перейти на мобильную версию сайта
да
нет

Молодые режиссеры Кто будет снимать русское кино завтра

«Афиша» нашла на «Кинотавре» молодых режиссеров, пока снимающих ­короткометражки, выяснила, какое кино они делают, и записала их монологи.

Архив

Дарья и Екатерина Носик

Еще до того как попасть в конкурс в качестве режиссера, одна из сестер Носик, Дарья (на фотографии справа), снялась в коротко­метражке Михаила Сегала «Мир крепежа», которая в 2011 году победила на «Кинотавре» и из которой впоследствии вырос полнометражный фильм «Рассказы»

Кто это Близнецы Даша и Катя, дочери актера Владимира Носика, играют в театре и кино. Свой первый короткометражный фильм — «Мы делили апельсин» — сняли год назад на мобильные телефоны; собственную студию назвали Nosfilm.

Фильм «Холивар» — один день из жизни двух официанток (Александра Ребенок и Сесиль Плеже), которые разными методами пытаются выиграть стажировку в Голландии.

Прямая речь «Вообще мы поначалу эту историю сочиняли для «Старбакса». Они предложили такую тему — снять бесплатно фильм, чтобы он был своеобразной рекламой одновременно. У нас вообще историй в активе много, и мы вспомнили, что когда-то такое придумали — про соревнование официанток, которое в итоге превращается в реслинг и мордобой. Но оказалось, что для «Старбакса» это жесткая слишком тема, она им не подошла. А тут еще знакомым студентам-продюсерам из одной киношколы предложили сделать учебные работы: ну чтобы поняли на практике, как какие-то вещи делаются — сметы всякие и так далее. В общем, стало понятно, что эту историю мы не можем так вот бросить, что надо ее пробивать. И мы договорились с хозяевами паба «Гластонбери», с которыми мы дружим, они нас туда пустили, из-за чего сами, вообще-то, страдали: мы все-таки там много места занимали, даже притом что у них два этажа. Актрис тоже выбрали по принципу, с одной стороны, наличия контакта, а с другой — контраста, чтобы они разными были. С Сашей Ребенок мы давно уже дружим, как раз на «Кинотавре» познакомились. А Сесиль Плеже, которая вторую официантку играет, ее подруга лучшая. Так все круто совпало, что они оказались совершенно идеальным дуэтом, для нас во всяком случае».

Константин Фам

Константину Фаму 39 лет — раньше, по его собственному признанию, он занимался ерундой, в основном на теле­видении, а теперь решил снимать серь­езное кино и планирует трилогию о холокосте, первой частью которой и станет фильм «Туфельки»

Кто это Сценарист и режиссер Константин Фам дебютировал в «Ералаше», снимал музыкальное видео и рекламу, пока не понял, что всю жизнь занимался ерундой, но так и не сделал главного.

Фильм «Туфельки» — хроника одной еврейской семьи, рассказанная как андерсеновская сказка про пару красных туфель; cвой путь они заканчивают в Освенциме. В работе над фильмом, в котором показывают только ноги героев, принимали участие более 500 человек и пять стран, в том числе Франция и Белоруссия.

 

 

Прямая речь «У меня семья странная. Мама — еврейка, родилась на Украине в 1941 году, и вся ее семья погибла во время холокоста. А отец был из Вьетнама — его вроде бы сам Хо Ши Мин награждал, он воевал с французами. Потом его поощрили за геройство поездкой в СССР, но тогда как раз в войну вступили Штаты, и отец возвращаться отказался. Ему как политэмигранту жить в крупных городах запрещалось, и он поселился под Харьковом, в одном городе с мамой. В какой-то момент мой приятель, компьютерный гений, оказался в Освенциме. Позвонил и просто пересказал мне идею фильма — туфельки в витрине, на ногах девушки, наконец, обугленные, после печей, в куче другой обуви. Главное открытие за время съемок: холокост оказался темой, которая всех заставляет по-новому раскрыться. Идея безумная — снимать в Праге, Париже, где съемочный день ­бешеных денег стоит. Но появлялись люди, которые нам это все организовывали. Теперь думаю расширять «Туфельки» до альманаха. Там, например, будет еще история собаки, которую стали переучивать на боевую, чтобы лагеря охранять. Мы думаем одну из ролей предложить Натали Портман — говорят, если ей сценарий нравится, она своих агентов посылает и соглашается работать».

Иван И.Твердовский

Иван И.Твердовский обратил на себя внимание в 2009-м — фильмом «Словно жду автобуса», про который, как и про «Собачий кайф», тоже было непонятно, игровой он или документальный

Кто это Сын режиссера-документалиста с тем же именем, ученик Школы акварели Сергея Андрияки и выпускник ВГИКа, сейчас Иван И.Твердовский — автор шести короткометражных работ, лауреат международных фестивалей, отборщик ММКФ и член правления обновленной Гильдии неигрового кино.

