перейти на мобильную версию сайта
да
нет

Все за 5 минут Rimini Protokoll: что нужно знать о самом странном театре в мире

С 1 июня в Москве запускается проект «Remote» — знаменитый городской флешмоб-квест в наушниках. «Афиша» навела справки об авторах — главных героях европейского документального театра Rimini Protokoll.

Искусство
Rimini Protokoll: что нужно знать о самом странном театре в мире Фотография: mediateka.gogolcenter.com

Билеты на первый блок показов пешеходного аудиоспектакля «Remote: Moscow», доступные на сайте проекта, разошлись за 5 дней, однако организаторы обещают вторую порцию. Немецкий коллектив Rimini Protokoll реализовал свой сетевой проект в Москве впервые, и на фоне их многолетней практики он представляет собой только вершину великого нонспектакулярного айсберга. 

Спектакли в грузовике, квесты с айпэдами, аудиофлешмобы, статистика вместо пьесы и инфографика вместо сценографии; никаких актеров — чистая реальность. Rimini Protokoll вершат в современном театральном мире то же, что Kraftwerk сделали с электронной музыкой в начале 70-х. То есть радикальный, максимально умозрительный, авангардный театральный язык в исполнении немецкого коллектива на глазах становится гипер-популярным. На данный момент даже сами авторы не имеют представления, сколько их проектов показывается одновременно на планете; притом что фактически сам театр представляет собой скромный офис в Берлине.

Так выглядит спектакль «100% Paris»: на сцене 100 жителей Парижа, отобранные в полном соответствии со статистикой населения, рассказывают о себе, голосуют и всячески взаимодействуют. Комментирует Штефан Кэги, демонстрируя свободное владение французским языком.

История Rimini Protokoll (происхождение названия окутано завесой тайны; известна только фонетическая шуточная теория о трех «i» и трех «о») отсчитывается с 2002 года, когда трое выпускников удивительного образовательного учреждения под названием Институт прикладного театроведения (Гисен, Германия) объединили свои проекты под общим лейблом. Коллаборация в итоге определила фирменный метод. Даниель Ветцель защитил диссертацию на тему «Фотосъемка как перформативный акт», параллельно ставил спектакли с пенсионерами, детьми и продавцами; Хельгард Хауг увлекалась документальными пьесами и радиотеатром — главным источником заработка на второе образование для журналиста Штефана Кэги. Таким образом, получив экспериментальное театроведческое образование, новоявленная команда взялась воплощать на практике утопический «чистый театр»: воспроизводить реальность кратчайшим путем. На помощь пришли механизмы журналистики, навыки построения драматургической композиции и аудиотехнологии.

Охватить весь спектр постановок Rimini Protokoll решительно невозможно: количество их близится к сотне, плодовитость растет, а качество и оригинальность их становится только выше. В послужном списке выделяются, с одной стороны, массовые и тиражируемые проекты, такие как сценический «100%» и уличный «Remote X» — живая статистика городского населения (100 типичных горожан всех возрастов и профессий на сцене голосуют, делятся по признакам, представляются и т.д.) и коллективное путешествие в наушниках по городским закоулкам под руководством компьютера; по этим моделям созданы спектакли чуть ли не во всех мегаполисах обоих континентов. До России пока добрался только «Remote» — прошлым летом под продюсерским крылом БДТ стартовала петербургская версия, в эти дни запускается московская — ее инициировал продюсер Федор Елютин.

Трейлер первого российского опыта Rimini Protokoll — «Remote: Петербург».

До того в Москве показывали два документальных спектакля Rimini Protokoll — «Капитал: Карл Маркс, том 1» на «Территории» в 2010 году и «Проба грунта в Казахстане» в 2013-м на фестивале NET. Оба спектакля представляют еще одну магистраль немецкой команды — сами авторы называют такой жанр «театром экспертов», эквивалент отечественной практике «свидетельского театра» (термин, изобретенный в «Театр.doc»): это когда со сцены на специфическую тему высказываются люди, имеющие к ней непосредственное отношение. В «Пробах грунта…», например, участвовали представители разных профессий, возрастов и национальностей, объединяло которых одно: их биографию и стиль жизни определила казахстанская нефть, а в «Капитале» — старые коммунисты читали Маркса и делились сокровенными воспоминаниями.

