перейти на мобильную версию сайта
да
нет

«Пятидесяти страниц вполне достаточно, чтобы понять, насколько книга хороша» Как работает единственный книжный скаут в России

«Афиша» поговорила с Сергеем Королем — первым и единственным российским книжным скаутом, который отбирает книги для издательства «Манн, Иванов и Фербер».

Архив

До того как стать первым здешним книжным скаутом, Сергей Король работал копирайтером

Как стать скаутом

«Скаутом я стал совершенно случайно. Я веду небольшой бложик и время от времени пишу в нем рецензии на книжки, уже очень давно, в том числе и на книжки «Манн, Иванов и Фербер». В 2010 году они это заметили и иногда стали присылать мне книжки бесплатно, на рецензию. Затем в блоге у одного из руководителей издательства, Михаила Иванова, я увидел, что им требуется человек, который мог бы помогать в отборе книжек. К тому времени у меня была интересная денежная работа, но ради интереса и чтобы протестировать самого себя я написал им, на удивление легко прошел тестовое задание и где-то через месяц уже работал в издательстве — человеком, который занимается отбором книг как постоянным и регулярным процессом. А задание было такое: Иванов прислал несколько книжек с ссылками на Amazon и попросил нас, соискателей, их проанализировать и написать, как должен анализ этих книг выглядеть. И попросил поискать несколько книжек на формализованную тему — вроде изданий о стартапах. У меня вышло текста на 4 страницы где-то».

Как работает скаут

«В 100 процентах случаев я не прочитываю рукопись или книгу, которую буду анализировать, — это физически невозможно, тогда бы я читал 24 часа в сутки и больше ничего бы не делал. Обычно я прочитываю порядка 50 страниц — этого вполне достаточно, чтобы понять, насколько книга хороша. Это как проба пищи — можно попробовать кусочек блюда, чтобы понять, насколько это вкусно. В день по работе я читаю часа четыре. Ну и для себя полтора — я же изучаю книги и других издательств. 

Получая рукопись или покупая для киндла книжку, потенциально интересную России, я смотрю на автора — сколько книжек он написал до этого и кем он работает. Если я вижу, что книжку написал американский профессор, то есть человек, преподающий, скажем, психологию, в американском университете, то с большой долей вероятности можно думать, что книга будет очень хороша, — потому что это люди, замечательно умеющие делать свое дело, и пишут они очень хорошо. А если я вижу, что человек написал 15 книжек на совершенно разные темы — от биографии Франклина до нейромаркетинга, — то вероятнее всего он это делает, чтобы просто заработать денег. В американском книгоиздательстве такое, к счастью, случается редко. В российском, к сожалению, чаще.

 

 

«Можно сказать, я все это время делаю своего рода рецензии на книги»

 

 

В моем случае скаут очень много работает в электронной почте. В издательства пишут очень много — от потенциальных авторов до городских сумасшедших. На все это приходится отвечать, потому что у нас такой стандарт общения по электронной почте: стараться вникнуть в каждый вопрос. Иногда приходят письма с такими простыми вопросами, что не хочется на них отвечать, потому что человек может просто погуглить свой вопрос. Но мы в МИФ считаем, что можно потратить минуту времени на то, чтобы помочь человеку. Минуты складываются и часть своего времени занимают.

Если я вижу книгу, которую безусловно стоит издавать, то первым делом спрашиваю мнение своих коллег — это для того, чтобы отсутствовала вкусовщина. Бывало такое, что я предлагал им интересные мне книжки, они их общим мнением отклоняли, считая бесперспективными, но за этот год они успевали на Западе набрать такую популярность и аудиторию, что мы их все-таки издавали, — и шли они неплохо.

Если коллеги со мной согласны, я из цепочки самоустраняюсь — дальше всю работу делает менеджер по правам. Редактурой я тоже не занимаюсь, могу только выразить российскому автору свои пожелания по доработке текста; ну и иногда, крайне редко, пишу какие-то тексты, связанные с книжкой, потому что у меня есть копирайтерский бэкграунд и я могу вполне органично сложить несколько связных предложений, но на мне эта задача не замыкается — по большому счету это хобби. Можно сказать, я все это время делаю своего рода рецензии на книги».

