перейти на мобильную версию сайта
да
нет

Новое русское кино 10 главных фильмов «Кинотавра-2015»

Максим Сухагузов, вернувшись с «Кинотавра», составил для «Афиши» свой список лучших фильмов, им там увиденных. Это русское кино и будут обсуждать весь следующий год.

Кино

«Тряпичный союз» Михаила Местецкого

Приз «За лучшую мужскую роль»

Дебют автора короткометражек «Незначительные подробности случайного эпизода» и «Ноги-атавизм», солиста группы «Шкловский», сценариста «Легенды №17» — заранее обласканного критикой Михаила Местецкого. Он делал это кино так долго, что его жена Нигина Сайфуллаева успела дебютировать с «Как меня зовут» на «Кинотавре» годом раньше, хотя снимали они параллельно друг другу. Выросший среди арт-группы «Радек», Местецкий носился с этой идеей много лет, пока не встретил продюсера Романа Борисевича запустившего «новых тихих» Хлебникова, Сигарева и Попогребского. Но Местецкий встает в один ряд с «новыми смешными» — в «Союзе», например, чувствуется духовное родство с «Шапито-шоу» (а Сергей Лобан помогал снимать фильм).

В это кино хочется немедленно влюбиться, но не получается. Зато в нем плавают главные мотивы всего фестиваля в этом году — поиск новых идеалов, высказываний, альтернативных смыслов и путей отступления от окружающего ада. Главные герои — квартет дачных партизан-художников, которые упоительно конструируют собственную реальность. В ней силой мысли можно сдвинуть дом, выстоять на столбе несколько дней и взорвать голову памятнику Петру I. Ячейка качков-интеллектуалов наглухо заколочена от жизни, в том числе от женского общества, однако девушка, конечно, появляется и все разрушает — изначально ясно, что это драма о кризисе идей и любых союзов. В этом мире нет места высказыванию. Отсюда вырастает разговор о смерти: искусство — единственный источник бессмертия, но что творить, давно непонятно. По сути, история о богоискательстве, но не в религиозном смысле, а в художественном. Жюри отметило ансамбль фильма призом за мужскую роль, так как он действительно стал самым ярким воплощением молодецкой удали в конкурсе этого года.

«Про любовь» Анны Меликян

Главный приз

Триумфатор фестиваля, показ которого в последний конкурсный день сопровождался аплодисментами, хохотом и всеобщей любовью. Организаторы, конечно, предугадали такую зрительскую реакцию, предусмотрительно подложив бомбу в конце фестивальной недели, когда на фоне общей усталости и растерянности от конкурса захотелось глотка свежего воздуха. Анна Меликян — одна из немногих русских режиссеров, которые чувствуют своего зрителя, она идеально совмещает сеансы психоанализа с пошлым языком клипов и глянца, а самое главное — любит и умеет снимать Москву. Киноязык Меликян, помноженный на легкость альманаха и весь цвет актеров русского кино, становится единственным актуальным голосом русского арт-мейнстрима. Получается нестыдный вариант фильма «Москва, я люблю тебя». Забавно, что воплощением иррациональной любви к Москве здесь становится туристка-японка, которую возбуждают русские мужчины и все русское: в ее устах даже «Гоп-стоп» становится песней о любви.

Конечно, за всем этим пространством бизнес-центров, «Стрелки» и картинок, пропущеных через фильтры инстаграма, тоже угадывается тема побега от реальности. Герой Цыганова, как и члены «Тряпичного союза», борется с уродливостью пространства, рисует девушек на стенах и хочет снести неугодный памятник Петру I (на фестивале Меликян вместе с Местецким сложились в какой-то мини-тренд ненависти к этому монументу). Героиня Шалаевой прячется от серости жизни под цветной маской персонажа аниме, отказываясь от своего имени и даже перетягивая на свою сторону полицейского Равшаны Курковой. Рефреном через весь альманах проходит лекция Ренаты Литвиновой, которая объясняет, что в состоянии влюбленности человек перестает воспринимать все адекватно. То есть любовь — это тоже некий прыжок в параллельную вселенную, как и кино, так что кино и любовь здесь становятся синонимами.

«Страна Оз» Василия Сигарева

Приз им. Г.Горина «За лучший сценарий», 

приз гильдии киноведов и кинокритиков «Слон»

Фильм-праздник по-сигаревски, который по звездному масштабу сопоставим с фильмом Меликян. Тот же Цыганов появляется здесь в коротком эпизоде в роли невменяемого водителя. Юлия Снигирь раздевается перед камерой у Меликян, но это ничто в сравнении с тем, в какой сцене она согласилась появиться в «Стране Оз». Как ни странно, самый невинный образ у Яны Трояновой — кажется, ее персонаж единственный, у кого нет ни одного матерного слова. Она — сама невинность родом из села Малая Ляля, которая, как девочка Элли из известной сказки, путешествует с собакой по заколдованному новогоднему Екатеринбургу и встречает железных дровосеков, страшил и трусливых львов в душераздирающих народных воплощениях Сигарева. Как и «Тряпичный союз», это тоже драма про столкновение внутреннего микрокосма с окружающим миром. Интересно, что у образа Трояновой есть сюжетный двойник — его играет здешний писатель Андрей Ильенков, на чьей прозе сделан этот коктейль из русской инфернальной жизни. Вручая приз за лучший сценарий, жюри отметило «зубастую русскую речь», так как на «Кинотавре» была показана версия без цензуры, но зритель не услышит ее в прокате — в соответствии с законом весь мат будет запикан.

