перейти на мобильную версию сайта
да
нет
Контекст

«Я ему это пиво так по-интеллигентски в лицо и плеснул»: 10 лет Flammable Beats

На этой неделе празднует 10-летний юбилей диджейская группировка Flammable Beats, во многом определившая дух клубной жизни середины и конца 2000-х. Со слов участников FB и их соратников «Волна» составила устную историю их свершений и достижений.

До 2003-го

Сабина Чагина (жена Андрея Чагина, промоутер Flammable Beats, владелица галереи Street Kit): «На самом деле с Иваном Винилкиным мы знакомы давно, они играли с Андреем Чагиным вместе под названием «ЧиП Саундсистем» (Чагин и Поляков) еще с 97-го.»

DJ Винилкин (Иван Поляков, участник Flammable Beats): «В 90-е у нас вместе со Степой Строевым — потом он стал программным директором «Русского радио» — была группа «Зангези», названная в честь сверхповести Хлебникова. Играли афро-рок, когда все увлекались металлом. Материалов никаких не осталось. С Чагиным мы встретились в 1996-м, у меня уже дома стояли вертушки. Он больше был склонен к техно, к Underground Resistance, а мне нравилось даунтемпо — лейбл Warp, Ninja Tune. Он был диджей Ча, а я был диджей По. Винилкиным меня прозвали уже в группе Tetris Владика Лозинского — бывшего барабанщика «Матросской тишины».

Максим Маслаков (директор по маркетингу компании «Джамилько» (1998–1999), главный редактор Playboy (1999–2005), издатель сайта OpenSpace, журналов Black Square и Art+Auction (2007–2010): «Чагин в середине 90-х был совсем начинающим диджеем; приехал в Москву и ночевал в клубе Moby Dick. Играл он в гостях у друзей (а иметь дома вертушки было хорошим тоном) мягкий дип-хаус типа Mauricio и Funky Porcini. В 1998-м я позвал его с Поляковым делать вместе со мной «Базу 14», которая стала первым московским диджей-баром. Он находился над магазином Chevignon в Столешниковом. Звучали даб, трип-хоп и много самой разной хорошей музыки. У нас там вечерами все столичные меломаны собирались. Андрей Пирумов тогда активно катался на сноуборде и все это фотографировал и описывал для разных журналов. А Дима Тактикс, наверное, в школе еще учился».

Андрей Чагин и Иван Поляков в магазине «Звуковой барьер». 2003 г.

Андрей Чагин и Иван Поляков в магазине «Звуковой барьер». 2003 г.

Фотография: предоставлено Flammable Beats

DJ Пирумов (Андрей Пирумов, диджей, фотограф, совладелец агентства Unity): «Я с детства занимался сноубордом и музыкой. Отец коллекционировал пластинки, и от него мне это передалось. Не то чтобы я хотел стать диджеем, просто всегда было очень много музыки вокруг, и диджейство дало возможность рассказывать о ней людям. Если говорить о тусовке, то во многом наш круг сложился в Институте телевидения и радиовещания. На первом курсе мы познакомились с будущим промоутером Олегом Магди, Аней Дюльгеровой, которая сейчас занимается модой. С нами учился Антон Кубиков, телеведущая Оля Шелест, режиссер Сергей Лобан. Мы ездили в гости в МГУ, ходили в «Птюч» и «Эрмитаж».

DJ Tactics (Дмитрий Винокуров, диджей-тернтаблист, музыкант, тур-диджей группы Centr (2009), арт-директор The Rolling Stone Bar (2012): «Я танцевал брейк-данс в школе, смотрел рэперское видео и ходил в школу диджеев на
«Юго-Западной» к DJ Mushroom. Что-то пробовал писать в программе Fruity Loops — вплоть до трансульки. Звался я тогда DJ Smile. Чтобы меня пустили в клуб, в какой-нибудь «Гиппопотам», приходилось врать на входе, что мои родители хотят его снять на день рождения, и просить дать посмотреть помещение. В 15–16 лет я скупил все учебники по звукорежиссуре в магазине DJ Sound в городе Видное, постепенно начал с этой конторой работать на выставках. В какой-то момент японцы из компании Vestax позвонили им и попросили предоставить русского участника в диджейский чемпионат Vestax Extravaganza в Лондоне. Я предложил сделать русский чемпионат в клубе «Новая сцена» на «Юго-Западной», начал обзванивать диджеев и убеждать их приехать своим не до конца прорезавшимся голосом. Выиграл конкурс DJ Женя, но поехали мы все вместе, потому что я был единственным, кто говорил по-английски».

