перейти на мобильную версию сайта
да
нет

Power 100: почему круче быть директором музея, чем Дарьей Жуковой

Журнал Art Review опубликовал список ста самых влиятельных людей в мире современного искусства. В прошлом году его возглавляла дочь эмира Катара, в этом — директор Тейт; Дарья Жукова из списка выбыла. Глядя на рейтинг, Мария Семендяева объясняет, что происходит на мировом арт-рынке.

Искусство
Power 100: почему круче быть директором музея, чем Дарьей Жуковой Фотография: Getty Images/Fotobank

Журнал Art Review опубликовал ежегодный список ста самых влиятельных людей в мире современного искусства — на первом месте там оказался директор Тейт Николас Серота, а триумфатор прошлого года, дочь катарского эмира, шейха Аль-Маясса, скатилась сразу на 13-е место. Первую пятерку замыкает Марина Абрамович, на 85-м месте — украинский олигарх, коллекционер и основатель Центра современного искусства Виктор Пинчук. Из русских остался только американский художник Антон Видокль — Даша Жукова, в прошлом году занимавшая 86-е место, выбыла. Этот рейтинг крайне субъективен, но даже самому далекому от мира арт-бизнеса человеку способен многое рассказать. «Воздух» выделил пять главных пунктов, которые объясняют, как обстоят дела в 2014 году в мире современного искусства.

Марина Абрамович

Марина Абрамович

Фотография: пресс-материалы

Почему в этом году на первом месте директор Тейт Николас Серота

Серота — первый директор британского музея, который возглавил список 100 самых влиятельных людей в мире искусства. Тейт — идеальное воплощение западной художественной системы, а сам Серота оказал невероятное влияние на целое поколение профессионалов, работавших под его началом. За последние несколько лет из Тейт ушло много профессионалов — в основном в Америку. Бывший главный куратор Шина Вагстафф стала начальником отдела современного искусства в музее Метрополитен, куратор кинопрограмм Стюарт Комер ушел на аналогичную позицию в МoМА, Джессика Морган променяла международные культурные связи в Тейт на место директора фонда Dia Art в Нью-Йорке. Тейт не самый богатый музей, государство оплачивает всего 36% его бюджета, и, по словам Джессики Морган, большую часть ее работы составлял бесконечный поиск средств на организацию выставок. Если кого-то из отечественных музейных работников тешат иллюзии о том, что работать в современном искусстве может быть выгодно, Art Review их рассеивает. Но в то же время рейтинг подчеркивает, что частные коммерческие галереи и гигантские центры современного искусства в пустыне (см. п. 4) уже не в моде, триумфатор — типичный европейский музей с долгой историей и богатыми традициями.

Николас Серота

Николас Серота

Фотография: Getty Images/Fotobank

Почему в рейтинге нет русских, но есть украинский магнат

Виктор Пинчук попал в список прежде всего как организатор конкурса Future Generation Art Prize, где соревнуются художники со всего мира до 35 лет, а победитель, имя которого объявят в декабре, получает $100 000. Тем не менее Art Review крайне сочувственно относится к трудностям, с которыми столкнулся бизнес миллиардера Пинчука, одного из самых богатых людей Украины, после киевской революции и смены власти в стране. Сам Пинчук описан как человек прозападный, но из-за русско-украинского конфликта вынужденный нести убытки. В том, что в рейтинг не попали русские коллекционеры и галеристы, легко было бы обвинить политику, хотя не исключено, что взаимные санкции Европы и России косвенно повлияли на это решение. Самое известное русское имя, фигурировавшее в списке в прошлые годы, это Дарья Жукова, основатель музея «Гараж» и фонда «Iris» и подруга крупного коллекционера Романа Абрамовича. С 81-го места в 2011 году она дошла до 86-го в 2013-м, а в этом году вовсе исчезла из Power 100. Летом фотосессия Даши на дизайнерском кресле, выполненном в форме полуобнаженной чернокожей модели, вызвала скандал в англоязычной прессе. И, хотя кресло было остроумной репликой знаменитой работы британского дизайнера Аллена Джонса, Дашу обвинили и в расизме, и в снобизме, и, конечно, в чрезмерной оторванности от жизни. Кроме того, московский музей «Гараж» несколько потерял в международности и занимается сейчас преимущественно российской культурной повесткой и образовательными программами, причем и о них мнения у художественной общественности противоречивые.

