перейти на мобильную версию сайта
да
нет

Новая «Бриджит Джонс»: 50 оттенков зрелости

На русском выходит третья часть дневников Бриджит Джонс: героиня теряет мужа, но обретает вторую молодость. Лев Данилкин нашел в книге и сатиру на Британию, и феминистский манифест, и повод для очередной экранизации.

Книги
Новая «Бриджит Джонс»: 50 оттенков зрелости

Марк Дарси погиб, выполняя некую страшно благородную миссию в Судане. Честно износив башмаки, в которых шла за гробом мужа, Бриджит вновь надевает туфли на шпильках — и отправляется экспериментировать. Маршрут — на дворе 2013 год — предсказуем: теперь она считает не только калории и минуты, потраченные на мысли о сексе, но и количество подписчиков в своем твиттере, параллельно терзаясь мыслями о том, что она недостаточно хорошая мать, — словом, продолжает эффектно балансировать на грани между душещипательным и вульгарным. Бриджит и педикулез, Бриджит и метеоризм, Бриджит и социальные медиа — разные оттенки вульгарности всегда были коньком Филдинг; впрочем, ничего слишком шокирующего — да и кого могут покоробить истории про веселых вдовиц с двумя маленькими детьми на попечении, пытающихся вновь обрести семейное счастье, в мире, где самая продаваемая книга — «Пятьдесят оттенков серого».

Пятьдесят, хм; раз уж зашла речь об этом числе, стоит упомянуть, что именно столько — или даже 51 — сейчас Бриджит. Такой возраст героини романтической комедии несколько озадачивает — однако на горящие на табло цифры вскоре перестаешь обращать внимание: по Филдинг, определение «молодая/немолодая» применительно к женщине больше не является релевантным; сознание (и идеальный образ успешной самой себя) героини сформировано современной поп-культурой, где дискриминация по возрасту в целом отсутствует; и раз так, чем, собственно, разменявшая полтинник героиня отличается от 35-например-летней? «В голове-то все то же самое»; ну да.

Вопреки названию «Без ума от мальчишки» — роман не только о том, что и британские домохозяйки чувствовать умеют. Бриджит настойчиво проецирует себя на ибсеновскую (чеховскую, по ее версии) Гедду Габлер; такого рода параллели кажутся заведомо нелепыми — для смеха, однако, если присмотреться, видно, что супертрагическая и суперкомическая героини бегут друг к другу с разных сторон одной радуги. Обе любопытны — и не только читательницам любовных романов — как продукты своего времени и доминирующей культуры — по которым можно судить и о моральных нормах, принятых в обществе, и о степени их незыблемости. Теоретически можно воспринимать филдинговскую трилогию как (сатирический) портрет современного британского общества; а еще как жест легитимации посредством поп-культуры нового образа сексуально (а в перспективе и политически) активной женщины — чей возраст сдвинулся по шкале вправо еще лет на пять; тоже неудивительно — в конце концов, когда-то и Анна Каренина, и Эмма Бовари казались едва ли не живыми мумиями.

Вердикт легко вынести и по 6, и по 60, и по 600 страницам: в меру забавная — хотя и слишком растянутая — комедия; точно не хуже второго романа — и не сильно проигрывающая первому. И наконец, — раз уж экранизации дважды оказывались удачнее литературных оригиналов — даже при том что здесь нечего делать Колину Ферту и совсем немного работы для Хью Гранта (Кливер появляется здесь лишь в нескольких эпизодах) — это весьма и весьма приемлемый материал для экранизации. Филдинг хороший комедиограф — и умеет выдумывать не только литературные проекции (Элизабет Беннет, Гедда Габлер), но и нечто более существенное: гэги. Бриджит на дереве, Бриджит под столом, Бриджит с пультом для телевизора. Кроме того, здесь зарезервирована достойная его роль для Дэниела Крейга (угадали: школьный физрук). Словом, роман, шут с ним, можно пропустить; но кто из тех, что видел две первые, пропустит третью серию «Бриджит Джонс»?

Котик «Афиши Daily» присылает ровно одну хорошую новость в день. Его всегда можно прогнать и отписаться.
Ошибка в тексте
Отправить