DJ Винилкин: «С Пирумовым мы встретились в «Культе»: я ставил жесточайший хип-хоп на дне рождения его жены Мэри. Музыка моя не особенно нравилась руководству. А Андрей подошел и сказал: «Это то, что нужно!» Естественно, мы играли только с винила — диски считались тогда западло, как сейчас программа Traktor. Андрей пообщал мне подарить пластинку c Def Jux. «Ты круто играешь классный музон, и я это очень уважаю, — сказал он. — Я не диджей, но у меня есть коллекция, и один винил я подарю тебе». Обещание до сих пор не выполнено, к сожалению». 

В этом материале можно послушать четыре микса, сделанных участниками Flammable Beats в 2009-м году для проекта Nokia Soundboard. Этот принадлежит Винилкину

Алексей Николаев (диджей, арт-директор клуба «Культ» (2001–2008)): «Как-то раз мы пригласили играть Ваню на кубинскую вечеринку с участием сотрудников посольства Испании и прочих экспатов. Ваня действительно начал с кубинского, а потом давай играть всякое хорошее, но никак не подходящее — Pussy Foot Records, даб, брейкс. И на наш немой вопрос, чего он ставит, Поляков показывал пальцем на каждую пластинку и говорил: «Кубинская!» Мы до сих пор используем этот трюк, если кто-то нас просит играть то, что не хочется».

Чагин и Пирумов на Art Pleasure Festival в Краснопресненском парке. 2006 г.

Чагин и Пирумов на Art Pleasure Festival в Краснопресненском парке. 2006 г.

Фотография: предоставлено Flammable Beats

Зима 2002–2003

DJ Пирумов: «Огромную роль сыграли лагеря «ТусАрт», которые с начала 2000-х устраивал кинооператор Батыр Моргачев и его сестра Вера, — коллективные выезды на курорты, где сдружилась вся клубная тусовка. В одну из поездок удалось собрать Панина с его братом, Зорькина, Санчеса и
Сапунова — Москва на несколько недель осталась буквально без диджеев. Арт-директора клубов не понимали, что происходит, почему никого нет».

Сабина Чагина: «Зимой 2002-го произошла историческая поездка в сноубордический лагерь в Красной Поляне, куда нас пригласил Пирумов. Тогда повсюду гремело Flammable Family. Это объединение сноубордистов — Димы Фесенко, известного по прозвищу «Таракан», Виталия Михайлова, Халина, Ганкина, а также граффити-тусовки Rus Crew. Мы ехали на поезде и
на вокзале повстречались с Димой Тактиксом, которого Ваня решил взять с собой. Диме было всего 19 лет. На тот момент он уже виртуозно скретчил, джагглил. В общем, приемы тернтаблизма ему давались легко. Он даже в поезде не мог не скретчить: у него был съемный фейдер, с которым он постоянно игрался».

DJ Винилкин: «Дима Тактикс вырос в собственном круге общения. До сих пор для меня загадка, как он научился в 16 лет так обращаться с вертушкой. Когда мы ездили в Поляну, Диму уже спонсировала фирма Vestax — ему поставляли новые проигрыватели и микшеры, и в горы он поехал со всем диджейским набором».

Микс Тактикса для Nokia Soundboard, сделанный через шесть лет после описываемых событий

Сабина Чагина: «На Красной Поляне мы жили в доме, где нас было около 20 человек. Постоянно кто-то вселялся и выселялся. Вот тогда появился этот музыкальный вирус, который заразил нас всех. Тактикс скретчил и учил всех, Пирумов ставил пластинки из коллекции папы — раритетный фанк и соул, Винилкин был полностью на рэпе, а мы с Андреем были во всем этом понемногу и варили чай, что, конечно, вызывало у сноубордистов неоднозначное впечатление. Тогда Иван как человек, обладающий способностью собирать вокруг себя людей, предложил Таракану, чтобы мы были Flammable Beats — частью Flammable Family, которая отвечает за музыку. С тех пор и понеслось».

