перейти на мобильную версию сайта
да
нет

«Антихрупкость» Нассима Талеба: как не быть лохом

На русском языке вышла книга «Антихрупкость» американского экономиста и писателя Нассима Талеба. Андрей Подшибякин, прочитав ее, считает, что блестящего публициста Талеба ни в коем случае не стоит воспринимать всерьез.

Книги
«Антихрупкость» Нассима Талеба: как не быть лохом Фотография: Fotobank/Getty Images

Благодаря своей работе «Черный лебедь», за последние несколько лет Нассиму Николасу Талебу удалось вложить в массовое сознание следующую мысль: нельзя воспринимать всерьез статистические данные и основанные на них прогнозы, потому что выборка любой степени репрезентативности усредняет экстремальные точки — а именно они оказываются ключевыми при формировании реальности. В «Черном лебеде» эта позиция иллюстрировалась следующей метафорой: индюк на птицефабрике, прогнозируя свое будущее, исходит из предыдущего жизненного опыта — на протяжении многих месяцев его каждый день по расписанию кормят и каждый вечер в строго определенный момент выключают свет перед сном. Однако неизбежно наступает день (о котором индюк в силу понятных причин знать не может), когда добрые кормильцы отрубят ему голову и выпотрошат. И это, бодро заключает Нассим Талеб, «проблема лоха».

В новой книге «Антихрупкость. Как извлечь выгоду из хаоса» Талеб, пользуясь его же собственной терминологией, объясняет, как не быть лохом. Главная новость: избежать непредвиденных случайностей, стрессов и кризисов все равно нельзя, поэтому из них нужно научиться извлекать выгоду. Еще метафора (не такая, правда, мощная, как про индюка): американские soccer moms так трясутся над своими детьми и так пытаются уберечь их от неизбежных синяков и шишек, что последние входят во взрослую жизнь инфантильными придурками — и все равно эти синяки со временем получают. В то время как вовремя разбитая коленка — важнейшая часть роста, закладывающая многие защитные механизмы, которые обязательно пригодятся во взрослой жизни.

В этом величие Талеба как публициста и, извините, как проповедника: миллионы людей по всему миру, прочтя «Антихрупкость», щелкнут пальцами — вот же оно! «Я всю жизнь так и думал, все это крутилось в голове, но выразить так четко никогда бы не смог». Автор прекрасно осведомлен об этой своей особенности и продолжает снова и снова доказывать свой основной тезис. Пример в бизнес-сторону: ресторанная индустрия — одна из самых, согласно Талебу, антихрупких. Крах одного ресторана и даже целой сети неспособен вызвать цепную реакцию и обвалить весь рынок (что вполне возможно, например, в банковском секторе) — наоборот, выжившие конкуренты примут к сведению ошибки сошедших с дистанции и уже в короткой перспективе станут только сильнее.

Чем дальше, тем сильнее во всем этом ощущается некий легкий мухлеж. Талеб и сам признается на страницах «Антихрупкости», что помочь сильно пострадавшим от встрясок, в общем-то, нельзя, — лучшее (и единственное), что мы можем сделать, это научиться на их ошибках. А теперь смотрим на индюка и «проблему лоха» из «Черного лебедя» — в предложенной самим же Талебом системе координат сколько бы уроков не вынесли другие индюки из внезапной гибели первого, изменить ситуацию и научиться на его ошибках они не смогут — слишком много внешних факторов, на которые они неспособны влиять. То есть ничего нового Талеб, в общем, не говорит: окей, горячие новости, после кризисов и потрясений нужно мобилизоваться и искать новые возможности, а не закутываться в саван и ползти на кладбище. А кто все-таки туда ползет, то это уже его проблемы. То есть речь идет о жестком социально-деловом дарвинизме, о котором все сказала еще Эйн Рэнд — правда, не так красиво и без индюков.

В таких случаях всегда интересно, насколько проповедник сам следует изрекаемым им заповедям. Талеб, опять же, ждет этого вопроса и сам рассказывает, что заработал огромные деньги («fuck you money») на биржевом крахе 1987 года, с тех пор все понял и сейчас нам всем тоже расскажет. Принято считать, что он «предсказал кризис 2008 года», но, во-первых, публично предсказывали его почти все, кто имел хотя бы отдаленное представление о деривативах и ситуации на американском рынке ипотеки, а во-вторых, одно дело предсказать и написать об этом книгу, и совсем другое — заработать на этом, используя свои же собственные новаторские идеи. Любые «fuck you money» за четверть века заканчиваются. Исповедующий талебовские идеи фонд Universa Investments, где сам писатель работает инвестиционным консультантом, несколько раз попадал в грязноватые истории, связанные с инсайдерскими схемами (у американских финансовых регуляторов есть основания полагать, что внезапный «флэш-крэш» индекса Dow Jones в мае 2010 года, когда в течение торгового дня все котировки необъяснимо провалились сразу на 9%, связан как раз с активностью основателя Universa Марка Шпицнагеля). Тоже, конечно, своего рода антихрупкость.

Коротко говоря, Талеб — мастер блестящей, высоковольтной публицистики, но упаси Бог кого-нибудь воспринимать ее слишком всерьез. Как принято писать в таких случаях, «если в год вы читаете один нон-фикшн, пусть это будет «Антихрупкость», — цитат, метафор и анекдотов потом хватит на полгода в любой компании. Кроме компании финансистов. И аналитиков. И даже владельцев митбольной лавки — первых, напомним, кандидатов на выбывание в антихрупкой ресторанной индустрии.

Котик «Афиши Daily» присылает ровно одну хорошую новость в день. Его всегда можно прогнать и отписаться.
Ошибка в тексте
Отправить