перейти на мобильную версию сайта
да
нет

Преданный садовник

Архив

Андрей Могучий выпускает в Александринке «Садоводов» Максима Исаева — художника, актера и режиссера театра «АХЕ». «Афиша» поговорила с Исаевым-драматургом

— Вы играли на лестницах и на улицах, поджигали себя, взрывали на сцене хот-доги. А теперь вдруг ваша пьеса на сцене Александринского театра — вы что, вдруг стали серьезным человеком?

— Нет, совершенно. Мне был важен Андрей Могучий, а не Александринский театр. Если бы он предложил работать в ДК пищевиков, я бы согласился. Не буду врать, Александринка — это приятно. Я тоже немного тщеславный. Но на мою работу место никак не влияло. И потом, мы же все-таки не на большой сцене играть будем.

— Зачем вам понадобился Могучий?

— Интересно стало. Мы знаем друг друга 120 лет. Вместе работали давным-давно. Где-то год назад я позвонил ему и предложил сделать что-нибудь вместе. Могучий спросил, про что я мог бы написать? Говорит, можешь про пленного немца? Я отвечаю — конечно. Стал думать про пленного немца, а придумал про «Вишневый сад». Андрею моя идея понравилась, мы начали репетировать. Но в процессе все так изменилось, что от «Вишневого сада» остался только привкус, одни корешки.

— То есть вы все переписали?

— Не совсем. Когда мы начинали репетировать «Садоводов», не было написано ни одного слова. Была придумана пьеса, но на бумаге ее не существовало. Для репетиций я делал таблицы. Такие карточки, на которых было написано в столбиках — есть персонаж, есть то, что он думает, и есть то, что он делает. Мы с артистами читали эти таблицы, они говорили: вот здесь мне логика понятна, а здесь не хватает мотивации. И только после того, как мы все подробно разбирали, я писал сцену. Происходило такое совместное проращивание спектакля.

— И что же в итоге проросло?

— Появилась история о том, как встретились садоводы и стали обсуждать, как правильно взрастить сад. Есть в спектакле одно словечко, которое на нас с Андреем сильно повлияло: «мульча» и его производные — мульчить, мульчировать. Мы даже сами начали говорить: «Чего ты мне мозг мульчируешь» или «Надо это замульчировать». «Мульча» — тоже было бы отличным названием для этого спектакля.

— Это что такое?

— Все садоводы знают, что такое мульча. Это такая штука, которой землю посыпают. То ли чтобы сорняки не росли, то ли чтобы цветы не мерзли, я и сам не до конца понял. Мульча стала той средой, где происходит действие, стала операционной средой нашего спектакля.

— То, что вы делаете с Могучим, похоже на работы «АХЕ»?

— Нет, это совершенно другой язык, другая образность. Во-первых, в «АХЕ» нет драматических актеров, мы не работаем с текстом. А если и работаем, то текст появляется у нас как основа для какого-то визуального действия. В «Садоводах», наоборот, на тексте построено все. Смысл можно раскрыть без слов, Андрей мастерски умеет это делать. Ну и потом, если актер Мортон, который играет у нас главную роль, пожилой человек, вдруг начнет себя поджигать, будет как-то глупо.

— То есть никаких взрывов, сала для зрителей и химических экспериментов? Но хоть что-то от «АХЕ» осталось?

— Да, просто это не так заметно. Вот, например, история с костюмами. У нас с Андреем был перерыв в работе почти полгода. Я забрал все костюмы к себе домой, развесил их на балконе, там они провисели все лето. И просто фантастически красиво выгорели. Покрылись темными и светлыми разводами. То, что это сделано естественно, не выкрашено какой-то краской, мне как художнику очень приятно. Это от «АХЕ».

— Режиссер Могучий тоже отказался от своих любимых приемов — от сложных декораций, от машин, которые ездят по сцене, от трюков?

— Мы с Андреем решили сделать очень простую, лаконичную, аскетичную постановку. Даже поставили себе задачу полностью отказаться от театрального света, потому что ну скучно ведь, такая тоска. У нас крохотная сцена. Артисты существуют на пространстве 6 на 6 метров. А зрителей там поместится всего человек 50. Это очень камерная постановка. Конечно, есть сложные интересные моменты, но без гигантомании, без размаха и машинерии — так, чтобы все только говорили «Wow». Этот wow-фактор мы пытались минимизировать. Ничего не взрывается, не горит, не рушится. Просто встречаются люди и разговаривают.

— Прямо история про то, как встретились два авангардиста и вдруг превратились в классиков.

— Да, именно так и вышло. Мы с Могучим сделали классический спектакль. Но для нас самих это был еще какой авангард.

Котик «Афиши Daily» присылает ровно одну хорошую новость в день. Его всегда можно прогнать и отписаться.
Ошибка в тексте
Отправить