перейти на мобильную версию сайта
да
нет

«Человек, который хотел жить своей жизнью» Прыг-скок

Драматический триллер с Роменом Дюрисом, случайно оказавшийся ремейком кэмп-комедии про кенгуру.

Архив

Фотография: Europa Corp.

 

«Человек, который хотел жить своей жизнью» любопытен главным образом одной курьезной деталью (о ней — ниже) — а впрочем, и тем, что там играет Ромен Дюрис, который снимается мало, тщательно (не значит разумно) выбирает роли и, несмотря на известную противность, остается, пожалуй, ведущим французским актером своего возраста и роста.Это тот случай, когда сюжет интереснее самого фильма, поэтому дальше неизбежные спойлеры. Дюрис играет преуспевающего парижского адвоката на пороге кризиса среднего возраста, у которого вдруг все начинает разваливаться: жена ведет себя странно, любимая начальница (Катрин Денев) сообщает, что смертельно больна. У жены, как мы довольно быстро понимаем, появился любовник — неприятный тип, фотограф-неудачник. Когда это доходит и до Дюриса, он идет посмотреть тому в глаза и случайно его убивает. После чего прячет тело, инсценирует собственную гибель на яхте и с документами покойного уезжает в более-менее случайно выбранную деревню в бывшей Югославии, чтобы начать жизнь с нуля.

Там он селится в лачуге с идиллическим видом из окна, знакомится с хорошей крупной женщиной (Бранка Катич, сербская звезда, которую мы помним по Кустурице и великой роли Одинокой Белой Голубки в сериале «Bored to Death») и местным экспатом-алкоголиком (Нильс Ареструп, папа Дюриса в «Мое сердце биться перестало»). И в соответствии отчасти с похищенной идентичностью, отчасти с детской мечтой начинает фотографировать разный местный колорит. Сперва для себя, потом для газеты, потом ему предлагают выставку в галерее — и, в общем, он не успевает моргнуть глазом, как вокруг начинают виться агенты из Лондона и Парижа: т.е. подступает та самая реальность, от которой он сбежал (не говоря уже, разумеется, о потенциальных проблемах с уголовным кодексом). Герой в итоге прыгает на первую попавшуюся баржу в Южную Америку, но там тоже свои сложности.

Словом, это такая наполовину Патриция Хайсмит, наполовину «Профессия: репортер» — понятно, без изобретательности первой и глубины второго. Дюрис хорош, и идея о прозрачности нынешнего мироустройства проиллюстрирована занятно — но там, где отчаянно хочется триллера, режиссер (до того ставивший комедии) зачем-то начинает давать хипстерскую экзистенциальную мелодраму, довольно пошлую.

А курьез, собственно, заключается в следующем: в титрах указано, что это экранизация романа «Мертвое сердце» такого американца Дугласа Кеннеди, журналиста и беллетриста. А книга эта уже была однажды экранизирована (несколько ближе к тексту, насколько можно судить) в конце 90-х австралийским режиссером Стивеном Эллиоттом — аккурат между транссексуальным манифестом про Присциллу, королеву пустыни, и любимой картиной моего коллеги про Эшли Джадд (где тоже фокус с двойной экранизацией).

[альтернативный текст для изображения]

Фотография: Goldwyn Entertainment Company

«Добро пожаловать в Вуп-Вуп»

 

 Тот фильм называется «Добро пожаловать в Вуп-Вуп», и мало, конечно, на свете таких фильмов. Это примерно «Догвилль» в постановке Джона Уотерса — и с очень, очень сильным австралийским акцентом. Герой — не адвокат, но жулик, торгующий попугаями — чуть ли не до титров убегает в Австралию из Нью-Йорка после того, как его напарница-стриптизерша застрелила пару человек. Там он берет посреди пустыни попутчицу, которая долго занимается с ним сексом в машине, а потом бьет по голове. Просыпается он с последствиями наркотического опьянения уже женатым на этой барышне — в деревушке Вуп-Вуп, колонии фриков, которые жрут консервированные ананасы, копаются на свалке, по вечерам смотрят мюзиклы и всякого, кто пытается от них сбежать, пристреливают, а руководит этим делом спившийся крокодил Данди (в исполнении голливудской легенды Рода Тейлора). В финале еще появляется гигантский мистический кенгуру.

Чему нас учит эта коллизия, помимо того, что люди разные, не совсем понятно. Разве что так: сюжет про перемену участи сам по себе чрезвычайно привлекателен. И то, что в одном прочтении он приводит к истреблению сумчатых в тоталитарной коммуне, а в другом — к глубокомысленному фотографированию сербских крестьянок, возможно, как раз и отражает его главную особенность: для истории важен поступок, а как ты потом заполняешь досуг, по большому счету не так уж принципиально.

Котик «Афиши Daily» присылает ровно одну хорошую новость в день. Его всегда можно прогнать и отписаться.
Ошибка в тексте
Отправить