Виктор Пинчук

Виктор Пинчук

Фотография: пресс-материалы

Кто занимает второе и третье место и почему их имена ничего не говорят широкой публике

На втором и третьем месте в списке второй год подряд держатся Дэвид Цвирнер и Иэн Уирт. Эти люди — одни из самых влиятельных галеристов в мире. Цвирнер, как считается, может вскоре сместить Ларри Гагосяна, который продает Херста и Кунса, с позиции самого влиятельного нью-йоркского арт-дилера. Что касается Иэна Уирта, он вместе с женой Мануэлой Хаусер недавно открыл в британском графстве Сомерсет центр современного искусства и продолжает открывать галерейные пространства в крупных городах, выставляя как перспективных молодых художников, так и звезд современного искусства. Таких, например, как Иза Генцкен, занявшая в рейтинге 31-е место. Согласно данным Forbes, в 2011 году и Уирт, и Цвирнер заработали по $225 млн и, раз они остаются на вершине рейтинга, видимо, за последние годы особых убытков не понесли.

Шейха Аль-Маясса бинт Хамад бин Халифа Аль-Сани

Шейха Аль-Маясса бинт Хамад бин Халифа Аль-Сани

Фотография: пресс-материалы

Почему катарская принцесса, бывшая в прошлом году самой влиятельной, выбыла даже из десятки

На вершине прошлогоднего рейтинга была молодая катарская принцесса — шейха Аль-Маясса бинт Хамад бин Халифа Аль-Сани, которая руководила процессом превращения Дохи в один из мировых центров современного искусства. В прошлом году шейха потратила на искусство больше, чем Тейт и МoМА вместе взятые, и продолжает тратить и дальше, однако гибель рабочих на строительстве стадиона для футбольного чемпионата 2022 года в Катаре несколько омрачила торжество западных ценностей на нефтяные деньги. Хотя напрямую никто не обвиняет харизматичную шейху в пренебрежении человеческими жизнями, Art Review решил напомнить, что даже выставок Такаси Мураками и Дэмиена Херста недостаточно для того, чтобы закрыть глаза на пережитки средневековой монархии. Никто не заблуждается насчет того, как долго продлится бум современного искусства в консервативной исламской стране: до тех пор пока к нему не охладела сама шейха.

Роман Абрамович и Дарья Жукова

Роман Абрамович и Дарья Жукова

Фотография: Getty Images/Fotobank

Почему так мало знакомых имен

В целом список не может произвести на русскоязычного читателя особого впечатления — просто потому, что в нем почти не встречаются знакомые имена. Это объяснимо, все же мир современного искусства — довольно замкнутая и специфическая среда, хоть новости о баснословных доходах художников и чудовищных ценах на произведения, например, абстрактного экспрессионизма стабильно вызывают раздражение у большинства непосвященных людей. Российский мир современного искусства живет своей замкнутой жизнью, и лишь время от времени в него прорываются западные фигуры — например, Каспер Кениг, куратор «Манифесты» в Петербурге, или Ханс-Ульрих Обрист, который летом провел в «Гараже» выставку «Do It», смысл которой заключался в том, что посетители и художники становились участниками перформанса по сценарию других художников. К слову, Обрист, директор галереи Serpentine в Лондоне, в этом рейтинге стоит на 6-м месте, а Каспер Кениг не присутствует вовсе — возможно, потому, что мировая общественность прокляла питерскую «Манифесту» за чрезмерную гибкость в общении с российскими властями, а возможно, просто потому, что пожилой куратор не очень любит рейтинги и ведет не слишком активную светскую жизнь.
Котик «Афиши Daily» присылает ровно одну хорошую новость в день. Его всегда можно прогнать и отписаться.
Ошибка в тексте
Отправить