перейти на мобильную версию сайта
да
нет
Герои

«Я хотел бы написать музыку к фильму Ларса фон Триера»

Фронтмен британской рок-группы Foals Яннис Филиппакис — об отношениях с лейблом, любимой музыке и о социальном строе внутри коллектива

  • — Вы приезжаете в Россию уже во второй раз. Вам понравился ваш прошлогодний визит?

— Я вообще долгое время хотел попасть в Россию, много читал о ней. Раньше мне удавалось увидеть Украину, но я все никак не мог приехать в Россию — были проблемы с визой. И в прошлом году я был очень рад наконец-то побывать у вас. Мне очень понравился концерт, и будет здорово вернуться и выступить сольно, а не на фестивале. А в этом году мы едем еще и в Петербург, так что должно быть действительно круто.

  • — Последний альбом Foals был дебютом на мейджор-лейбле Warner. Это как-то повлияло на творческий процесс?

— Нет, абсолютно нет. Сразу поясню: мы в той или иной степени сотрудничали с Warner с самого начала. Наша первая пластинка вышла на лейбле Transgressive Records, но и это произошло с некоторой помощью Warner. Следующие две пластинки так и выходили на Warner в Великобритании, просто в США они выпускались на Sub Pop. Впрочем, безотносительно к этому — я бы не позволил звукозаписывающей компании менять мое представление о собственной музыке, не вижу в этом смысла. Я вообще мало с лейблом контактирую, даже в студию их не пускаю, пока альбом не закончен. Скажу, что мы вообще не сотрудничаем с лейблом на креативном уровне, для нас он скорее является ресурсом. И здорово, что они не пытаются на наше творчество как-то повлиять.

  • — Песни Foals звучат в саундтреках к некоторым фильмам и сериалам. Как ты относишься к тому, что твоя музыка и твоя работа поставлена на службу чужим идеям?

— Да нормально, в общем… Мне кажется, что, как только я песню записал, она мне уже больше не принадлежит. Так что я привык к таким вещам и какого-то особого мнения у меня насчет этого нет.

  • — Раз уж мы говорим о кино, ты упоминал, что восхищаешься саундтреками Джонни Гринвуда к фильмам Пола Томаса Андерсона.

— Да-да, мне очень нравятся его работы.

  • — Если бы у тебя была возможность написать музыку к фильму, что за фильм это был бы?

— Я, наверно, хотел бы написать музыку к какому-нибудь фильму Ларса фон Триера.

Яннис Филиппакис лезет в толпу на прошлогоднем фестивале «Субботник» в Москве

  • — Ты говорил, что во время записи второго альбома вы всей группой жили вместе в одном доме. Помогает музыке такой подход?

— Да, думаю, помогает. Хотя, пожалуй, это зависит от того, какую фазу жизни ты сейчас проходишь, когда подобное происходит. Думаю, сейчас мы были бы не очень продуктивны, работая таким образом, все мы повзрослели. Но тогда это было важно: всем быть в одном месте, жить и работать бок о бок, — мне нравится эта идея своеобразной коммуны. Ведь одна из главных проблем, с которой могут столкнуться группы, это когда ее участники отдаляются друг от друга.

  • — Как происходит запись обычно? У вас демократия? Или кто-то один за все отвечает?

— Ни то ни другое. У нас не абсолютная демократия, но и диктата никакого нет. Я и Джимми (Джимми Смит, гитарист. — Прим. ред.) пишем почти всю музыку, и мы, несомненно, имеем серьезный вес в студии. Также мнение Джека (Джек Бивен. — Прим. ред.), барабанщика, очень часто учитывается. Ну и, разумеется, так как мы работаем с продюсерами, они тоже имеют определенное влияние.

  • — Атмосфера в студии как-то меняется от альбома к альбому?

— Да, конечно. Было бы странно, если бы не менялась, все-таки мы музыку играем уже на протяжении семи-восьми лет. То, что мы делаем, и то, как мы это делаем, постоянно меняется, и сейчас все становится более продуманным, выдержанным. Думаю, мы стали гораздо менее наивными в каком-то смысле.

  • — Вы говорили, что во время записи «Holy Fire» вы часто использовали слово «вуду» для описания звука. Можешь привести еще какие-то примеры вашего внутреннего лексикона?

— Я люблю описывать звуки с помощью цветов или температуры, мол, этот звук «теплый», а этот «холодный». У температур есть тоже своя палитра. Также, если я недоволен звуком, я могу сказать что он «плохо пахнет», то есть можно и запахи использовать. Можно и другие чувства вспомнить, какие-то эпитеты могут быть эзотерическими, ну и всегда есть названия эмоций.

  • — Я как-то слышал акустические версии ваших песен, они поразительные. Вы когда-нибудь рассматривали возможность записи акустического альбома?

— Теоретически да, мне интересно было бы этим заняться. Вообще, мы уже выпустили «CCTV Sessions» (мини-альбом с альтернативными версиями пяти ранее выпущенных песен. — Прим. ред.) на виниле, но, думаю, ты об этих версиях и говоришь. Не знаю, будет ли Foals подходящей группой для того, чтобы делать полностью акустический альбом. С другой стороны, мне бы определенно хотелось попробовать заняться более тихой и тонкой музыкой, которая не столько про ритм и энергию, сколько про лирику и атмосферность.

Акустическая версия первого сингла со второго альбома группы «Spanish Sahara»

  • — Вы часто говорили в последнее время, что в восторге от группы Majical Cloudz. Не хотели бы посотрудничать с ними каким-то образом, в тур вместе съездить?

— Да, было бы здорово вместе съездить в тур. Действительно, я большой фанат, я в восторге от того, что они делают. Но я также думаю, что иногда не стоит пытаться стать частью чужого творческого процесса. Я просто наблюдаю и наслаждаюсь своей ролью почитателя на расстоянии.

  • — Ваша музыка меняется от альбома к альбому. Можешь намекнуть, куда она будет двигаться дальше?

— Я не могу сказать, это секрет.

  • — Секрет?
— Да, боюсь, что так.
  • Концерт Foals выступят 10 июня в Петербурге в клубе А2 и 11 июня в клубе Stadium Live в Москве


Котик «Афиши Daily» присылает ровно одну хорошую новость в день. Его всегда можно прогнать и отписаться.
Ошибка в тексте
Отправить