перейти на мобильную версию сайта
да
нет

«Мир юрского периода» Динозавры вернулись достойно: рецензия Станислава Зельвенского

Станислав Зельвенский увидел возвращение спилберговских динозавров на большие экраны и остался вполне доволен indominus rex и его коллегами.

Кино
Динозавры вернулись достойно: рецензия Станислава Зельвенского Фотография: Universal Pictures

Несмотря на известные трудности в начале 1990-х, тематический парк с динозаврами на острове Нублар возле берегов Коста-Рики все-таки открылся. После смерти Хаммонда им владеет индийский миллиардер (Иррфан Кхан), и ежедневно около 20 тысяч человек смотрят, как хорошие динозавры щиплют травку, а плохие злобно косятся из-за решеток.

На остров, в частности, приезжают два брата, один помладше (Тай Симпкинс), гик и плакса, второй половозрелый (Ник Робинсон), — за ними должна присматривать тетя Клэр (Брайс Даллас Говард), которая в парке большой функционер. У тети, впрочем, хватает своих забот: местные генетики вырастили в лаборатории нового супердинозавра по имени indominus rex (он между тем девочка), который у всех вызывает опасения — законные, как не замедлит выясниться.

Дети, разумеется, теряются, злобный супердинозавр вырывается на волю, и единственная надежда 20 тысяч человек — на обаятельного мужчину (Крис Пратт), бывшего морпеха и несостоявшегося бойфренда Клэр, который работает альфа-самцом в прайде велоцирапторов.

Четвертый «Парк» должен был выйти еще десять лет назад, но что-то никак не складывалось — за это время, естественно, сменилась куча потенциальных звезд и режиссеров. Закончилось все Крисом Праттом, новым всеобщим любимцем из «Стражей Галактики», который располагает своей расслабленностью, и постановщиком Колином Треворроу, автором одного-единственного фильма, милой инди-мелодрамы «Безопасность не гарантируется», название которой теперь выглядит странно пророческим.

«Мир» напрямую продолжает первый фильм, делая вид, что второго и третьего не было (впрочем, там все, как известно, происходило на соседнем острове), но это не принципиально: как и во многих франшизах, каждая новая серия «Юрского периода» скорее дублирует, чем развивает предыдущие. Прилетают новые люди, новые динозавры выходят из-под контроля, начинается хаос и веселая беготня. Сериалу, в общем-то, даже не нужны злодеи — здесь с этой ролью достаточно вяло справляется Винсент Д’Онофрио, военный человек, который, поглядывая на велоцирапторов, мечтательно протягивает: «Нам бы таких в Ираке».

Предсказуемость, с другой стороны, нисколько не мешает «Миру» выполнять свои функции превосходного, технически грандиозного и даже неглупого развлечения. Продюсерское вмешательство Спилберга было, кажется, чисто символическим, но хорошему учителю не обязательно находиться в классе, пока ученики пишут контрольную; его влияние видно в каждом кадре, в каждом режиссерском решении — в черноватом юморе, в чередовании масштабов, в распределении ролей. Это доходит до комического: родителям братьев совершенно не обязательно было находиться на грани развода, но какой Спилберг без развода, воссоединиться в экстремальных обстоятельствах должны все семьи и потенциальные семьи, попадающие в кадр (за одним, впрочем, остроумным исключением). Конечно, у Треворроу нет гениальных наитий первого «Парка» — однако и у самого Спилберга во второй серии их было куда меньше. Но, скажем, растиражированный в трейлерах и на плакатах момент с гигантской тварью, пожирающей акулу (еще один привет создателю), украсил бы и оригинал. И конечно, без Сэма Нилла и Джеффа Голдблума велоцирапторам слегка сиротливо, зато в дуэте Пратта и Говард чувствуется динамика, свойственная когда-то Индиане Джонсу и его девушкам. 

«Парки» играли с глобальными и неоднозначными вопросами — в первую очередь моральным правом человека вмешиваться в ход эволюции, его ответственностью за научный прогресс. «Мир» ограничивается мягкой критикой капитализма: индустрия развлечений спешит создавать новых чудовищ на потеху публике, не заботясь о последствиях. Наверное, на фоне динозавров это выглядит мелковато, вдобавок трудно не заметить, что Треворроу пытается высечь сам себя: при всех достоинствах фильма у него безошибочно пластиковый привкус двухсотмиллионного блобкастера, где каждая пылинка утверждается фокус-группами и советом директоров. Но, может быть, самоирония — это как раз то, чего не хватило генно-модифицированному indominus rex для беззаботной жизни в парке, да и в любом случае более крупных хищников, чем этот, на горизонте пока не видно. 

Котик «Афиши Daily» присылает ровно одну хорошую новость в день. Его всегда можно прогнать и отписаться.
Ошибка в тексте
Отправить