перейти на мобильную версию сайта
да
нет

Новинки нон-фикшна Подлинная история панк-рока, значение кулинарии, искусство Третьего рейха и другие книги

Раз в две недели «Афиша» рассказывает о новинках нон-фикшна, вышедших за отчетный период.

Архив

Ричард Рэнгем «Зажечь огонь. Как кулинария сделала нас людьми»

Теория американского антрополога Ричарда Рэнгема по сути не нова, подобные гипотезы уже существовали — вспомнить хотя бы «Сырое и вареное» Леви-Стросса. Рэнгем, в том числе и на основе левистроссовской работы, создает свою теорию (кулинарную) и доказывает в своей книге, что главный эволюционный прорыв наступил, когда добытый огонь начали использовать для приготовления мяса. Мозг у Homo erectus вырос именно благодаря переходу к приготовлению пищи, а произошло это, по Рэнгему, из-за уменьшения размера и активности кишечника и, соответственно, энергозатрат на пищеварение. Таким образом, изменение рациона питания, переход к приготовленной пище обеспечил развитие главного человеческого достоинства — разума. Появлением кулинарии Рэнгем также объясняет сложившуюся в человеческом обществе модель полового разделения труда, а именно то, что женщина традиционно считается домохозяйкой.

 

Томас Каткарт, Дэн Клейн «Аристотель и муравьед едут в Вашингтон»

Книга с одним из самых абсурдных названий — это продолжение американского бестселлера, изданного и у нас, «Как-то раз Платон зашел в бар». В нем философы-шутники из Новой Англии объясняли основные философские термины через анекдоты. На этот раз для тех, кто как следует изучил философию по предыдущему труду дуэта, объяснению подвергается политика, но уже не просто через шутки и анекдоты, а еще и через предмет изучения из предыдущей книги. Все выступления политиков Каткарт и Клейн априори считают «чушью», но чушью составленной хитро и замысловато, от чего звучать она начинает вполне осмысленно. Чтобы разоблачить всех политиков и понять, как строятся их речь, авторы вооружились логикой, эпистемологией, аристотелевой риторикой, кое-чем из психологии и, конечно, сотнями шуток, порой и вправду весьма остроумных.

 

Елена Первушина «Ленинградская утопия. Авангард в архитектуре Северной столицы»

Книга, которая обещает «оживить на наших глазах историю», на деле выглядит просто справочникам по авангардным постройкам Петербурга. Несколько вводных статей о жизни, укладе, идеологии и взглядах на искусство в дореволюционном Петербурге, затем — такой же обзор первых послереволюционных лет с вербальными иллюстрациями в виде огромных отрывков из разных художественных текстов тех лет и, наконец, основная часть книги — собственно перечисление всех построек, сохранившихся и нет,  попадающих под категорию авангарда, с краткими описаниями особенностей и опять же с кусками из литературных произведений. После прочтения этой книги скорее вспомнится сюжет романа «Что делать?» или «Страны счастливых», чем прояснятся архитектурные особенности, скажем, ленинградских бань и профилакториев.

 

Легс Макнил, Джиллиан Маккейн «Прошу, убей меня! Подлинная история панк-рока в рассказах участников»

Представьте себе огромное помещение, в котором хватило места более чем сотне человек, среди которых уже давно умершие Сид Вишес, Энди Уорхол, Эдди Седжвик, Джим Моррисон, Роберт Мэплторп и до сих пор здравствующие Патти Смит, Вивьен Вествуд, Лу Рид, Дэвид Боуи и многие другие. И вот все эти люди ведут многочасовую беседу, иногда перебивают друг друга, иногда дополняют, кто-то говорит больше других, а кто-то все время отмалчивается. Книга американских журналистов Легса Макнила и Джиллиан Маккейн (впервые изданная в России маленьким тиражом в середине 2000-х) — это как раз и есть такое пространство, причем открытое, попасть в которое может любой желающий. Вот только пообщаться с присутствующими там ему вряд ли удастся, все, на что можно рассчитывать, — лишь подслушивание и подглядывание, благодаря которым перед глазами пройдет вся история панк-движения 60–80-х годов прошлого века.

 

«Пятьдесят современных мыслителей об образовании. От Пиаже до наших дней»

Это издание — дополнение и продолжение сборника «Пятьдесят крупнейших мыслителей об образовании. От Конфуция до Дьюи». В основе обеих книг — краткая история педагогической мысли. В статье, посвященной каждому конкретному мыслителю, за основу берется какое-нибудь одно из его самых важных высказываний об образовании, о философии образования или о его методах, и дальше в критической статье, отталкиваясь от этого высказывания, автор рисует набросок всей концепции этого мыслителя, не забывая о его биографической справке. В общем, «полезный и увлекательный источник знаний о судьбах известных людей, […] оказавших влияние на политику и практику в области образования».

 

Павел Басинский «Человек эпохи реализма»

Литературный критик Павел Басинский отошел от дел, о чем и заявляет в предисловии к своему итоговому сборнику критических статей. Критику он оставляет молодым, так как только молодой критик может заниматься своим делом и не думать, как «его слово отзовется». Басинский уже так не может, поэтому и уходит в писатели, освобождая свое место для будущих критиков-борцов с постмодернизмом. На это, собственно, и была направлена деятельность Басинского все прошлые годы — ему казалось, что «реализм в опасности». Самый показательный пример этой борьбы — его статьи о Пелевине, название одной из которых и вынесено в заголовок. Пелевин у Басинского — «человек эпохи реализма», потому что сам Басинский убежден, что мы все в этой эпохе до сих пор и живем. Заблуждение, приводящее, как видно, и к литературно-критическим заблуждениям.

 

Стивен Бейтман, Ангус Хайленд «Символ»

В сверхвизуальном современном обществе нас со всех сторон окружают символы и знаки. Их особенностью в последние десятилетия стало то, что они превратились в товар, который можно купить и продать. Именно о таких символах книга Стивена Бейтмана и Ангус Хайленд, которые написали небольшой обзор понятия «символ» и его истории в контексте мировой культуры. Остальная часть книги — огромный перечень логотипов всевозможных брендов, от автомобильных марок до Фонда дикой природы, которые узнает каждый из нас, но едва ли при этом расскажет о значении этого логотипа, об истории его создания, об авторстве и так далее.

 

Юрий Маркин «Искусство Третьего рейха»

Доктор искусствоведения Юрий Петрович Маркин своей книгой (которая на самом деле была издана еще в начале года, но про которую никогда не поздно написать) призывает пересмотреть господствующее отношение к искусству Германии 1930–1940-х годов исключительно как к фашистскому, а потому неприемлемому и необязательному для изучения искусству. Это, пожалуй, первая настолько объемная работа по искусству этого периода, в ней охвачены все виды изобразительных методов и даже архитектуры времен Третьего рейха. Маркин подробно рассматривает творчество, как кажется, совсем не многим знакомых художников, скульпторов и архитекторов гитлеровского правления — Йозефа Торака, Георга Кольбе, Альберта Шпеера, Пауля Людвига Трооста, Арно Брекера. Альбом разделен на семь разделов: тут есть и анализ влияния оккультизма на искусство Третьего рейха, и даже рассуждение о том, был ли Гитлер художником.

 

Книги предоставлены магазином «Циолковский».

Котик «Афиши Daily» присылает ровно одну хорошую новость в день. Его всегда можно прогнать и отписаться.
Ошибка в тексте
Отправить