перейти на мобильную версию сайта
да
нет
Герои

«Это фильм о духе времени»: Наталья Чумакова о «Здорово и вечно» и Егоре Летове

Фотография: gr-ob.com

На следующей неделе во всероссийский прокат выходит фильм о Егоре Летове и первых годах «Гражданской обороны» — «Здорово и вечно». Олег Коронный поговорил с режиссером ленты и вдовой музыканта Натальей Чумаковой о фильме, Дэвиде Духовны и футболе.

  • — Как создавался фильм — этап за этапом?

— Осенью 2009 года Алексей Медведев, который делал кинофестиваль «2morrow», задал мне вопрос: «Есть ли какой-нибудь фильм про Летова, который можно показать на фестивале?»  Фильма про Летова не было — и он попросил меня собрать какой-нибудь материал. У меня была камера маленькая, и я очень долго снимала всякие гастроли, егоровские акустики и прочее. Вот мы и придумали с Семеляком, что надо показать кусочки моей хроники и другие архивные материалы с Егором. Мы собрали маленький видеоколлаж на 40 минут и показали на этом фестивале. Так появился «Егор Летов: Проект фильма». Одновременно с этим возникла идея сделать из этого материала документальный фильм. Мы ждали людей, которым это было бы интересно, но никто в итоге не взялся. Были какие-то предложения — но они были либо несерьезные, либо просто не вписывались в концепцию, и мы решили вместе с Анной Цирлиной сделать кино сами. Начали брать интервью, параллельно собирать разную фотохронику, видеохронику, касающуюся как «Обороны», так и того времени в принципе. Фильм делали 5 лет.

  • — Интервью из-за камеры брали вы?

— Да.

  • — То есть всем вы занимались вдвоем с Анной Цирлиной? В том числе и монтажом?

— Ни в коем случае. Монтажом занимался Владимир Яндовка, такой же полноправный автор кино: окончательный вариант он собирал сам. Они с Анной нашли и вставили в фильм массу отвлеченной от группы хроники, которая создавала смешные, страшные, очень поэтичные образы. Я крайне редко вмешивалась в этот процесс.

«Гражданская оборона»: Староватов, Летов, Джефф, Климкин — на фотографии для золотого состава не хватает Кузи УО

«Гражданская оборона»: Староватов, Летов, Джефф, Климкин — на фотографии для золотого состава не хватает Кузи УО

Фотография: Beat Films

  • — Фильм был полностью снят на деньги, собранные при помощи краудфандинга?

— Нет, сначала мы снимали на свои деньги: сами ездили по городам, вся техника была наша, собственная. Деньги собирались уже на этапе постпродакшена — когда стало понятно, что для показа в кинотеатрах нужен хороший звук, специальные кинокопии. Все это довольно дорого стоит — вот тогда мы и обратились к людям. Конечно, очень не хотелось обременять кого-то, но у нас просто не было таких денег.

  • — Если не секрет — сколько стоил фильм в итоге?

— Трудно сказать. На краудфандинге мы собрали около миллиона рублей, а сколько затратили сверх этого — не считали.

  • — Вкладывался ли в фильм кто-то неожиданный? Кто-нибудь из мира политики или какой-нибудь Лев Лещенко?

— Вкладывались в том числе и известные люди, была одна из известных политических персон, но я не имею права их называть, потому что они вкладывались анонимно.

Первые кадры фильма «Здорово и вечно»

  • — Как вы считаете сами, что получилось в фильме и что не получилось?

— Я бы не сказала, что нужно вот так разделять. Конечно, мы думали о чем-то одном, а получилось что-то совсем другое. Результат, конечно, оказался неожиданным. Материал в итоге увел в какую-то свою сторону. Он стал более неоднозначным, метафоричным, егоровская стилистика сама диктовала ход повествования, какие-то темы возникли в процессе, другие, наоборот, выпали.

  • — Стояла ли перед вами как перед авторами документального фильма  задача создать прежде всего документ?