Говоря об этой серии, нельзя не упомянуть о «Blaiberg und Sweetheart19»  — на сцене встретились люди, пережившие пересадку сердца и пользователи сайта знакомств; и «Бизнес-ангелы Лагоса» — десять нигерийских стартаперов рассказывают о том, как выжить бизнесу там, где это невозможно.

Аутсорс-спектакль «Call Cutta in a Box»: жители Берлина беседуют с работниками колл-центра, находящимися в Калькутте.

Тем временем основной пласт проектов Rimini Protokoll не поддается классификации. Они приводят зрителей то на ежегодное собрание акционеров (ситуация, когда театральное зрелище существует само по себе — «Ежегодное собрание акционеров»), то на смотровую вышку (и швыряют на площадь футбольный мяч — «Ганноверский зонд»), то рассаживают в трейлере напротив большого окна и везут по маршруту дальнобойщика («Cargo Sofia-X») — и просто предлагают наблюдать. Они собирают 600 человек в зрительном зале, предлагая роль представителя одной из стран мира — от США до Камбоджи, — и принимаются решать проблемы глобального потепления («Конференция по изменению климата»); или 20 человек в пустом здании, им раздают наушники с айпэдами и запускают в путешествие по чужим жизням — в наушниках звучат реальные истории об устройстве военной индустрии в современном мире, от первого лица («Situation Rooms»); а в бывшее помещение парламента режиссеры приглашают политически активных избирателей, чтобы распределить между ними роли их избранников и в режиме реального времени воспроизвести заседание в бундестаге («Германия-2»).

Японская версия «Cargo Sofia-X» — спектакля в трейлере: болгарский дальнобойщик, комментируя происходящее, проезжает со зрителями 2000 км, а те из окна смотрят веселый спектакль.

Вместе с тем один из самых знаменитых проектов Rimini Protokoll — самый интимный — «Call Cutta in a Box»; флешмоб для одного человека. Житель Берлина обращается в колл-центр и вдруг выясняет, что говорит с индусом, всю жизнь живущем в Калькутте и знающим Берлин лучше него.

Про Rimini Protokoll пишут книги, их имена знают все театроведы мира, и ни один год для команды не обходится без завоевания двух-трех фестивальных наград. При этом театром Rimini Protokoll зовется разве только оттого, что не является ни живописью, ни музыкой, ни кино, ни литературой, ни журналистикой etc. 

Фрагменты спектакля «Situation Rooms» — 20 зрителей перемещаются по зданию, глядя в экран айпэда — на экране видео, снятое предыдущим зрителем. В наушниках — монологи 20 людей, чьи жизни изменила война; каждая из 20 комнат наполнена соответствующим реквизитом.

Даниель Ветцель, Хельгард Хауг и Штефан Кэги — профессиональные экскурсоводы по реальности, коллективный современный Басе, если угодно. Они так много ездят по миру и изучают механизмы социального устройства, что обрели совершенно буддийскую способность зрить в корень. Их призвание в конечном счете состоит в указательном жесте без комментария: «Вот, смотри». Ну а то, что для этого периодически требуется айпэд или наушники, это уж издержки прихоти нашего с вами восприятия. Как говорит компьютерный голос из «Remote»: «Вы так уверены в своем превосходстве над машинами, но при этом доверяете компьютерному навигатору больше, чем человеку».


См. также: большой материал «Афиши» на основе интервью со Штефаном Кэги — «10 принципов театра Rimini Protokoll»

Котик «Афиши Daily» присылает ровно одну хорошую новость в день. Его всегда можно прогнать и отписаться.
Ошибка в тексте
Отправить