перейти на мобильную версию сайта
да
нет
Контекст

«Самый сложный артист — Юрий Антонов»: как устроен эстрадный чес по провинции

Фотография: Иван Ерофеев

Основной рынок сбыта для россий­ских поп-артистов — регионы, где телевизор по-прежнему является основным источником новой музыки. Принято считать, что там все поют под фонограмму и по полной используют местное гостеприимство. «Волна» узнала у российских промоутеров, как все обстоит на самом деле.

Райдеры, досуги, казусы: чего требуют музыканты и как они проводят время

Промоутер из Калининграда: Вообще, большие артисты работают по четкому графику, ни на йоту от него не отступая: прилетают в город, спят, едут на площадку попробовать микрофон, гримируются, выступают, ужинают, спят или сразу же в аэропорт. По большому счету организаторы с ними даже толком не общаются. Но интересные требования, конечно, случаются. У одной группы, которую мы привозили, в райдере были шарики для пинг-понга. Когда мы спросили, зачем они нужны, оказалось, что это проверка: многие организаторы в России даже не читают техрайдер, поэтому они включили туда этот странный пункт, чтобы понять, будет ли нормальный звук на концерте.

Промоутер из Краснодара: Однажды организовывали фестиваль с гитаристом Виктором Зинчуком. У него в программе была фишка — он завязывал глаза и вслепую фигачил «Полет шмеля». А наш знакомый по имени Леха, трубач из одной местной группы, то ли накурился, то ли набухался, но в этот момент вывалился на сцену и начал танцевать танец маленьких лебедей. В зале, конечно, шок, все смеются, орут, а Зинчук с завязанными глазами думает, что все, красота, он порвал зал по полной программе. Зато жюри в итоге это оценило и подарило Лехе командирские часы как лучшему шоумену фестиваля.

Чтобы проиллюстрировать этот материал, «Волна» сфотографировала подмосковные ДК и дворцы спорта, где и проходят концерты поп-артистов. Это — Люберецкий районный дворец культуры

Чтобы проиллюстрировать этот материал, «Волна» сфотографировала подмосковные ДК и дворцы спорта, где и проходят концерты поп-артистов. Это — Люберецкий районный дворец культуры

Фотография: Иван Ерофеев

Владимир Макаров (агентство FanGid, Уфа): Самый сложный артист — Юрий Антонов. Мы с ним ни разу не работали, но и не планируем. Насколько я знаю, Юрию Михайловичу не нравится абсолютно все, начиная с момента, как он спускается с трапа самолета: ни гостиница, ни площадка, ни гримерка, ни машина, на которой он ездит, ни еда, которую ему подают.

Александр Рыжов (агентство «Музыкальный город», Красноярск): Всем моим коллегам известен бытовой райдер Валерия Яковлевича Леонтьева, неотъемлемым условием которого является возможность полного затемнения в спальне, black out. Этот пункт вызывает проблемы у многих организаторов, особенно у тех, кто сталкивается с подобным условием впервые. На моей памяти кто-то из коллег выходил из положения, заклеивая окна пленкой или полиэтиленовыми пакетами, но если заклеивали неровно, оставались какие-то зазоры, Сергей Любин, начальник службы безопасности Валерия Яковлевича, проверяя номер перед заселением, переклеивал сам или заставлял организаторов переделывать.

ДК «Подмосковье» в Красногорске

ДК «Подмосковье» в Красногорске

Фотография: Иван Ерофеев

Мансур Сафиуллин (агентство «ЯгоDа», Новосибирск): Была история, после которой задержку любого концерта у нас объясняют фразой «барабан искали». Мы делали концерт Киркорова, накануне вечером звонит директор и говорит: «Завтра нужен барабан — такой гусарский, с перетяжкой». Обзвонили театры, оркестры, военные части — нашли один барабан. Прошел саундчек, и вдруг перед самым концертом зафонил весь звук. Почему начало концерта задерживается, долго объяснять, вот мы и хохотали, мол, «барабан ищем». А зрители билетов не сдавали, а провели полтора часа ожидания в буфете, многие перезнакомились, так и проходили в зал — с недопитыми бокалами вина и коньяка и недоеденными бутербродами в пластиковых тарелочках. На концерте люди так пели, так плясали, так братались, все с этими пирожными и коньяком — в итоге это был один из самых душевных концертов на моей памяти. С тех пор я знаю, что задержка концерта всегда идет на пользу. А что касается невыполнимых райдеров — это миф. Ну да, у Филиппа Бедросовича в райдере значится кровать не менее 2,2 м в длину, но это же не каприз, такой рост у человека. Для кровати такая длина — нестандартная. Помню, делал ему концерт в Новосибирске — ничего, плотники наращивали кровать.

