перейти на мобильную версию сайта
да
нет

Конспект Что мы узнали из книги «Сигнал и шум»

Книга «Сигнал и шум» американского статистика Нейта Сильвера объясняет, почему не стоит прислушиваться к прогнозам, подкрепляя все это точными цифрами. «Воздух» прорвался через этот труд и кратко рассказывает, какой информации можно верить.

Книги
Что мы узнали из книги «Сигнал и шум»

Книга Нейта Сильвера представляет собой серьезный специализированный труд, изобилующий цифрами и графиками: автор — профессиональный статистик, сделавший себе имя на основанных на строгом научном методе высокоточных прогнозов результатов бейсбольных матчей, а также выборов на разных уровнях. Для людей, занимающихся похожего рода прогнозированием, в «Сигнале и шуме» множество конкретных советов, предостережений и примеров. Однако в книге есть и «гуманитарный» пласт для более широкой публики — она учит аккуратному обращению с информацией, примиряет со свойственной всем сферам жизни неопределенностью и приучает оценивать любое будущее событие в категориях вероятности, а не категоричности (будет/не будет). В мире на самом деле очень мало вещей, которые можно предсказать с точностью, и наступление эры больших данных пока не сильно меняет эту закономерность. Даже в тех областях, где мы привыкли полагаться на прогнозы, существует множество примеров, когда они оказывались вопиюще неточными.

Как ошибаются прогнозисты: 8 примеров

01

Рейтинговые агентства и кризис 2008 года

В финансовом мире авторитет крупнейших кредитных агентств — таких как S&P, Moody’s и Fitch — практически незыблем. Именно на их рейтингах кредитоспособности не только крупных компаний, но и целых стран основываются важнейшие решения на астрономические суммы. Тем не менее они проглядели возможность дефолта ценных бумаг на триллионы долларов, обеспеченных закладными, которые скопились на жилищном рынке США к 2008 году и привели к крупнейшему обвалу экономики и затяжной рецессии. Более того, агентства отрицали наличие рецессии, даже когда она уже началась, — как стало ясно позже. Самое удивительное, что их авторитет был поколеблен лишь временно, прошло немного времени, и весь мир стал вновь столь же безоговорочно верить их оценкам.

02

Политика и падение СССР

Для иллюстрации того, насколько непредсказуемой может быть политика, Сильвер приводит очень понятный нам пример: падение СССР, которое казалось невероятным еще за пару лет до того, как случилось. Летом 1987 года Рейган призвал Горбачева разрушить Берлинскую стену, и тогда это казалось фантастикой. Однако через два года стены не стало, а вскоре не стало и страны, во главе которой стоял Горбачев.

03

Выборы и политическое телевидение

Сильвер с возмущением аккуратного ученого негодует по поводу политических прогнозов на телевидении: по его подсчетам, регулярно приглашаемые в телешоу эксперты угадывают результаты предстоящих выборов столь редко, что чуть ли не любой человек мог бы делать это с тем же успехом. Все дело в специфике телевидения: для рейтингов на шоу предпочитают звать не бесстрастных людей с уравновешенной точкой зрения, а харизматичных сторонников той или иной идеи, упорно предрекающих победу своей партии. Смотреть такие передачи может быть интересно, но вот делать по ним выводы о реальной обстановке не стоит.

04

Спорт и статистика

Свою деятельность прогнозиста Сильвер начал не с выборов, сделавших его почти звездой, а с бейсбола, фанатом которого он был с детства. Свои прогнозы в спорте он основывает на сложных математических моделях с учетом огромной в любом игровом виде спорта статистической базы. Но даже имея почти бездонные запасы информации — все цифры всех бейсбольных матчей за 150 лет, — нельзя избавиться от непредсказуемости и интриги, которая и делает спорт захватывающим. Как пример — результат полуфинала между Германией и Бразилией на последнем чемпионате мира по футболу, который почти сразу признали самым невероятным и непредсказуемым исходом футбольного матча в истории.

05

Погода и ураганы

В последние пару десятилетий благодаря возросшим возможностям компьютеров прогнозы погоды стали гораздо точнее, но даже с учетом этого их точность распространяется лишь на ближайшее время: предсказать погоду через 5–7 дней даже сейчас можно лишь очень приблизительно. Кроме того, объем данных, которые надо учесть, столь велик, что малейшей неточности в расчетах достаточно, чтобы вместо обещанного солнечного дня лил дождь. Однако сложившаяся в культуре традиция недоверия к синоптикам (правда действовавшим почти вслепую много десятилетий) иногда оборачивается трагедиями: так, власти штата Луизиана в 2005 году не придали должного значения предсказанию возможности урагана, и эвакуация Нового Орлеана перед приближающейся «Катриной» шла совсем не так интенсивно, как могла бы.

06

Землетрясения и Фукусима

Землетрясения — та сфера, в которой предсказания до сих пор практически не работают. Ученые могут объяснить землетрясение, но практически неспособны его предсказать. Это можно сделать лишь очень приблизительно на основе статистики прошлых лет — то есть если в данной местности в среднем раз в год случается землетрясение в 6 баллов, можно предположить, что так будет происходить и впредь, но раз в десять лет может произойти семибалльное землетрясение, а раз в столетие — восьмибалльное. Землетрясения с очень высокой магнитудой происходят крайне редко, но все же происходят, и к ним надо быть готовым. За историю наблюдений на северо-востоке Японии не было землетрясений сильнее 8,5 балла, поэтому конструкции ядерных реакторов АЭС «Фукусима-1» были рассчитаны именно на такой удар. Это оказалось ошибкой — в 2011 году наступил тот момент, когда случилось землетрясение магнитудой 9 баллов, последствия которого хорошо известны.

07

Шахматы и Deep Blue

В январе 1988 года чемпион мира по шахматам Гарри Каспаров сказал, что никакой компьютер не сможет обыграть человека в шахматы как минимум до 2000 года. Компьютерщики из IBM приняли вызов — и начали конструировать машину, которая могла бы обыграть гроссмейстера, а когда им это удалось — то и самого Каспарова. Первая встреча чемпиона мира с компьютером Deep Thought прошла для человека успешно, но в 1996 году начался исторический матч с Deep Blue, окончившийся победой машины. Каспаров был выбит из колеи, паникеры начали предрекать скорое порабощение человечества машинами, а прогнозисты поняли, что даже чемпион мира по шахматам не всегда может точно оценить вероятность напрямую связанного с ним события.

08

Перл-Харбор и терроризм

К концу книги Сильвер подробно рассказывает о двух крупнейших атаках на территории США в истории — Перл-Харборе и 11 сентября. Одна из причин того, что обе они оказались столь эффективными — и по ущербу и по психологическому воздействию — в том, что ни армия, ни спецслужбы, ни население совершенно не были готовы к такому развитию событий. В обоих случаях США столкнулись с «неизвестным неизвестным» — угрозой, о возможности которой не было даже представления. Поэтому некоторые сигналы (например, упорное желание молодого стажера-летчика арабского происхождения научиться управлять «боингом», на которое обратили внимание его инструкторы) не были интерпретированы правильно. Выводы из всего этого двоякие: с одной стороны, «неизвестное неизвестное» будет происходить и дальше, с другой — имея опыт и статистический аппарат, к нему все же можно частично подготовиться.

  • Издательство «Колибри», Москва, 2015, перевод П.Миронова
Котик «Афиши Daily» присылает ровно одну хорошую новость в день. Его всегда можно прогнать и отписаться.
Ошибка в тексте
Отправить