«Ангелы революции» Алексея Федорченко

Приз «За лучшую режиссуру», приз гильдии киноведов и кинокритиков «Слон»

Союз писателя Дениса Осокина и режиссера Алексея Федорченко созрел до своего самого крепкого и концептуального фильма. Творческий метод Федорченко окончательно сформировался и теперь высекает смыслы из русской хтони с мастерством фокусника. Перед нами театрализованная постановка столкновения двух миров — русского авангарда XX века и аутентичной жизни хантов и ненцев. Видно, как Федорченко нежно любит обе эти вселенные, но здесь ему важнее рассказать о крахе советской художественной мысли и идеологии. Фильм начинается с детской пьесы про енотиков, которую срывает недовольное таким агитпропом народное восстание, а заканчивается документальным появлением реальной ненецкой бабушки, которая пережила в детстве эти кровавые события. В центре истории — буффонада об ангелах- революционерах, каждому из которых посвящена отдельная глава. Дарья Екамасова с маузером и в кожаном пальто в роли гэбистки и настоящей супергероини революции. Солист группы «Курара» Олег Ягодин играет композитора, который пишет музыку для заводских труб и городских сирен. Некий условный Эйзенштейн снимает кино про летающих собак. Вместе с ними — фотограф, снимающий эротику, и архитектор, реконструирующий церкви в крематории. В общем, дико занимательный перформанс, который не скрывает своей формальности: за историческими событиями в кадре то и дело мелькают современные новостройки.

«Пионеры-герои» Натальи Кудряшовой

Диплом гильдии киноведов и кинокритиков «Слон»

Кроме того, советское прошлое препарирует дебютантка Наталья Кудряшова, известная до этого как актриса. В своем первом режиссерском опыте она формулирует важную для поколения сегодняшних тридцатилетних тему растерянности и отсутствия смыслов. Они успели застать идеологию комсомольцев, вскоре все это было разрушено, а новых идеалов не нашлось. В центре сюжета три бывших одноклассника — не слишком удачливая актриса (автобиографичная Кудряшова), погрязший в бессмысленности своего дела журналист (Алексей Митин) и успешная бизнес-вумен (Дарья Мороз). Отчаянные попытки найти что-то настоящее, уцепиться за подвиг, опять же роднят их с главными героями «Тряпичного союза». Постоянные флешбэки отправляют зрителя в советское детство, где грозно возвышаются монументы советских пионеров, за детьми охотятся иностранные шпионы, «органы милиции» вытаскивают из людей внутренние органы, под ванной растет целебная плесень от смерти и царит атмосфера фрустраций. Очень интересный дебют, который может найти своего зрителя уже на этой неделе: фильм предусмотрительно выходит в ограниченный прокат сразу после фестиваля, 18 июня.

«Спасение» Ивана Вырыпаева

Приз «За лучшую женскую роль»

Новое кино Ивана Вырыпаева, который давно ничего не снимал, предпочитая заниматься театром и музыкой. По сюжету юная польская монахиня едет в христианский монастырь в горах Тибета. Забавно, что формально фильм похож на недавний оскароносный польский фильм «Ида», где монашка подобным образом  отправилась в вольное путешествие и постепенно стала нащупывать что-то новое внутри себя. Однако в «Спасении» нет никаких мощных драматургических перепадов, грехопадений и раскаяний. Тем интереснее как актрисе-дебютантке Полине Гришиной удалось создать на этом материале тонкий, цельный образ. Фильм не очень успешно притворяется созерцательным, потому что, как полагается у Вырыпаева, главное здесь текст. Фильм оживает благодаря двум диалогам, каждый по пятнадцать минут: Каролина Грушка с абсолютно тарантиновским диалогом про пылесосы плюс Казимир Лиске с разговором про то, что человеку совершенно не обязательно знать группу U2. Есть еще не менее важный третий диалог: местный житель сообщает о здешних летающих тарелках, героиня не верит, но потом инопланетяне реально прилетают. Тут она и понимает, что бог есть. В общем, как и «Ангелы революции» и «Страна Оз», это кино про столкновение внутреннего с внешним, но с выходом на вселенскую эмпатию.

