перейти на мобильную версию сайта
да
нет
Герои

«Сейчас все музыканты говорят, что играют поп-музыку. Мы не такие»

Лидер приезжающей в Россию группы These New Puritans Джек Барнетт о ястребах, Элтоне Джоне и деньгах.

  • — Вы выучили нотную грамоту и музыкальную теорию, когда начали работать над предыдущим альбомом, «Hidden». Зачем вам это понадобилось?

— Чтобы самому написать все аранжировки для альбома. Я и помыслить не мог, что это сделает кто-то другой, поэтому решил поучиться. Каждый день усердно над этим работал. Но теория — это всего лишь еще один инструмент. На последних двух альбомах я написал большую часть музыки, используя нотную запись, но это вовсе не потому, что я замахивался на какой-то опус магнум или грандиозный концерт в духе Баха. Просто это эффективный способ добиться того, чтобы разные музыканты с разным опытом и образованием могли сыграть то, что ты сочинил, и материал бы не пострадал. Так получается интереснее и богаче, чем если бы я попытался что-то насвистеть или намычать.

  • — «Field of Reeds» вы еще и записывали в каком-то необычном месте.

— Запись проходила в нескольких студиях, но началось все действительно в особенном месте — в Funkhaus Nalepastraße в Берлине. Это такой послевоенный восточногерманский радиокомплекс, там несколько огромных зданий, совершенно потрясающе выглядящих. В этом комплексе записывались радиоспектакли и передачи, поэтому там полно разных удивительных помещений: деревянные комнаты, каменные комнаты, комнаты с лестницами, ведущими в никуда, где записывали звук, как человек поднимается или спускается по лестнице. Нас туда привел дирижер Андре де Риддер, с которым мы работали еще над концертной программой после «Hidden».

Красивый клип на композицию «Organ Eternal», лучшую на альбоме «Field of Reeds», который, впрочем, сложно разделять на отдельные треки

  • — Каково вам вообще было работать с классическими музыкантами? Сложно?

— Скорее им со мной было сложно! Я многих порядком достал. Некоторые думали, что отдохнут на записи нашего альбома: вроде бы это популярная, а не классическая музыка. Фиг вам! Я заставлял людей переигрывать партии по сто раз, чтобы добиться нужного результата. Например, в одной песне — я это точно запомнил — правильная барабанная партия у моего брата Джорджа появилась с 87-го раза. Это, кстати, то, что объединяет меня и Грэма Саттона (музыкант группы Bark Psychosis, продюсер. — Прим. ред.), который с нами над альбомом работал. Мы оба перфекционисты, мы готовы на все, чтобы добиться желаемого звука. Да, это иногда занимает много времени, но иначе какой смысл что-то вообще делать?

  • — У вас на альбоме много необычных звуков: бьющееся стекло, хлопанье крыльев ястреба. Вот как такое придумывается? Как вы понимаете, что вам нужен именно этот звук?

— Все завязано на музыке. Я обычно пишу музыку один, за фортепиано или каким-то другим инструментом, и иногда становится понятно, что она чего-то требует. Но с ястребом, конечно, целая история была. Можно было бы взять откуда-нибудь семпл, но это было бы скучно. А собственно записать звук было очень сложно: мы долго не могли найти человека, у которого был бы ястреб, потом студии отказывались его пускать. И правильно делали, кстати. Это же хищная птица, опасная, она даже на нашего звукорежиссера пыталась напасть.

Концерты в этом году These New Puritans играют расширенным составом: с португальской певицей Элизой Родригес и еще несколькими музыкантами. Получается небольшой оркестр

  • — Вы не любите, когда These New Puritans называют поп-группой. Но вас же и к академической музыке вроде не причислить.

— Мне ни то ни другое не нравится. Мне не нравится академическая музыка, потому что мне не хочется делать музыку для избранных, заведомо исключать какую-то часть публики, чем в академической среде, по-моему, и занимаются. Поп-музыка мне тоже не нравится, она стала слишком консервативной. Люди говорят, что мы записали слишком сложный альбом, — ну это же не так! Мы выступили абсолютно в рамках традиции музыки, которую люди пишут о том, что они чувствуют. В нашем альбоме слишком много интуиции, эмоций для академической музыки. Я прожил и прочувствовал каждую секунду «Field of Reeds». Но в то же время... Сейчас все музыканты говорят, что играют поп-музыку. Давайте честно: мы не такие.

  • — Я читал несколько рецензий, где музыку «Field of Reeds» называли фолком. Что вы об этом думаете? Вы отталкиваетесь от какой-то традиции?

— Фолк... Хм... Меня уже второй раз об этом спрашивают, и теперь мне кажется, что в этом есть смысл. Если под фолком подразумевать традиционную, народную музыку. В ней есть определенная глубина и мрак — и мы обращаемся к похожим материям.

  • — Проблема с современной музыкой в том, что ей сложно заработать на жизнь, поэтому музыкантам приходится как-то выкручиваться. Вот и вы продаете свою музыку в рекламу, ваш брат работает моделью. Вас это раздражает?
— Только что закончилась эпоха мейджор-лейблов, когда музыканты зарабатывали огромные суммы, — и мы еще не до конца привыкли к новой ситуации. Но ведь до нее было то же самое — музыка не была особо прибыльной профессией. Так что, возможно, мы вернулись к естественному положению вещей. Хотя как музыканту мне, конечно, обидно, что люди совсем не против воровать музыку и что они так дешево ценят творчество. Человек за чашку кофе платит больше, чем за песню. Искусство — это теперь то, чем любители занимаются забесплатно. Это ужасно. Что это говорит о музыкантах, обществе, нашем времени? Что же до рекламы, я не вижу в этом ничего зазорного. Мне недавно предложили использовать музыку These New Puritans в ролике Victoria’s Secret, я согласился, не задумываясь. Если на продаже альбомов невозможно заработать, что еще делать?

Еще до выхода «Field of Reeds» These New Puritans опубликовали несколько видео из студии, по которым было видно, какая серьезная идет работа над альбомом. На этом видео, например, музыканты расставляют 28 тайских гонгов

  • — Вам всего 25, а музыку вы делаете в разы серьезнее и взрослее, чем обычно люди делают в вашем возрасте.

— Взрослее? Звучит очень скучно. Как будто мы уже вышли на пенсию и отдыхаем. По-моему, наоборот, мы занимаемся чем-то очень инфантильным. Стремление сочинять музыку — детское, любой ребенок сочиняет песни. Мы просто дети, которые развлекаются и играют с инструментами. Все не так серьезно, как может показаться.

  • — Вы знаете, что Элтон Джон недавно вас назвал своей любимой современной группой?
— О да. Мне было очень приятно. У него есть прямо-таки гениальные песни — мне вообще Грэм в свое время посоветовал его послушать. Так что я рад, что мы ему нравимся. Вообще, это логично — если бы я был мультимиллионером, который может себе позволить что угодно, я бы тоже наверняка интересовался странными современными группами.
  • Концерты These New Puritans сыграют в Москве в «Главклубее», 2 ноября, и в Санкт-Петербурге в клубе A2, 3 ноября
Котик «Афиши Daily» присылает ровно одну хорошую новость в день. Его всегда можно прогнать и отписаться.
Ошибка в тексте
Отправить