перейти на мобильную версию сайта
да
нет

Итоги года Зимнее чтение

«Афиша» выбрала 10 лучших книг в разных жанрах, вышедших во втором полугодии 2010 года. Определение «лучшие», разумеется, чистая условность; на самом деле это просто хорошие книги, на которые не жалко потратить новогодние каникулы.

Архив
[альтернативный текст для изображения]

Лучшая детская  книга. Сериал про «Тату и Пату» Айно Хавукайнена и  Сами Тайвонена

В 2010-м вышло три графических романа о двух странных финских братьях: «Тату и Пату изобретатели», «Тату и Пату идут на работу», «Тату и Пату: инструкция по засыпанию».  Герои сериала двое комически непропорциональных, с чрезмерно развитыми головами, инфантильных существ,  старающихся улучшить жизнь с помощью нестандартных механических решений. Их конек изобретение сюрреалистических гаджетов и сочинение к ним инструкций, учебников и наглядных пособий: как лучше всего заснуть, как при выборе кровати не попасть в руки кроватных мошенников и т.п. Уверенные, что алгоритмизация действий позволяет воспроизводить любые, даже самые сложные биологические процессы и отвечать на все основные вопросы философии, братья становятся ходячей фабрикой по реализации любых идей. Идеальное детское чтение: двухуровневое; смешно и детям, и родителям, одним смешно одно, другим другое. Детям нелепые герои и странные картинки, взрослым пародия на их мир, плюс традиция литературы абсурда и пародия на научпоп.

 
[альтернативный текст для изображения]

Лучшие дневники. Ролан Быков «Я побит, начну сначала»

Огромный том: дневники, которые актер/режиссер Ролан Быков вел на протяжении нескольких десятилетий, с юности и почти до самой смерти, и по которым понятно, что он был не только великий артист, трагик и комик, но и крайне оригинально мыслящий человек; его комментарии к собственным работам («Чучело» как гибрид «Дон Кихота» и «Идиота») выглядят очень свежими; его разговоры с самим собой невероятно любопытны; множество соображений из этих дневников хочется переписать себе в записную книжку. «У меня сложное отношение к штампу. Я помню слова Тарханова: «Я лучше актер, чем Москвин (брат), у него 100 штампов, а у меня 300». Это не просто шутка. Штамп дело серьезное. Он и накопление открытий, он и осуществление караульной службы в искусстве: через него трудно прорваться новому, и это требует от нового повышенной выживаемости достижения и т.д.; штамп и традиция сосуды сообщающиеся. Это лихая мысль разобрать фольклор на штампы. Ибо без шаблона фольклор не мог бы развиваться».

 
[альтернативный текст для изображения]

Лучший литературный проект. «Литературная матрица»

Правда подвиг: не просто собрать такую пеструю компанию в одном проекте а заразить всех этих не самых простых и доступных людей идеей и заставить написать нехалтурные статьи. Результат двухтомник, в котором среди очень плохих есть несколько блестящих и очень хороших текстов: Рубанова о Шаламове, Болмата о Чернышевском, Шварца о Тютчеве, Мелихова о  Шолохове, Кантора о Маяковском и Булгакове, Кучерской о Некрасове, Гандлевского о Бабеле, Шишкина о Гончарове, Евдокимова о Щедрине, Крусанова о Замятине, Емелина о Блоке, Носова о Достоевском. Два тома, пожалуй, делать не следовало, но даже и в нынешнем виде было бы правильно, если бы проект «альтернативный учебник литературы, написанный самими писателями», вошел в историю литературы.

 
[альтернативный текст для изображения]

Лучший научпоп. Мэри Роуч «Секс для науки, наука для секса»

Одновременно самая смешная книга года. «Bonk» представляет собой сборник ответов на вопросы, которые вы, скорее всего, никогда себе не задавали но которые оказываются неожиданно интересными.  Правда ли, что по расстоянию от клитора до вагины можно предсказать, насколько женщина предрасположена испытывать оргазм в ходе совокупления? Правда ли, что можно провести эксперимент с «пятьюдесятью менструирующих женщин», которые будут «мастурбировать с широко открытым гинекологическим зеркалом», и прийти в его ходе к каким-либо специфически научным результатам?  Правда ли, что если расшифровать сексуальный дискурс свиней, мы приблизимся к раскрытию секрета сексуальности человека? Словом, в 2010 году можно было не прочесть ни одной новой книги, и никакой особой трагедии в этом бы ни было; но пропустить «Bonk»? Нет, ни за что.

 
[альтернативный текст для изображения]

Лучший отечественный роман. «Симбионты» Олега Дивова

Главный герой подросток, внук великого ученого, разработавшего микророботов,  которых можно вживлять в тело человека и радикально улучшить качество жизни. Однажды внук выясняет, что, несмотря на то что исследования деда были свернуты по инициативе правительства, тот все-таки успел разработать опытную серию роботов и вживить ее… Несмотря на то что это чистый жанр, несмотря на то что роман, по сути, подростковое для и про подростков фэнтези, это единственный за последний год текст, который внушает, страшно сказать, веру в перспективность российского проекта, причем таким образом, что от этого не тошнит; Дивов очень умный фантаст. Хороший роман; то есть пелевинская книжка, конечно, важнее, но Пелевин уже много лет конкурирует исключительно с самим собой, нет у него соперников. А Дивов просто сделал в этом году свою работу лучше, чем все остальные.