DJ Винилкин: «В начале 2000-х противостояние рэпа и панка сошло на нет. Был, конечно, какой-то русский хип-хоп, но новая волна андеграундного рэпа оставалась незаметной. В клубы ходили на техно и хаус. Flammable Beats, безусловно, не рэп-туса. Мы не с района, мы никогда не рубились с металлистами и корнями больше связаны с рейвом. Мы четко решили, что представляем вторую волну хип-хопа — тем, что тогда называлось «nu school». То есть это Мэдлиб, Джей Дилла, лейбл Definitive Jux и так далее. В мощный московский тренд эта тема превратилась с появлением в ней спортсменов-экстремалов. Их обеспечил Пирумов. Он очень талантливый продюсер и менеджер, к тому же в 2000-е во всем мире сноуборд- и скейтборд-культура потихонечку отходила от панка и тяжелой альтернативы в сторону рэпа и регги».

DJ Пирумов: «Это была совсем запрещенная музыка в клубах. Бывали ситуации, когда после первого трека подходило руководство и меняло диджея. Да и публика хип-хоп воспринимала агрессивно. До нас хип-хоп-диджеи — Da Boogie Crew в первую очередь — играли в основном на соревнованиях по брейкдансу и прочих субкультурных мероприятиях. А Flammable Beats перенесли рэп и хип-хоп в танцевальные клубы. Первой реальной площадкой стала «Пропаганда».

Очередь в «Пропаганду». 2003 г.

Очередь в «Пропаганду». 2003 г.

Фотография: предоставлено Flammable Beats

Осень 2003

Сабина Чагина: «Винилкин заменял диджея Лешу Агеева в «Пропаганде», который тогда хотел играть хип-хоп, но не каждый вторник мог присутствовать в клубе. Постепенно Иван подтянул нас всех, и начались вторники Flammable Beats. Основную массу гостей составляли сноубордисты, скейтеры и прочие экстремалы, которых приглашал Пирумов, а также рэперы и бибои — в общем, люди не старше 25 лет». 

DJ Винилкин: «Название Flammable Beats изначально было названием вечеринки. На первую пришло то ли 10, то ли 15 человек, что нормально для вторника, когда обычно никого нет и не может быть. Но «Пропаганде» почему-то понравилось — никто не расписывал их туалеты, не кидал файеры на вход, — и нас позвали стать резидентами. За 2–3 месяца вторники превратились в феномен. К нам ходил Дмитрий Дибров и художник Паша Пепперштейн. Весь Златоустинский переулок был в людях. Сейчас говорят, что это было общество отморозков. Может быть… Хотя фейсконтроль работал довольно строго, и ребят в широких штанах не хотели пускать — приходилось их протаскивать».

DJ Пирумов: «Пропаганда» воспитала и хаус-тусовку, и хипстеров, и рэперов — к нам они собирались со всей Москвы, и революция реально заключалась в том, что подобной музыки раньше никто не слышал. Бюджетов на гастроли дорогих зарубежных гостей не давали, поэтому приезжали разве что мои друзья-сноубордисты. Например, австриец DJ Em-O-Dee: он показал, что хип-хоп играется совершенно по-иному. Иностранцы меняли пластинки каждую минуту, делали некий коллаж, используя всяческие трюки».

Чагин, Пирумов, Винилкин и DJ Mystic Bo на фестивале «ТусАрт» в Тайланде во время шторма. 2006 г.

Чагин, Пирумов, Винилкин и DJ Mystic Bo на фестивале «ТусАрт» в Тайланде во время шторма. 2006 г.

Фотография: предоставлено Flammable Beats

Зима 2004

Сабина Чагина: «В 2004-м случилось первое пришествие Бори Мистика в Москву — это была регги-бомба. Забитая до отказа «Пропаганда», люди танцевали под регги 8 часов без остановки».

DJ Винилкин: «Хип-хоп — постмодернистская музыка, которая в итоге приводит тебя к корням. С Борей, который делал вечеринки в берлинском регги-клубе Yaam, мы познакомились через московскую группу «Da Budz». Пирумов начал с ним переписываться по почте и решил сделать бюджетный привоз. Я ждал, что приедет человек в дредах, а тут — парень в пиджаке Hugo Boss, который при этом прекрасно понимает ямайские тексты. Удивительно, что он мог сводить пластинки не только музыкально, но и по смыслу. Вместе с Борей Мистиком в нашу сферу интересов плотнее проникли регги, даб и дансхолл».

