перейти на мобильную версию сайта
да
нет

Длинное чтение: за какие книги стоит взяться на каникулах

Николай Никифоров рекомендует большие и увлекательные романы, которым смело можно посвятить новогодние каникулы — в том случае, если «Щегла» вы уже проглотили.

Книги
Длинное чтение: за какие книги стоит взяться на каникулах

Некоторые считают, что мы живем в золотой век сериалов, некоторые считают, что он недавно закончился, некоторые — что скоро он наконец наступит. Правда в том, что настоящим золотым веком сериалов был девятнадцатый. До наших времен эти сериалы дошли в образе толстых романов. Посмотрев со стороны на толстый роман девятнадцатого века, несложно подумать, что его автор склонен к неспешности и тяжеловесности; но коммерческая логика говорит, что в действительности чем сделанный из сериала роман длиннее, тем в нем, скорее всего, больше прыти и занимательности. Читая Диккенса, полезно обращать внимание на подразумеваемые паузы — промежутки между выпусками, в которые публика гадала, что будет дальше, осознавала прошедшее (существуют рассказы о настоящих церковных службах, на которых поминали его только что скончавшихся персонажей) или пыталась автора убедить тех судить, а этих миловать.

Журналов былых времен давно уже нет, но толстые книги, пытающиеся в наше время воссоздать их «волшебство» и «детский восторг», пишут по-прежнему. Вышедший недавно на русском «Щегол» Донны Тартт — удачный, но совсем не единственный пример. 

«Обманы Локки Ламоры» Скотта Линча

Выход «Игры престолов» из фэнтезийного гетто, конечно, радует, но хотелось бы, чтобы к Мартину присоединился, например, Скотт Линч. Оставляющая не слишком сильное послевкусие, книга его состоит, однако, из семисот страниц чистого плутовского восторга. С одной стороны, это натуральный Диккенс: сироты, воры, мошенники, харизматичные злодеи; «Оливер Твист», только без Оливера, но с возведенным в куб Джеком Докинсом. Псевдовозрожденческий фон сделан с оглядкой на Шекспира и Боккаччо. С другой стороны, умом понятно, что книга невозможна была бы, скажем, без «Звездных войн» или раннего Гая Ричи. Получается диковинный анахронизм: персонажи современных историй про грабежи и обманы в фэнтезийной Венеции ведут себя так, будто всегда только там и жили и никакого другого родства не знают. Если в «Щегле» вам больше всех симпатичен Борис Павликовский, Локки Ламора — достойный его собрат. Смыслу жизни, искусства и Достоевскому здесь, увы, уделено меньше внимания.

  • Количество страниц 608

«Приключения Кавалера и Клея» Майкла Чабона

Чабон (или Шейбон) за эту книгу тоже получил Пулицеровскую премию. В отличие от Тартт, имеющей черты сумрачного гения, он автор исключительно положительный. Вундеркинд, отличник, каждое его слово стоит на правильном месте, безупречное, как проза Набокова и кадры Уэса Андерсона. Казалось бы, Гекльберри Финн таким велел плевать в суп и ставить подножки, но Чабон чудом умудряется быть умным, как Знайка, но своим, как Незнайка. Особенно хитрых приключений тут нет; по сути, эта история про двух товарищей, ведущих посредством рисования комиксов борьбу с Гитлером, — огромный гимн гикам, их смекалке, изобретательности, смелости, терпению и прочим светлым качествам, в принципе отвратительным, но в данном случае вдохновляющим.

  • Количество страниц 752

«Багровый лепесток и белый» Мишеля Фейбера

Настоящее время, в котором написана книга, делает из читателя не слушателя рассказа, а беспокойного наблюдателя, киноглаз, в который персонажи время от времени заглядывают, как в фильме Германа-старшего. Формула «Фейбер = Диккенс + секс» более-менее верна, но дело здесь не столько в сексе и вообще подноготной, сколько в бесконечной игре с ожиданиями: по какому из канонов викторианской литературы пойдет дальше действие, сколько еще повозка повествования прокатит прямо, скоро ли она забуксует или перевернется.

  • Количество страниц 872

«Квинканкс» Чарльза Паллисера

Паллисера сравнивают иногда с Пьером Менаром, автором «Дон Кихота». История про наследственное право и злые сердца в Лондоне эпохи Регентства стилизована под некого «предельного Диккенса»: все ему свойственные темы и образы выведены с максимальным смаком и старанием. Нет только положительных персонажей, которые Диккенсу, собственно, никогда особенно не удавались. Находящийся на поверхности Диккенс скрывает правильную геометрическую структуру, второе дно, головоломки и некий «другой смысл». «Квинканкс» вряд ли возможно одолеть без жанровой подготовки, но если знать, как его читать, эффект исключителен. 

  • Количество страниц 1424 (в двух томах)

«Светила» Элеанор Каттон

Элеанор Каттон получила Букеровскую премию раньше, чем Тартт Пулицеровскую, но на русском «Светила» издадут только в следующем году. Книга следует еще более строгим формальным правилам, чем «Квинканкс»: персонажам соответствуют знаки зодиака, действие подчиняется вычисленным на компьютере положениям небесных тел, темп задан спиралью золотого сечения. Какой-то прямо Жорж Перек или Итало Кальвино. Но можно всего этого не замечать, а просто читать приключенческий роман про убитых пьяниц, пропавших золотоискателей, опиумные притоны, спиритические сеансы и т.д. Условное часто выглядит убедительнее натурального, и правды в книге Каттон тем больше, чем в ней больше игры.

  • Количество страниц 834

Бонус: «Повесть о двух городах» Чарлза Диккенса

Самая знаменитая книга Диккенса и, по некоторым подсчетам, главный бестселлер в истории человечества, в России, как и в СССР, оказалась не слишком популярна: взгляд на Французскую революцию в ней политически неправильный. Между тем, Диккенс-рассказчик не написал ничего совершеннее. «Повесть» крайне созвучна новым смутным временам, не имеющим, кажется, намерения заканчиваться. Известно, что Пастернак за «Доктора Живаго» брался с намерением написать «Повесть о двух городах» по-русски.

  • Количество страниц 496

Бонус-2: «Женщина в белом» Уилки Коллинза

Уилки Коллинз придумал находить готический ужас не в высоких замках, а в простой семейной жизни, зло не в потустороннем, а в обычных общественных устоях, в первую очередь в бесправном положении женщины. Хичкок и Агата Кристи ему обязаны куда большим, чем Эдгару По. «Женщина в белом» с момента появления знаменита тем, что оказывает на читателя физиологическое воздействие и лишает воли совершать несовместимые с продолжением чтения действия. Спустя сто пятьдесят лет список жертв продолжает пополняться.

  • Количество страниц 576
Котик «Афиши Daily» присылает ровно одну хорошую новость в день. Его всегда можно прогнать и отписаться.
Ошибка в тексте
Отправить