— Нет! Кому интересен документ — для того есть Google или всякие статьи в интернетах, а это скорее фильм о духе времени. Видите ли, это все такие истертые понятия, но все же хотелось передать какое-то чувство, которое совпадало и с «обороновским» ощущением времени, и с ощущением других героев кино.

  • — Планируется ли продолжение? В фильме же речь идет о раннем периоде группы.

— Когда мы начинали, мы не думали, что фильм будет только про ранние годы. Потом стало понятно, что даже в фильм про ранние годы всего не вместить. Очень многие сюжеты пришлось обрезать, выкинуть. Материала было много — на деле там можно было смонтировать фильм часов хоть на 8, хоть на 20. Очень быстро выяснилось, что нужно остановиться на периоде распада раннего состава «ГО» и уже когда-нибудь потом взяться за продолжение.

Летов и Янка Дягилева

Летов и Янка Дягилева

Фотография: Beat Films

  • — Кто, по-вашему, зритель этого фильма? Это какой-то специальный, подготовленный человек — или его может посмотреть любой ?

— Это любой человек. Может быть, даже совсем не знающий историю группы, потому что, мне кажется, сама «Оборона» — это то, что действует вне всякого разума, какой-то логики, напрямую в подсознание.

  • — Насколько вообще важно знать биографию художника, чтобы воспринимать его творчество?

— Знание биографии почти всегда полностью меняет восприятие творчества, иногда дает дополнительные краски и глубину, иногда только мешает. Узнавая биографию, можно пережить одни и те же вещи совершенно по-разному, и так же, по-моему, работает и этот фильм, расставляя, может быть, неожиданные для кого-то акценты.

  • — Согласны ли вы с тем,  что поклонников «Обороны» можно поделить на два типа: те, кто поет «Все идет по плану» в переходе, и какие-то условные интеллектуалы?

— Не знаю. Мне кажется, поклонники «Обороны» очень плохо поддаются классификации. Среди них есть люди очень разных взглядов, образования, занятий. Это все абсолютно какая-то индивидуальная вещь. Общее лишь то, что каждый слышит что-то очень родное и свое, интимное, в этих песнях. Причем слышит часто совершенно не то, что другие, — видимо, потому что Егор довольно безжалостно врывался в такие лабиринты человеческих сознаний и инстинктов, которые люди сами в себе не подозревали.

Еще один отрывок из фильма — о принудительном лечении Летова, — премьера которого состоялась на сайте Meduza

  • — Как вы считаете, пойдет ли на фильм та толпа, которая любила помеситься под «ГО»?

— Отношение к группе — это очень индивидуальная история даже для тех, кто кажется толпой. В ней есть люди, которые вообще не воспринимают, а слышат только драйв: ну да, весело, круто! Может быть, они и не пойдут, потому что им на самом деле все равно, кто это делал, зачем это все было.

  • — Фильм-то как раз про ранние годы, которые были самые о-го-го.

— Ну и что? Например, я знаю, что, когда «Оборона» перешла из кинотеатров в клубы, где цены на билеты были выше, часть народа действительно отпала, потому что им было не принципиально — идти на концерт или оторваться где-то своей компанией… Но это не правило — это просто какие-то люди, у которых ничего не связано конкретно с «Обороной», которым просто нравится этот драйв панковский. Для них «Оборона» мало отличается от любой другой панк-группы (притом что «ГО» по большому счету и не панк вовсе).

  • — Как вы уже замечали, группу любят совсем разные люди. Как вы думаете, с чем связано то, что к «ГО» не утихает интерес?

— Потому что она самая лучшая, вот и все.

Толпа на концерте «Обороны» — примерно такую же картину можно наблюдать на обложке бутлега «Свет и стулья»

Толпа на концерте «Обороны» — примерно такую же картину можно наблюдать на обложке бутлега «Свет и стулья»

Фотография: Beat Films

  • — Это понятно, но есть ли какая-то внешняя причина интереса? Может, дело во времени? Сам фильм вообще как-то перекликается с сегодняшним днем? Или вам хотелось максимально дистанцироваться от всего этого?

