перейти на мобильную версию сайта
да
нет

«Никогда не делайте сиквел просто ради франшизы»: интервью с президентом Pixar

В Москву приезжает президент Pixar Джим Моррис. Первого ноября он выступит на форуме «Открытые инновации» с лекцией о будущем киноиндустрии. «Афиша» поговорила с Моррисом о продолжениях легендарных мультфильмов Pixar и их творческом методе.

Кино
«Никогда не делайте сиквел просто ради франшизы»: интервью с президентом Pixar Фотография: Pixar Promo
  • Почему вам в Pixar так важно ощущение эмпатии? Я после каждого фильма рыдаю.
  • Я тоже! Мы долго работали над тем, чтобы рассказать о значимых для человека и общества вещах. В Pixar мы работаем в первую очередь с вечными ценностями — любовью, дружбой. Эти вещи никуда не денутся. Мы рассказываем о реальном мире, а правды не может быть без страданий и грусти. Главное, мы сохраняем баланс между юмором и комедией — и вещами, которые глубоко трогают душу.
  • «ВАЛЛ*И» — это первый фильм, который вы спродюсировали в Pixar. Он очень точно передавал тенденции реальности. Какую тему вы сегодня взяли бы на повестку?
  • Процесс у нас устроен так: режиссер презентует идею, и если она нас трогает, то мы берем ее в работу. В этом смысле «ВАЛЛ*И» — отличный пример. Эндрю Стэнтон (режиссер «ВАЛЛ*И», «Джона Картера», «В поисках Дори». — Прим. ред.) тогда пришел с описанием мира, из которого исчезли люди, забыв выключить последнего робота. На стадии разработки этой идеи появились новые вопросы, на каждый из которых мы отвечали. Что это все значит? Куда делось человечество? Что чувствует робот? В конце концов мы дошли до странного вывода, что люди сами по себе постепенно становятся роботами — с постоянно включенными экранами айфонов, печатая имейл своему ребенку, который сидит в детской, — а андроиды приобретают человеческие качества. А главное человеческое качество, как мы выяснили, снимая «ВАЛЛ*И», — это страстное желание коммуницировать. Коммуницировать по-настоящему, без дополнительных девайсов между нами. Думаю, эта мысль до сих пор актуальна.
  • Но вы же не собираетесь сиквел снимать? Я знаю, что вы готовите «В поисках Дори» — продолжение «В поисках Немо», и, конечно, возникает вопрос: как не испортить сиквелом оригинальную картину? В Pixar придумали специальную формулу?
  • Главное — никогда не делать сиквел просто ради создания франшизы. В этом смысле второй фильм не отличается от первого — режиссер так же должен гореть идеей и любить мир, построенный оригинальной картиной. Нельзя рассказывать старую историю на новый лад, нужна новая история, но в той же вселенной. «В поисках Дори» — другая история, пусть там задействованы исходные персонажи. Это картина о том, как Дори уживается со своим физическим недостатком и короткой памятью. История о том, что у каждого есть стороны, которые делают нас не сильнее, но уникальнее. И о том, что мы должны принимать себя такими, какие мы есть. Когда я думаю о сиквелах, то мне сразу на ум приходят пятый эпизод «Звездных войн» и вторая часть «Крестного отца». Я люблю пересматривать эти картины не потому, что они сиквелы, а потому что это попросту великие фильмы.
  • Вы же «Звездными войнами» занимались, когда работали в Lucas Digital Ltd.? Только первым и вторым эпизодами.
  • И не только ими! Я проработал в Lucasfilm больше 20 лет, и это было великое время. Один из первых моих фильмов — «Бездна» Джеймса Кэмерона, потом его же «Терминатор-2: Судный день». Технологии в этих картинах вдохновили многих режиссеров на фильмы, потому что благодаря графике и прочей машинерии мир на экране стал невероятно реалистичным. Ну и вершиной, после которой кинодеятели поняли, что можно делать все что угодно, стал, конечно, «Парк юрского периода».
  • В Pixar вы в первую очередь обращаетесь к истории, технологии не кажутся основой картины. Хотя многие летние блокбастеры других студий, наоборот, прячут скудный сюжет за внушительной графикой. Если говорить о истории, то самый необычный ваш эксперимент — это, конечно, «Головоломка», мультфильм о мыслях и эмоциях в голове юной девочки. Можем провести эксперимент? Я расскажу вам фанатскую теорию сиквела «Головоломки», а вы оцените.
