и по мотивам русских сказок, которые показывают в кинотеатрах во время школьных каникул?
  • Ну, это продюсерское кино, они уверены, что придумали то, что всем надо, и лабают это. Я всегда делю: авторская анимация и коммерческая. Они существуют по совершенно разным законам — как рекламный плакат в метро и картина в Третьяковской галерее, тут совершенно разная мотивация. То есть это могут делать одни и те же люди, но мотивация отличается кардинально. Я же еще работаю на мультсериале «Везуха!», и там мы стараемся сделать все как можно лучше, но… Понимаете, коммерческая анимация у нас находится в стадии становления, и непонятно, получится ли у нее или нет вырасти до какого-то уровня европейской или американской анимации. Pixar, понятно, у нас вряд ли получится, но какой-то свой рынок мы, может быть, и создадим. Хочется, конечно, чтобы эти мультфильмы были более эстетичными, чтобы я мог их своим детям показывать. Но я некомпетентен, я далеко не все эти мультфильмы смотрел, только кусочки — но иногда меня даже цветовая гамма в них вырубает. Или шутка неприличная, после чего я сразу их выключаю.
Котик «Афиши Daily» присылает ровно одну хорошую новость в день. Его всегда можно прогнать и отписаться.
Ошибка в тексте
Отправить