 
[альтернативный текст для изображения]

Лучшая неизданная книга года. Александр Коммари «Русский, красный, человек опасный»

Короткие остроумно придуманные и очень хлесткие рассказы в жанре альтернативной истории; «красная фантастика». Особенно удаются Коммари сюжеты, где так или иначе фигурирует Гагарин доживший до 1993-го, оказавшийся в мире, где не было СССР, и т.д.; автор очень хорошо понимает, кто на самом деле был ключевой фигурой отечественной истории ХХ века. «Рассказывали, что Самый Главный Человек страны приехал в Министерство обороны и вызвал к себе начальников ракетных войск и авиации. Что происходило в кабинете, никто не знает. Только через полчаса мимо дежурного полковника, сидящего в кабинете, стремительно прошли оба начальника, а один из них бросил на ходу: «Я? В Гагарина? Ракетой? Да пошел ты на х..., ...удило питерское!»

 
[альтернативный текст для изображения]

Лучшая биография. Максим Чертанов «Эрнест Хемингуэй»

Умная, остроумная, компетентная биография с одной стороны, безупречная в качестве исторической хроники, с другой созданная специально для отечественного читателя, то есть отвечающая на те вопросы, которые вызывает фигура Хемингуэя именно в российской культурной среде. «Когда у нас был один Хемингуэй нет, конечно, не тот официальный, друг трудящихся и великий гуманист, а тот, в свитере, что глядел на нас с портрета: Папа (хотя вернее было бы «Батя») Хэм «свой мужик», похожий на советского геолога или антисоветского барда, ироничный, сдержанный, мудрый в остальном мире давно существовал другой: неврастеник, позер, патологический лжец, под фальшивой брутальностью скрывающий массу комплексов, талантливый, но рано исписавшийся алкоголик. Примирить этих двоих, слепить из них подобие живого члеовек немыслимо. А, знаете ли, придется. Потому что в обеих трактовках много правды».
Единственная проблема названия глав: «Дьявол носит «Прада», «Американский оборотень в Париже», и так все время: очень неудачная шутка и та самая ложка дегтя, которая портит эту замечательную бочку меда.

 
[альтернативный текст для изображения]

Лучший сборник рассказов. Андрей Рубанов «Тоже родина»

«Он сгорел быстро, меньше чем в неделю. В первый день валялся с высокой температурой все думали, что простыл. На вторые сутки к температуре добавились сильнейшие головные боли; он сначала стонал, потом кричал. К вечеру третьего дня его перевели на больничку. Менингит. Еще через два дня врач Ира сказала мне, что он умер».  
Первый же эксперимент Рубанова с малой формой показал, что мастер остается мастером независимо от жанра и объема: он так же точен, так же остроумен, так же язвителен и так же верен «своей» теме моя-мужскя-правда. Это очень хорошая проза. По-видимому, появление коллекции рассказов связано с двумя причинами: накопилось несколько сюжетов, которые сами по себе не тянут на роман а топить их внутри какого-то большого романа не хочется. А во-вторых, Рубанов, как и многие люди, пришедшие в литературу всерьез и надолго, «метит» жанры и направления; ему надо доказать себе и всем, что он умеет все хоть жесткий реализм, хоть фантастику, хоть эссеистику, хоть эпос, рассказы; из чего очевидным образом следует, что в какой-то момент мы непременно познакомимся с рубановскими стихами, комиксами и детскими книгами.

 
[альтернативный текст для изображения]

Лучшая книга о политике. Джордж Фридман «Следующие сто лет. Прогноз событий XXI века»

На эту книгу как-то не обратили должного внимания а напрасно, это основополагающее чтение для тех, кто берется судить о чем-либо, кроме потребительских товаров, и уж тем более выбирать себе место в идеологическом спектре. Книга строится на крайне убедительной посылке: чтобы понять, каковы будут действия тех или иных народов в будущем, следует ссылаться не на здравый смысл/рациональность, а на географию и исторически присущую склонность тех или  иных наций к агрессии. Examples, что называется, are plentiful. Не обязательно даже воспринимать книгу Фридмана на прогноз, конкретный сценарий; хватает и того, что у нас есть указание  на те часовые бомбы истории и географии, которые Америка, судя по всему, не постесняется взорвать, когда ей это понадобится. Хотя и прогнозы тоже крайне любопытные: советы обратить внимание на Японию, Турцию и Польшу и не слишком принимать во внимание Китай и Индию (у них как не было империй, так и не будет, а нынешний рост захлебнется). Как насчет Америки? Фридман уверен, что ХХ век был для США только «тренировочным»; по-настоящему  веком Америки станет XXI.

 
[альтернативный текст для изображения]

Лучшая книга по истории и по экономике. Лиаквад Ахамед  «Повелители финансов»

Невероятно увлекательная книга о четырех руководителях центробанков и независимом экономисте Кейнсе, в которой показана неочевидная подоплека общеизвестной истории ХХ века (общеизвестной в своей политической версии). На самом деле, важнее, чем политика, были финансы и экономика, доказывает Ахамед; и доказывает убедительно. Пулитцеровская премия 2010, «Лучшая бизнес-книга 2009» по версии Financial Times и Golman Sachs, золотая награда премии Артура Росса 2010.

Подпишитесь на Daily
Каждую неделю мы высылаем «Пророка по выходным»:
главные кинопремьеры, выставки и концерты. Коротко, весело и по делу.