Борис Веретильный (DJ Mystic Bo, промоутер и диджей, житель Берлина): «Помню точно — это было 23 февраля 2004-го. Я приехал в «Пропаганду» с немцем Ganjaman. Клуб забит под завязку — человек 800 в зале. Мы начали играть, и
он сколотил такой огромный блант — косяк в сигаре, чтобы не палиться. Закурили острожно в диджейке, ничего не видно вроде. Подбегает менеджер. За ним официант с подносом, уставленным стаканами. Штук 12 разных коктейлей. Говорит, умоляю, вот все коктейли, которые у нас делают в баре. Пейте, только, пожалуйста, не курите. Я ему показываю, что мы скрытно курим. Он тычет пальцем в видеоэкран, а там наши рожи с косяком, и виджей уже колбасит из них какой-то видеоарт. А Ganjaman не пьет. В итоге мне пришлось выпить все коктейли, и я играл часов пять в таком состоянии, что стоял под конец на собственных пластинках. Потом просил Чагина мне их собрать».

Микс диджея Пирумова для той же Nokia Soundboard

DJ Пирумов: «Параллельно с «Пропагандой» нас начали приглашать на большие городские мероприятия — например, в рамках туров «Сникерс-Урбания». Помню, я выходил за пульт на перекрытую площадь Сахарова. После маленькой «Пропаганды» я оказался перед 7 тысячами людей, где звуковая рубка была расположена в 30 метрах от диджейки. И это, конечно, совершенно другие условия, не оставляющие права на ошибку. Наверное, Flammable Beats стали популярными диджеями на массовых событиях, потому что формат музыки у нас достаточно активный и не совсем ночной — мы идеально подходим под всякие Дни города и большие спонсорские ивенты».

DJ Винилкин: «Я во Flammable считался самым народным диджеем из-за моей почти семилетней эпопеи с турами «Урбании», когда приходилось играть перед толпой в 10–15 тысяч человек. Чагин — более элитарный диджей. Тактикс — не диджей, а фокусник, показывавший свои скилзы и поражавший всех этим. А Пирумов ведет всю политику».

Винилкин на фестивале «Сникерс-Урбания» на ВВЦ. 2006 год.

Винилкин на фестивале «Сникерс-Урбания» на ВВЦ. 2006 год.

Фотография: предоставлено Flammable Beats

Весна 2004–2005

DJ Пирумов: «На «ТусАрте» в Таиланде мы играли на корабле, ходившем между островами. Началась буря, судно стало затапливать, музыка не выключалась. Волны заливали корму и трюмы. Нас было 100–200 человек. Вместе с «ТусАртом» нам повезло выступить по всему свету, в самых диких местах: на горе Синай в Египте, в Тунисе в пустыне, в Таиланде на островах на границе с Малайзией».

Яна Жукова (журналист, редактор журналов «Птюч», «Ю», Time Out): «На «ТусАртах» Flammable Beats начали доминировать к 2004-му. Часть публики стала поднывать, что засилье хип-хопа, что рэп достал. Тунис в мае стал поворотным моментом. Это был самый сложный фестиваль: сложная страна, сложная погода, максимальное количество участников — 150 человек, и некоторые из них на сложных щах. В общем, иногда было нервно. Помимо обычной тяжелой артиллерии в лице Максима Зорькина, Андрея Панина и Василия Бивойса, музыкальную часть представляло также объединение «Чебуран-пати» со своим минимал-техно. На дневной дискотеке, которую минимал не слишком украшал, произошел конфликт между хип-хоперами и чебурашками (просто словесный или немного потолкались — я не помню), и хип-хоп, разумеется, победил. Стало очевидно, что Винилкин, Пирумов и Чагин — в первую очередь крайне авторитетные ребята».

Flammable Beats вместе с G.U.R.U. закулисами клуба «Б2». 2007 г.

Flammable Beats вместе с G.U.R.U. закулисами клуба «Б2». 2007 г.

Фотография: предоставлено Flammable Beats

Люся Грин (журналист, ведущая «Серебряного дождя»): «На «ТусАрте» в Тунисе Винилкин стал меня лечить, что я вообще не знаю хип-хопа и слушаю Кубикова, как лох. «Что ты знаешь? — орал он на меня. — «Бейби ай кен гив ит ту ю, ю гив ит ту ми», и все?! Прямая бочка — это скучно!» Вернувшись в Москву, я начала ходить в «Пропаганду».