Как скаут отбирает книги

«До того как я начал работать, в издательстве не было прописанного метода отбора книжек, и в течение года я вместе с коллегами этот процесс нащупывал. Сначала мы просто искали издания, которые, как нам казалось, подходят. Потом придумали форму анализа — какие параметры мы должны учитывать в первую очередь, и сделали своего рода анкету для книги — это такая отдельная информационная система, которая позволяет заносить всю информацию в общую базу данных и анализировать прямо в сети.

Через меня проходят не все книги издательства, и до сих пор в МИФ есть издания, в которых я не очень хорошо ориентируюсь, — например книги о спорте. Михаил Иванов увлекается триатлоном и хорошо в спорте разбирается — поэтому их отбором занимается он. Сейчас выделились направления на детскую литературу, ими тоже занимаются отдельные люди.

К сожалению, в природе не существует какого-то полноценного учебника скаутского дела; более того, я думаю, что нет такой специфики у профессии, чтобы про нее можно было книжку написать. Вся специфика упирается в 5–7 требований, которые нужно соблюдать, и все — этим может заниматься любой человек, хорошо знающий английский язык и любящий читать. Это не хирургия, здесь не требуется никаких специальных знаний. Все, чему я научился за год, мне пришлось нащупывать самому: что-то где-то прочитать, поискать рецензии, поизучать опыт коллег».

Что должен уметь скаут

«В первую очередь скауту нужно хорошо знать английский язык, потому что читать ему приходится на английском, и уметь нужно делать это с листа, свободно, не ползая в словарь за каждым словом. Нужно уметь разговаривать с людьми, в том числе и русскоязычными авторами, и уметь быть органически вежливым — не делать над собой усилий, для того чтобы сказать те или иные вещи человеку. Нужно уметь читать не для собственного удовольствия: большинство книжек, которые вам придется читать, будут вне зоны конкретно вашего интереса — ради тех, кому она будет интересна в будущем, надо опять делать над собой усилие. Надо быть готовым к тому, чтобы читать несколько часов ежедневно и уметь работать без выходных. Нужно уметь хорошо работать с разными источниками информации: от специализированной англоязычной прессы — например обзоров The New York Times — до фейсбуков, твиттеров, блогов вроде Brain Pickings. На ресерч я трачу по часу в день параллельно с общим чтением. Нужно быть готовым к тому, чтобы держать в голове или менеджере задач большое количество разных заданий — коллеги будут накидывать книги, которые нужно посмотреть, и их нельзя задерживать, они не должны несколько месяцев лежать в запасах: надо быстро просмотреть и принять решение. Правила примерно таковы».

Чем российские скауты отличаются от западных

«Я единственный книжный скаут в российских издательствах. То, чем занимаюсь я, это такое ноу-хау местного издательского бизнеса. Нет, в других издательствах тоже есть различные методы поиска книжек, но они не такие формализованные, то есть за них не отвечает отдельный человек. В России этим занимается несколько человек, чаще всего они называются редакторами, не совсем понятно, кто за что отвечает, и перед издательством нет цели отобрать несколько конкретных книжек в течение месяца, квартала, года и т.д.

В этом плане здесь нет такой преемственности, как на Западе, где в издательстве могут работать скаутами несколько человек, а метод отбора книг у них весьма странный и размытый. В последнее время скауты там часто совмещают в себе статус и литературного агента — это такой эксперт, который занимается определенной сферой и предлагает конкретным издательствам те книги, которые подходят их стилистике, аудитории и т.д. Предполагаю, что они работают за определенный процент — и скаут лично заинтересован в том, чтобы книга стала успешной».

Интервью:
Подпишитесь на Daily
Каждую неделю мы высылаем «Пророка по выходным»:
главные кинопремьеры, выставки и концерты. Коротко, весело и по делу.