перейти на мобильную версию сайта
да
нет

«Это как звезды Michelin, только Bribr» Евгения Куйда о приложении, которое считает взятки

Журналист и бывший ресторанный критик «Афиши» Евгения Куйда запустила приложение Bribr — дневник взяток, которые дают в России. «Афиша» узнала у Куйды, почему ей интересно заниматься социальной арифметикой и как научиться жить не по лжи.

Архив

None

— Расскажи, почему у вас на сайте пока так мало признаний?

—  Как мало признаний, ты что, у нас гигантское количество признаний. Ты видела, сколько у нас признаний? Уже на два миллиона тридцать восемь тысяч рублей! 

— Прости, с утра было только двести пятьдесят тысяч.

— Мы несколько дней как запустились, потом об этом написал Навальный, Собчак, еще кто-то — вот новые люди и пришли. Все, что ты добавляешь, появляется только через 24 часа. Это время  уходит на то, чтобы проверить, правда это или неправда, согласуется ли с нашими правилами модерации. 

— Но ведь понятно, что проверить достоверность этих сообщений практически невозможно.

— Мы убиваем шутки разные: все, что явно слишком много или слишком мало. То есть все, что больше пятисот тысяч или больше определенных максимумов, которые стоят по каждому типу взятки. То есть мы не верим тебе, если ты говоришь, что ты дала триста тысяч рублей на дороге гаишнику.

— Ты свое что-нибудь уже добавила?

— Должна признаться, я давала взятку некоторое время назад и обязательно добавлю ее на днях.

— У вас в команде, где, понятно, по законам жанра стартапов примерно половина сотрудников: дизайнеры иконок, кнопок, того-сего, — есть один юрист. Он что делает?

—  Юрист у нас был с самого начала, он совершенно прекрасен, потому что бесплатно работает — как и все остальные. Он занимался тем, как сделать так, чтобы максимально обезопасить наших пользователей, потому что эта тема связана с нарушением закона очень плотно: давать взятку в России — это подсудное дело. Поэтому нужно было сделать так, чтобы к нам завтра не пришла полиция и не сказала: «Дорогие друзья, давайте показывайте, кто у вас взятки дает». Поэтому это все в айфоне делается, не по СМС, не на сайте и не где-либо еще — это единственный способ быть уверенным, что сохранить никакую информацию о пользователе нельзя. Вводить имена людей, которые получают взятки, будет тоже неправильно — это может оказаться клеветой, мы это не можем проверить. Сейчас можно сказать только тип заведения — скажем, больница или институт. И указать тип взятки.

— А какие бывают типы взяток?

— Есть взятки, которые ты сам даешь, потому что понимаешь, что есть возможность упростить себе жизнь, — например когда гаишник остановил. А есть взятка по принуждению — когда какое-то препятствие вроде Санэпидемнадзора нельзя никаким образом пройти, кроме как дать взятку. И есть взятка третьего типа, когда дело в неправильно устроенной государственной машине. Например, в больнице без взяток просто нельзя. У врачей такая зарплата, что это просто социальный договор, что вы что-то ему даете, потому что иначе получается, что он вас лечит за пять тысяч рублей в месяц. Это просто не может быть нормальным.

None

— Все же это теоретически и так знают, цифры проверить нельзя — зачем все-таки нужно приложение?

— Ну как, это занимательная антропология, социология на тему того, как люди взятки дают, берут и т.д. Задачи две. Первая — показать масштабы пи…деца. Сказать: «Вот вы даже не понимаете, насколько этого всего много». То есть каждый день наши знакомые дают какую-то взятку, особенно те, кто водит.

— Каждый день?

— Конечно. Каждый день один из моих друзей точно дает взятку. Поэтому первая задача — показать масштаб. А вторая и самая главная — сделать из этого какое-то информационное движение, чтобы реально все об этом говорили. Проблема подобных проектов в том, что их запускают — и на этом все и заканчивается. То есть все поиграли в это три дня, а потом ты просто об этом забываешь, потому что в этом нет никакого практического смысла, и хайп ушел, и люди, которые этим занимаются, тоже прекращают на него обращать внимание. А у нас есть план на будущее довольно подробный. В первую очередь можно будет комментарии оставлять, то есть ты можешь рассказать маленькую историю о том, что произошло: «Гондон-гаишник в три часа ночи…» — ну что угодно.

