перейти на мобильную версию сайта
да
нет

Итоги года в кино Конец света отменяется, конец кино неизбежен

В этом году технологии кино продолжали развиваться (см. «Хоббит» в HFR), однако публика все чаще предпочитает развлекаться не в кинотеатре. Мария Кувшинова пытается разобраться, что впереди — смерть кино или новое начало.

Архив

Питер Гринуэй, как мальчик из анекдота про «волки! волки!», повторял свою формулу «кино умерло» так долго и так часто, что его перестали слушать. А зря — проходив все нулевые в городских сумасшедших, Гринуэй недавно выступил в московском Манеже, и оказалось, что он пророк. 

Его лекцию хочется цитировать бесконечно. Если коротко, суть (как и прежде) такова: в начале было слово, кино выросло из слова, но теперь оно стало частью визуального потока и растворяется в нем, как растворилась классическая живопись. Ни разу не побывав в Милане, вы знаете «Тайную вечерю» Леонардо по открыткам и конфетным коробкам — то же самое с «Аватаром» и «Титаником». Кино в целом и отдельный кинофильм в частности — музей образов, открытый для всех.

Гринуэй прав, таких друзей сдают в музей — кино вышло из моды. Все самое модное в кинематографе на самом деле является чем-то другим: телевидением (бесконечно обсуждаемые сериалы), артом (шумные набеги известных художников вроде Стива МакКуина на кинофестивали), технологией («Хоббит» в 48fps — тошнит или не тошнит?).

 

 

«Таких друзей сдают в музей — кино вышло из моды»

 

 

Индустрия игр по доходности уже обогнала Голливуд: Wii Play покупает больше людей, чем билеты на «Гарри Поттера», и так уже не первый год. Что это значит? Что новое поколение в меньшей степени  проникается (или не проникается вовсе) культурой просмотра кино. В своем октябрьском материале сайт Vulture приводит список студийных проектов с участием пожилых звезд и публикует комментарий эксперта, который объясняет: пенсионеров все больше, и это как раз те люди, которые привыкли ходить в кино и будут ходить в кино. В этом смысле победившая на Каннском фестивале «Любовь» (с актерами за восемьдесят) — поддержка тренда на арт-фланге (в 2008-м «На девятом небе», фильм Андреаса Дрезена про эротическую жизнь двух стариков, показывали в Каннах вне основного конкурса — это было сильное и даже шокирующее зрелище). 

Скоро пенсионеры унесут кинематограф в могилу, и изобретение Люмьеров можно было бы окончательно похоронить, если бы не человеческий фактор, который всегда сбивает технический прогресс с его победительного линейного пути. Люди не начинают меньше любить то, что умерло, — часто они начинают любить это больше. (Мы ведь вообще — цивилизация некрофилов, самые популярные фотографии в фейсбуке за всю историю его существования: все, что не Обама, — ностальгия, смерть, тяжелые болезни). 

 

 

«Люди не начинают меньше любить то, что умерло, — часто они начинают любить это больше»

 

 

Вместе с приходом новейших технологий и выдавливанием кино на территорию Альцгеймера 2012 год стал и годом начала борьбы за сохранение кинематографа именно как искусства на кинопленке — сейчас она выражается в составлении петиций о регламенте фестивальных показов (определенный процент проекций — с пленки) и спасения кинотеатров с 35-миллиметровыми проекторами. 

Нет, это не просто луддиты. Борьба за пленку, за показ с конкретной, осязаемой бобины в сегодняшней технологической ситуации означает, что в кино — самом воспроизводимом из искусств — появляется и закрепляется понятие «оригинал» (а все, что вы качаете из iTunes и Rutracker, — копии). Оригинал произведения выставляется в музее, и встреча с ним требует специального набора действий, как знакомство с «Тайной вечерей» Леонардо.

Разрушаясь как бизнес (хотя бы в перспективе, потому что пока этого не произошло и вряд ли все-таки произойдет в ближайшее время), кино имеет шанс уцелеть как самостоятельный вид искусства. Или, освободившись от навязанной еще Люмьерами необходимости быть высокодоходной индустрией, станет искусством впервые. 

Котик «Афиши Daily» присылает ровно одну хорошую новость в день. Его всегда можно прогнать и отписаться.
Ошибка в тексте
Отправить