Фильм «Собачий кайф» — про подростковые игры с самоудушением — Твердовский представляет то как игровой, то как документальный, в зависимости от формата фестиваля. Говорит, что эта «двусмысленность развязывает ему руки», и собирается летом запуститься с игровым полным метром; продюсер Твердовского Наталья Мокрицкая уверяет, что нашла нового Кирилла Серебренникова.

 

Прямая речь «Про такую штуку, как «собачий кайф» — удушение, в общем, — многие знают. ­Если это словосочетание в «Гугл» вбить — сразу новости сыпятся, типа «подростки в Донецке увлекаются собачьим кайфом». Я о нем по-дру­гому узнал, увы: у меня несколько знакомых ребят умерли. В одном случае так и не выяснилось, в чем дело, а в другом — точно: врачи сказали, что дело в кайфе. Когда это случилось, я стал читать сначала в сети про «собачий кайф» — ну а потом вышел к фильму естественным путем».

Тимофей Жалнин

Режиссером Тимофей Жалнин стал не сра­зу — только после того как начал делать видео для выступ­лений своей танце­вальной труппы: окружаю­щим они казались гениаль­ными, а самому Жал­нину — слишком любительскими

Кто это В родном Новокузнецке Тимофей Жалнин основал студию пластического театра и семь лет гастролировал по стране, а потом решил ­поменять театр на кино.

Фильм Две танцовщицы из челябинского «Кулька» едут на важный международный конкурс, где за полчаса экранного времени переживают фиаско, триумф, конфликт художника и толпы и трансформацию собственных отношений. «F5» уже победил в конкурсе студенческих ­фильмов «Святая Анна», попал в каннский Short Film Corner и был единогласно выбран ­победителем программы «Кинотавр. Короткий метр».

 

 

Прямая речь «Девочки в фильме едут из Челябинска в Петербург — в общем, это мой маршрут, только я из Новокузнецка. Урал же вообще очень пластически активная зона. Там много сильных трупп физического театра — «Провинциальные танцы» например. И у меня тоже была труппа, с которой я долго работал, выступал, ездил по конкурсам каким-то. Потом начал в рамках спектаклей делать видео. Стало интересно, увлекся — и решил сменить сферу деятельности. Уехал в Петербург, в КиТ, учиться в мастерской у Сергея Овчарова. Документы, правда, и во ВГИК подавал, но не приняли. Наверное, можно было бы и не поступая никуда кино делать. Но можно — сейчас. А тогда, лет шесть назад, никто не снимал ничего за пределами Москвы. У нас на Урале, по крайней мере. Ну и потом — есть пресноводная рыба, а есть соленая. Дурацкая метафора, но я вроде как был среди пресноводных, а сам — соленый. Мне надо было в большую воду идти. Туда, где больше возможностей. Чувствую ли я сейчас, что где-то есть вода больше? Нет, пока нет. Я как раз собираюсь запускаться с полным метром — с независимой компанией одной московской будем снимать фильм в Сибири. Так что пока возможностей хватает».

Григорий Добрыгин

Скоро мы увидим Григория Добрыгина в новом фильме Антона Корбайна, а его режиссерская работа «Измена» на «Кинотавре» была удостоена диплома с формулировкой «За безграничную любовь к себе и блес­тящую самоиронию»

Кто это Лауреат Берлинского фестиваля за фильм «Как я провел этим летом» и звезда «Черной молнии», Григорий Добрыгин дебютирует в режиссуре, сам пишет сценарии и, кажется, вот-вот превратится в русского Джеймса Франко — в лучшем смысле этого определения из возможных.

Фильм Историю страстной влюбленности че­ло­века в собственную руку уже сравнивают с работами Уэса Андерсона, и это сравнение Добры­гину льстит. У него уже есть два собственных сценария для полного метра (один написан в соавторстве с Максимом Курочкиным), но запускаться Добрыгин не торопится, хочет еще поучиться, а пока снимается у Антона Корбейна — вместе с Филипом Сеймуром Хоффманом и Рейчел МакАдамс.

Прямая речь «Измена» — фильм-катастрофа. Фильм о переизбытке чувств к себе. Изначально задумывался как трехминутный эпизод-этюд, зарисовка. За два с половиной года размышлений и поисков вырос в четырехчастную восьмиминутную форму. Благодаря Юре, Егору, Маше, Артему, Роме, Илье, Сереже, Маше, Мише, Володе и другим друзьям-волонтерам. Бюджет — 150 тысяч рублей».

Котик «Афиши Daily» присылает ровно одну хорошую новость в день. Его всегда можно прогнать и отписаться.
Ошибка в тексте
Отправить