  • Да, это безумно интересно. Валяйте.
  • Что, если во второй части «Головоломки» Радость выполняет обещание Бинго-Бонго и двигает Райли в научные сферы. После университета Райли берут на работу в NASA, и она летит на Луну, чтобы починить какую-то поломку. Во время полета она чувствует приливы счастья, хотя не понимает почему. Радость в ее голове счастлива до безумия. Другие эмоции, кроме Грусти, не знают, почему Радость так воодушевлена. Когда Райли прилуняется, она плачет и смеется одновременно, а Грусть и Радость обнимаются. Райли вдруг вспоминается старая песенка из детства: «Бинго-Бонго, Бинго-Бонго». Только сейчас она замечает, что ракета называется «Бинго-Бонго». «Я выполнила обещание», — шепчет Радость. Что думаете?
  • Это прекрасная идея! Радость и Грусть обнимаются у меня в голове прямо сейчас — и я едва сдерживаю слезы. Помню, после выхода фильма все с ума сходили по Бинго-Бонго и эпизоду, в котором он жертвует собой ради Райли. Мне очень-очень нравится ваша идея, я подумаю, возможно, мы могли бы купить ее у вас.
  • Я нашел эту запись на фанатском форуме, так что присвоить себе авторство не могу, к сожалению. Буквально за час до разговора я прочитал, что «История игрушек-4» будет, по вашим словам, не прямым продолжением трилогии, а романтической комедией во вселенной франшизы. Как вы выбираете, что будет хорошей историей, а что нет? Заявок-то у вас тысячи.
  • Честно говоря, мы сначала и не думали продолжать «Историю игрушек». Первые три отлично закончили сюжет. Но Эндрю и Джон (Лассетер, исполнительный продюсер «В поисках Немо», режиссер «Тачек», «Истории игрушек», «Приключений Флика». — Прим. ред.) загорелись новой идеей, от которой их невозможно было оторвать, и пошло-поехало. И не то чтобы это ромком per se — скорее большая история с романтическим и комедийным оттенком.
  • У игрушек больше нет хозяина. Ребенок вырос, уехал в колледж.
  • Да, в этом расставании есть удивительная глубина, которая Эндрю и зацепила. Забавно, что момент, когда твои дети взрослеют, — это не наша придумка, а ежедневные реальные переживания родителей по всему миру. Этим ощущением новый фильм и будет проникнут.
  • Дети сегодня отличаются от ребенка из первой и второй части «Истории игрушек». Pixar уже больше 25 лет создает фильмы для детей и родителей, интересно, вы как-то фиксируете, как поколения меняются? Подростки теперь всегда онлайн со своими айфонами и айпэдами.
  • Сложный вопрос… Я точно могу сказать, что на детей сегодня мир давит сильнее, чем раньше. Сегодня все, что ребенок делает, сразу становится публичным — тяжелое время.
  • Как-то вы сказали, что «История игрушек» — это «Касабланка» среди мультфильмов. На какой классический фильм в таком случае похож «Хороший динозавр», который выходит в декабре?
  • На ум сразу приходит «Черный конь» Кэрролла Балларда. Вы смотрели?
  • К сожалению, нет.
  • Обязательно посмотрите. «Черный конь» — картина о том, как маленький мальчик и конь выживают после крушения корабля и оказываются на необитаемом острове. Конь очень испуган, но со временем мальчик успокаивает и приручает его, они становятся неразлучными друзьями. Даже после того, как их найдут спасатели, они продолжают свои приключения. В «Хорошем динозавре» схож не сюжет, но дух: дикая природа вокруг, мальчик и динозавр, выживание и крепкая дружба.
  • Не терпится послушать вашу лекцию на форуме «Открытые инновации» в конце октября. О чем вы расскажете?
  • Я на примере фильмов Pixar покажу, что делают с историей технологии. Джон Лассетер любит говорить: «Искусство бросает вызов технологиям, а технологии вдохновляют искусство». Но я не собираюсь рассказывать только о Pixar, моя задача — сконцентрироваться на истории кинематографа, на том, как важны здоровые отношения между технологиями и драматургией в нашем ремесле. Из всех форм искусства кино — наиболее зависящее от технологий. И в то же время только в кино технологии настолько улучшают истории.
Котик «Афиши Daily» присылает ровно одну хорошую новость в день. Его всегда можно прогнать и отписаться.
Ошибка в тексте
Отправить