DJ Винилкин: «Конфликты в «Пропаганде» начались под конец — стали заходить какие-то рэперы первой волны, граффитчики с маркерами, оставляли теги в туалетах. Был марш фанатов мимо «Пропаганды», когда охрана мужественно закрыла двери, никого не пускала и не выпускала. Хотя, мне кажется, слили нас оттуда просто из-за неприятия рэп-культуры. С другой стороны, у них ресторан, в котором не может быть расписанный тегами туалет. В общем, выгнали Flammable Beats без объяснения причин на пике популярности».

DJ Пирумов: «Мы привели в «Пропаганду» новых людей — молодых заряженных парней, кружившихся на полу. Они вели себя не так, как простые посетители клубов. Например, отказывались снимать куртки. Закончилось все из-за конкретно мясной драки между рэперами с «Южки» и рэперами с Останкино. В результате разнесли одну из палаток».  

DJ Tactics: «В тот вторник было тепло. У нас отыграл какой-то регги-артист, настроение установилось максимально душевное. Я вышел на улицу — там, как всегда, толпа народа, растянутая в сторону Лубянки. И тут издалека люди начинают бежать в сторону Покровки, за ними бежит следующая волна, и меня заносит внутрь клуба. Дверь захлопывается, как в вакууме, и в нее тут же летит бутылка. Выяснилось, что скейтеры, вышедшие из «Пропки», где-то у Кузнецкого моста нарвались на фанатов и потом побежали в «Пропаганду» — прятаться в домик».

Пирумов на ТусАрте в Шри-Ланке. 2009 г.

Пирумов на ТусАрте в Шри-Ланке. 2009 г.

Фотография: предоставлено Flammable Beats

Февраль 2005

Олег Магди (промоутер, работал с клубами Mix, Ikra, «Солянка»): «Первое выступление Flammable Beats с большой американской звездой состоялось, когда я привозил Васт Эйра с лейбла Def Jux на фестиваль Nokia. Это огромный двухметровый негр с детским лицом, которому пришлось покупать два места в самолете. Очень позитивный человек, практикующий джиу-джитсу и философию, но совершенно устрашающего вида. Фестиваль отменился — город не дал разрешения, и срочно пришлось все переносить в зал при кинотеатре «35ММ». Концерт с разогревом от Flammable прошел нормально. А дальше американцы захотели посмотреть на русскую красоту. Поехали в какой-то стрип-клуб, напились рома и привели в восторг всех девушек от экзотических и жутко добрых гостей. Уже ближе к утру у меня кончились деньги, потом они кончились у Пирумова, и он был вынужден стрелять по тысяче рублей «до завтра» у Васт Эйра. В итоге рубли кончились и у него. На следующий день мы наконец-то затолкали Васта в мою машину, и он сказал мне по дороге в аэропорт: «Ты знаешь Андре 3000? Так вот твоего друга мы будем звать Андре 1000».

DJ Винилкин: «С лейблом «Лев Прав Звук» мы объединились, когда появился спрос на микстейпы от Flammable Beats. На них появился эмси — Панда из группы «Da Budz». Первый диск был целиком мой и назывался просто «Flammable Beats». В его начале шел эдакий фристайл со скретчами Тактикса и читкой от Панды — полная импровизация. Никаких прав на треки, конечно, никто не чистил, но микстейп полностью продался — случился большой бум. Вообще, рэп-диджейская тусовка в 2000-е была такая маленькая, что мы, разумеется, пересекались и с диджеем Dlee, и с коммерческими ребятами и даже иногда поигрывали на мегамодных R’n’B-тусовках в Karma и в клубе Infinity. Однажды Децл — Кирилл Толмацкий — позвал меня вместе делать дансхолл-вечеринки в заново открывшемся кафе «Марика» на Петровке. Ничего не получилось: Кирилл пытался продвинуть Ямайку среди своих богатых знакомых-аренбишников, но им только хотелось крутить жопой под хиты. Мы всегда ненавидели коммерческий хип-хоп, засилье безвкусицы и попсы, и это были наши основные враги, а не техно- и хаус-диджеи. Слава богу, популярность R’n’B в Москве закончилась, но вот лучше ли стало…»

Чагин на праздновании семилетия Flammable Beats в «16 тонн». 2010 г.

Чагин на праздновании семилетия Flammable Beats в «16 тонн». 2010 г.