 

 

«Bribr. Здесь взяток не берут, здесь взяток не дают»
 

 

 

—  Помнишь, ты мне рассказывала, что есть приложение для Нью-Йорка, которое тебе рассказывает, какие преступления случаются на каждой станции метро, — там было про мужика, который женщин за задницы щипал.

— Занимательные истории, да. Вот этого мы и хотим. Во-вторых, мы запустим движение вокруг этого. Мы напечатали купюры 0 рублей, они похожи на тысячерублевые, только 0 рублей и написано «Bribr». Это для того, чтобы люди клали себе такую купюру в кошелек и таким образом выражали свое нет бытовой коррупции. В крайнем случае, если тебя вынуждают дать взятку, ты можешь приложить ее к другим деньгам, показать свое отношение. Плюс мы делаем наклейки и разные штуки, которые можно вешать у себя в офисе. Это как звезды Michelin, только «Bribr. Здесь взяток не берут, здесь взяток не дают». Такие красные вымпелы, которые везде будут наклеивать. Наша задача — не только посчитать взятки в стране, но просто как можно больше об этой проблеме говорить, потому что чем чаще об этом говоришь, тем она важнее становится.

— У вас был какой-то программный разговор про то, не является ли это какой-то системой нового стукачества?

—  Был очень сильный разговор между всеми участниками нашей команды. Мы все вместе решили, что это вообще не про то, что лейтенант Василий Иванович Петров взял у меня пятьсот рублей. Это история про то, что я сам дал взятку в пятьсот рублей.

За время работы в «Афише» Евгения Куйда превратила прикладную ресторанную критику в увлекательную роман-газету, ознакомиться с содержанием которой можно <a href="http://www.afisha.ru/personalpage/201052/">здесь</a>

—  То есть это скорее воспитательный проект, а не юридический инструмент.

— Абсолютно, это сто процентов. Пока я жила в Москве, всегда немножечко взяток там-сям давала и мне это не казалось чудовищно некрасивым. Приезжаешь за границу и первое, что ты понимаешь: дать взятку — это просто как наложить кучу посреди ресторана. То есть это абсолютно неприлично. Мне кажется, что вот это надо в людях воспитывать.

—  У нас уже существует несколько гражданско-сознательных приложений: вот «Парковки», где ты немножко позоришь автовладельцев, вот «РосЯма» или «ДомДворДороги», когда ты уже докапываешься до конкретного чиновника. Тебе какая модель больше нравится?

—  Я не знаю про все подробно, но мне очень нравится то, что Дима Левенец делает —«ДомДворДороги». Ну «Парковки» и другие похожие проекты — это скорее такие симпатичные идеи, какой-то шум возле этого поднимается. Редко когда это по-настоящему помогает. У нас же нельзя ни на кого настучать, и поэтому прямого эффекта не будет. Но мне кажется, что чем больше всяких штук появляется, тем больше шанс, что появится что-то совсем большое, что будет сильно влиять на то, что в обществе происходит.

— То есть в некотором смысле изготовление приложений — это некая пиар-кампания для самих себя, которая в теории будет бороться с любыми пороками. Одно приложение мне поможет перестать давать взятки, второе — научиться правильно парковаться, третье, условно, бросить курить. То есть это такие трекеры всего на свете.

—  Трекеры всего на свете, да. Вот вчера тоже приходил Гриша Охотин прекрасный из «ОВД-Инфо». И это ужасно здорово и приятно, что столько людей готовы абсолютно за ноль рублей ноль копеек собираться, что-то делать на энтузиазме. Понятно, что, может быть, не у всех запал долго длится, но, по-моему, эта энергия точно направится в какое-то правильное русло.

Котик «Афиши Daily» присылает ровно одну хорошую новость в день. Его всегда можно прогнать и отписаться.
Ошибка в тексте
Отправить