— Может, и хотелось. А он все равно будет перекликаться. На самом деле «ГО» была группой не о конкретном времени или о том, что происходит сейчас, а о том, что происходит вообще всегда: и постоянно, и с отдельным человеком, и с миром, — и поэтому она действует на всех, кто слышит. Хотя сейчас, может быть, действительно момент более благоприятный для такого внимания.

  • — То есть в фильме все-таки есть перекличка позднесоветского периода и сегодняшнего дня?

— Минимальная. Ровно до той степени, как и вообще постоянно перекликаются разные времена нашей истории.

  • — Были какие-то разговоры о рекламе с Дэвидом Духовны. Они просили вставить в ролик «ГО»?

— Да, был такой момент. Не то чтобы они сильно просили, но обратились с таким предложением. Мы отказали.

Песня «Здорово и вечно», давшая название фильму, на концерте в Москве в 1988 году

  • — Почему?

— Да потому что это глупо и пошло.

  • — Считаете ли вы, что это могло бы навредить репутации группы?

— Нет, репутации группы уже ничто не может повредить, потому что «ГО» — это, как ни крути, Егор Летов, которого уже ничто не может как-то опорочить по известным причинам. Но использовать его таким образом совершенно неприемлемо, Летов в рекламе — это абсурд.

  • — Вопрос из той же серии. Расскажите, что случилось с фильмом «Срок»? В конце журналист Олег Кашин исполняет песню «Все идет по плану», и фильм из-за этого удалили с ютьюба.

— Это довольно скучная история. Фильм удалили, потому что его авторы включили эту песню вопреки желанию наследников, проще говоря, категорически против был Сергей Летов. Он открыто написал об этом, и у него есть на то право по закону — как бы мы ни относились к нашим законам и самому авторскому праву.

Летов и очки — эту каноническую оправу на снимке за колючей проволокой можно увидеть как на афише фильма, так и на обложке сборника «Все идет по плану»

Летов и очки — эту каноническую оправу на снимке за колючей проволокой можно увидеть как на афише фильма, так и на обложке сборника «Все идет по плану»

Фотография: Beat Films

  • — Сейчас выходит новая книга серии «Егор Летов. Автографы»  — на кого она рассчитана, зачем это нужно?

— Это обращено к тем, кому интересно, как создавались песни и стихи. Егору очень нравилось изучать чужие черновики, потому что он сам очень тщательно работал над текстами, ему страшно интересен был процесс. Если кто-то интересуется, как рождались егоровские песни, то он может это узнать благодаря изданиям. У Летова был главный принцип: взял — отдай. В том числе важно делиться, так сказать, техническими моментами. Кроме того, его рукописи удивительно красивы сами по себе, там есть рисунки, фотографии редкие. И есть масса неиспользованного чернового материала, который также достоин быть опубликованным. Это примерно то же самое, что, например, публикации набросков известных живописцев. Это обычная практика существования художника в мире. Если он не печатается, про него не говорят — значит, его нет просто. Можно писать в стол, можно все спрятать и сидеть на этом, ну и какой смысл — кто его увидит и услышит. Люди ведь пишут для этого. Даже если их услышат только после смерти.

  • — Давайте я задам вопрос совершенно из другого измерения: вы любите футбол?

— Да, очень.

  • — А за кого болеете?

— За «Спартак». Ну, сейчас об этом больно говорить. Что делать.

  • — На форуме «ГО» Летов рассказывал, что симпатизирует ЦСКА, — было ли у вас какое-то противостояние в этом смысле?

— Конечно, в том-то и был весь смак — не просто смотреть и болеть, а еще постоянно переругиваться, подкалывать друг друга, спорить, драться. Иначе просто неинтересно!

Котик «Афиши Daily» присылает ровно одну хорошую новость в день. Его всегда можно прогнать и отписаться.
Ошибка в тексте
Отправить