Фотография: предоставлено Flammable Beats

2006

DJ Винилкин: «После «Пропки» мы ненадолго вернулись в «Культ», а потом стали резидентами в RnB Café, принадлежавшем Стасу Намину. Клуб был забит, на улице стояла скейт-рампа, девушки плясали на срезанных «кадиллаках», украшавших интерьер. Сам Анастас Алексеевич допоздна засиживался на нижнем этаже. И все было прекрасно, пока не случилась сложная история. Охрана кого-то выволакивала, я вступился — дескать, ну не надо вот так. Один из вышибал мне сказал: «Встань тут». Прицелился и очень технично с разворота влупил мне по лицу. Не сильно, но чтобы я понял. Весь зал кафе был украшен пластинками Beatles и Джимми Хендрикса, так вот после той «вертушки» я недолюбливаю классический рок и его адептов. Кстати, из «Культа» мы ушли тоже потому, что меня стали бить. Какой-то полуфанат-полуграффитчик забрал мое вкусное нефильтрованное пиво из диджейки. Ну я ему остатки этого пива так по-интеллигентски в лицо и плеснул».

Микс диджея Чагина для Nokia Soundboard, 2009

DJ Андрей Чагин (участник Flammable Beats): «Меня с Симачевым познакомил Оранж — будущий арт-директор симачевского бара, диджей, автор дизайна его сайта. Он просто позвонил и позвал нас с Димой Тактиксом поработать над музыкальным оформлением весенне-летней коллекции. Дима отвечал за тернтаблизм, за элемент шоу, а я славился тем, что гладко сводил треки и обладал запасом нужного материала. Приехали к нему в студию, обсудили концепцию показа. У него были свои идеи — поставить в начале Сергея Курехина. Мы начали думать и соображать, делали прогоны на «Арме». В итоге микс начинался с курехинской фразы про его любовь к рэпу, потом шел Чайковский как символ русскости Симачева, а дальше все разбивалось о хип-хоп. И все это мы поехали играть вживую на Миланскую неделю моды. Четыре дня потом веселились на улице бутиков с его командой и моделями».

Показ Denis Simachev весна-лето 2007 в Милане, озвученный Flammable Beats. Март 2006 г.

DJ Пирумов: «С Денисом Симачевым мы познакомились, кажется, в Восточной Гренландии во время одного из сноуборд-туров. Подружились на почве музыки. Симачев крутой — никогда не шел на поводу ни у кого. Он говорил: «Все боятся рэпа — значит, будем делать рэп!» В итоге я стал одним из первых, кто играл у него в лофте на «Арме» еще до появления бара. Вечеринка так и называлась: «Рэп — это кал». И это были сильные пати. Крутейший звук, бесплатный алкоголь… Приезжал весь бомонд от Юрия Антонова до пиар-менеджеров «Единой России». И никто ничего не мог возразить, ведь это симачевский дом — он выбирает и гостей, и музыку. С появлением бара мы стали регулярно делать вечеринки и там тоже. Тут уже была совершенно иная аудитория, связанная с модой. А тогда еще не было Асап Роки, который у Лагерфельда одевается».

Максим Маслаков: «Помню, во время привозов в лофт к Симачеву западные музыканты ужасно проникались Flammable. Всплывает картинка: 3 часа утра, жарко, у вертушек по пояс голый Андрей Пирумов. Обнажает черный торс и приглашенный гастролер — Голди. Происходит братание и символический обмен футболками под одобрительные возгласы счастливой молодежи».

Баста и Дима Такстикс на шестилетии Flammable Beats в Artplay. 2009 г.

Баста и Дима Такстикс на шестилетии Flammable Beats в Artplay. 2009 г.

Фотография: предоставлено Flammable Beats

2006–2010

DJ Пирумов: «В 2006-м стало понятно, что окончательно закончилась эпоха рейва 90-х. И в новое время, по сути, вошли только Flammable Beats и промо-группа Idle Conversation. В «Солянке» мы играли на официальном открытии и почти два года были там резидентами. Привозили, в частности, Катти Рэнкса и сами впервые увидели, что такое энергия настоящего ямайского зверя-певца».

DJ Винилкин: «На открытии «Солянки» все ждали какого-то ню-рейва, но почему-то было решено стартовать с Flammable Beats — клуб открыл красиво двери под фанк. Для меня самый главный наш солянковский привоз — DJ Numark в 2008-м. Лучше диджея просто не придумать, к тому же его группа Jurassic 5 была на пике популярности».