«Настя» Кирилла Плетнева

Главный приз конкурса «Кинотавр. Короткий метр»

Еще один актер, который успешно переквалифицировался в режиссеры, Кирилл Плетнев несколько раз пробовал посылать свои короткие метры на «Кинотавр», но только сейчас ему улыбнулась удача вместе с главным короткометражным призом. Очень зрелая получасовая драма, которая смотрится как полноценное полнометражное кино. Инга Оболдина играет суровую бабу-кремень, которая служит в полиции где-то в провинции и держит в ежовых рукавицах дочь-выпускницу. К ней в отделение попадает беглая преступница Настя — отчаянная нимфетка, которая вместе со своим любовникам украла из сберкассы круглую сумму, стала местной знаменитостью, но по глупости попалась. Взаимоотношения полицейского и преступницы удивительно точно разыграны драматургически — от полного неприятия до упоительной женской солидарности. Известно, что сейчас Плетнев хочет снять полный метр с участием Оболдиной в этом же образе полицейского.

«Кира» Владлены Санду

Диплом со специальным упоминанием конкурсной программы «Кинотавр. Короткий метр» («За цельность художественного высказывания»)

Еще один фильм из короткометражного конкурса, который хотелось бы отметить, — мощная работа студентки Владлены Санду из мастерской Алексея Учителя. Это тоже история малолетней преступницы, но здесь весь фокус сосредоточен на ее внутреннем мире, сюжет держится только на ней, кадр следует за ее крупным планом. Киру выпускают досрочно из колонии, она идет в общественную баню, вляпывается в какую-то новую историю. Все это снято с документальным придыханием, но при этом чувствуется крепкий драматургический стержень. Кстати, в обоих фильмах второстепенную роль сыграла как всегда убедительная Анна Уколова из «Левиафана».  

«Брат Деян» Бакура Бакурадзе

Вне конкурса специальным ночным сеансом показали почти законченную, но пока рабочую версию нового фильма Бакура Бакурадзе. Всем, кто следит за его творчеством, было интересно, какого шага ждать после «Шультеса» и «Охотника», где режиссер топил драматургию в документальной реальности и очень убедительно менял акценты киноязыка. В этот раз в основу фильма легла история вполне реального сербского генерала гражданской войны на Балканах 90-х годов, которого признал преступником суд в Гааге. Бакурадзе, который всегда старается быть честным перед собой на линии пересечения кино и реальности, встал перед сложной задачей — как интерпретировать судьбу человека, который прячется от закона, избегая при этом погружения в политический контекст. Решение выбрано интересное — самому войти в кадр и стать объектом своего кино. Сравнять себя и персонажа, перемежая основное действие эпизодами, в которых сам режиссер отыгрывает сцены своего главного героя Деяна. В общем, очень странное, медиативное, почти обездвиженное кино — очевидно кризисное для самого Бакурадзе,  — но интересным образом ломающее каноны европейской драмы. Например, в конце появляются строки караоке из какой-то хоровой молитвы — видимо, предполагается, что зал должен взяться за руки и начать подпевать. Вероятно, даже каннские отборщики поняли в этом фильме не все.

«Родина» Петра Буслова

Еще один ночной спецпоказ «Кинотавра». Пожалуй, единственная картина этого фестиваля, которая претендует на статус фильма-скандала. Мелькнув в эпизодической роли в «Тряпичном союзе», Петр Буслов показал свой взгляд на актуальную тему побега от реальности — зачем русские бегут Гоа (кстати, название курорта ни разу не упоминается в фильме). Получилось настоящее кино с расширенными зрачками, которое Буслов вымучивал много лет, испытывая на собственной шкуре жизнь в Гоа, и наконец вытолкнул на экран этот неподъемный груз. Самый личный фильм режиссера сразу же пришибает какой-то кислотной монументальностью и нелинейностью повествования. В центре сюжета — несколько русских героев, чьи истории связаны, но поданы в крайней степени полифонически. Все очень убедительно сыграны: режиссер лично знает прототипов всех персонажей и честно про них рассказывает. Индийские пляжи, угашенные дауншифтеры, выжженная картинка, массовый психоз, духовные центры, сансеты, запах наркотиков, долбящий неон — выглядит все так, как будто на экране какой-то из неснятых фильмов Дэнни Бойла. В одной из сцен персонаж Петра Федорова орет из индийского автозака: «Русские, вы все говно!» Есть опасение, что некоторые невнимательные зрители воспримут эту фразу как главный посыл фильма. Однако кино тут получилось как раз про другое — про то, как через боль и отчаяние понять, простить и полюбить родину внутри себя. Впрочем, здесь открывается пространство для споров, которые обязательно разгорятся ближе к выходу в прокат. Тогда и поговорим более развернуто.

Котик «Афиши Daily» присылает ровно одну хорошую новость в день. Его всегда можно прогнать и отписаться.
Ошибка в тексте
Отправить