DJ Пирумов: «В период начавшегося после 2005-го концертного бума нас звали разогревать практически всех черных артистов, выступавших в клубах «Б2» и «Б1 Maximum». Мы играли с De La Soul, с Ли Перри, с Гуру, со Снуп Доггом, с Funkadelic. Тактикс был диджем у Джизы из Wu-Tang, потому что своего тот не взял. Я помню, мы так смущались перед Гуру, ведь он величайший эмси, бог музыки. В конце концов артист сам подошел к нам и говорит: «Ну ребят, чего вы нервничаете. Я ж вижу — вы рэперы, давайте обнимемся. Давайте сфотографируемся». Это было сильно».

Олег Магди: «На пятилетие Flammable Beats в «Солянку» мы забукировали A-Trak — канадского тернтаблиста-вундеркинда, который сейчас делает проект Duck Sauce. Ему не дали визу — случился очередной виток охлаждения отношений России с Западом, и под горячую руку попали многие. Не дали визу Монике Белуччи, собиравшейся в Москву на какую-то премьеру. A-Trak потом хвалился, что в хорошей компании оказался».

Примерно так проходил шестой день рождения Flammable Beats в Artplay

DJ Винилкин: «Было самонадеянно иметь по вечеринке в «Солянке» каждый четверг, поэтому мы решили их разделить: один четверг — регги и дансхолл, другой — хип-хоп, третий — фанк и соул, и вот здесь мы уже немного потекли. Дело в том, что аудитории реально в тот момент была интересна современная электроника, не утихал бум ню-рейва. А клуб был настроен на сверхпопулярность, на хайп. Есть у меня еще конспирологическая теория сворачивания резидентства Flammable в «Солянке». В начале 2000-х всю экстремально-андеграундную культуру поддерживали маленькие независимые бренды. Они спонсировали диджеев и про-райдеров. Многие из этих компаний не пережили кризис 2008-го, и в эту сферу ринулись коммерческие гиганты. И современная хипстерская культура, например, —
это продукт уже транснациональных корпораций. После «Солянки» пошли какие-то юбилеи — пятилетие сайта rap.ru с Метод Мэном в «Арме», шестилетие Flammable Beats с DJ Shortcut… Но, честно говоря, я тогда этим уже не так глубоко интересовался».

Андрей Медин (креативный директор журнала Men’s Health): «Вместе с Flammable мы организовывали массу спортивно-культурных мероприятий, но мне запомнился финал Black Sea Cup в 2010-м в Анапе. Чагин с Пирумовым играли на разогреве у «Касты» и Нойза MC, причем второй так вдохновился, что еще час после окончания концерта фристайлил с Пирумовым».

DJ Чагин: «Трудно уже собирать важные события из жизни Flammable Beats, которые случились за последнее время. Можно сказать, что из клубного объединения мы превратились в фестивальных диджеев. Мне запомнился Пикник «Афиши» этого года, BeeKiteCamp в Петербурге и Анапе, летняя вечеринка «The Do-Over» в «Стрелке». Активная фаза жизни нашей группировки так или иначе завершилась после шестилетия в «Арме» — когда мы перестали делать вечеринки вместе. У всех жизнь пошла в своем ключе. Конечно же, мы общаемся, дружим, но встречаемся, к сожалению, значительно реже. У каждого какой-то свой проект. У меня вот родился сын, которому я стараюсь уделять много времени. У Пирумова тоже. К тому же вместе с сестрой Машей он создал компанию Unity, устраивающую фестивали и другие большие события. Ваня больше занимается музыкой, закопался в продюсирование и делает проект Before Official с Владом Лозинским. Дима Тактикс тоже весь в сольной карьере, плюс он был арт-директором The Rolling Stone Bar, куда мы частично и переместились. То есть мы периодически играем там, но редко когда все вместе.  Возможно, у нас есть идеи и желания делать что-то классное вместе — ждем адекватного места».

  • Вечеринка Юбилей Flammable Beats будут отмечать в эту пятницу, 29 ноября, в клубе «Солянка». Хедлайнер — американский рэпер Lord Finesse
Котик «Афиши Daily» присылает ровно одну хорошую новость в день. Его всегда можно прогнать и отписаться.
Ошибка в тексте
Отправить