Яков Сидоренко (Russian Promotion Company, Краснодар): Очень часто фанаты выбегают на сцену, начинают целовать руки артисту, при этом тот не понимает, что делать. А самые ярые поклонники — у Филиппа Киркорова: когда он выходит из гримерки или на улицу, женщины бальзаковского возраста бегают за ним со скоростью спортсменов на старте.

Концерт Филиппа Киркорова в Новосибирске выглядит, например, так

Екатерина Верещагина (промоутер из Самары): Одна известная команда вписала в райдер шоколадку определенной марки. Когда мы не нашли именно ее и позвонили директору, нам сказали, что нужна не шоколадка, а фольга из нее. Еще у одного музыканта в райдере было 10 пар носков. График настолько плотный, что некогда ни купить новые, ни постирать свои и высушить их после концерта.

Сотрудник ночного клуба в Самаре: У Леонида Агутина существует довольно большой и сплоченный фан-клуб, для которого всегда есть квота бесплатных билетов на концерты. При этом публика у него совсем не бедная, и едва он отдохнет после концерта, его тут же увозят на какие-то дачи-сауны, где уже продолжается веселье. Относительно быта он человек весьма нетребовательный, единственное, что подчеркнуто в райдере, — чтобы в гостинице были окна с темными шторами, чтобы можно было поспать, и бутылка коньяка, притом даже не XO, а VSOP. С собой он возит не только команду из 16 человек, но и полный комплект звуковой аппаратуры, что позволяет ему выступать вообще на любой площадке с хорошим звуком. Поет он вживую.

РДКД «Яуза» в Мытищах

РДКД «Яуза» в Мытищах

Фотография: Иван Ерофеев

Бывший сотрудник промоутерской компании из Самары: У Стаса Михайлова жесткие требования к парикмахеру: волосы у него очень редкие, и парикмахер должен сделать так, чтобы со сцены это было не видно. Более того, в день концерта по райдеру у него есть спа-процедуры, которые позволяют убрать из организма лишнюю воду и сделать так, чтобы лишний вес был не так заметен, особенно он волнуется за живот. В день концерта он должен видеть, что весь город заклеен его афишами, даже если билеты давно проданы. Все должны знать, что в этот день выступление состоится. Любит одно конкретное дорогое вино, и часто его приходится заказывать заранее из другого города. И, кстати, вопреки расхожему мнению, на него ходят не только одинокие женщины. Знаю много обеспеченных мужчин 50–60 лет, которым Михайлов нравится, особенно под водочку.

Промоутер из Поволжья: Ваенга и Михайлов могут задержаться в городе на 3–4 дня, чтобы сделать перерыв между концертами. Обычно они отдыхают в бане или сауне, часто заказывают спа-процедуры. В Самаре Стас Михайлов вместе с командой из 16 человек даже в кино ходил, правда утром, когда там никого не было.

Стас Михайлов выступает в Самаре (вполне возможно, в том самом Доме офицеров, о котором идет речь ниже)

Роман Матыцин (журналист и продюсер из Краснодара): Была история с Сергеем Пенкиным. Местный промоутер сэкономил и заселил в ужасную гостиницу. Никто не ожидал, что Пенкин со своей командой прилюдно полезет в драку и громче всех будет кричать: «Пидорас!»

Евгений Курулев (промоутер из Чебоксар): Ивана Дорна должны были обязательно встречать девочки с шариками, причем определенных цветов. Синие, желтые, красные — как в песне. Мы искали девочек-фанаток, надували шарики. Удивительно, но ажиотажа особого не было, хотя народу был полный зал. Даже девочки, которых мы нашли, чтобы они встречали Дорна с этими шариками, его не узнали вообще. Они помахали шариками, попели песни, он вышел из автобуса, их сфотографировал, потом зашел в гостиницу. Спустя какое-то время девочки меня спросили: «А когда Иван выйдет?» Я им говорю: «Так он только что прошел». Они — с удивлением: «А это он был, да?»

Волейбольно-спортивный комплекс в Одинцово

Волейбольно-спортивный комплекс в Одинцово

Фотография: Иван Ерофеев

Индустрия, площадки, рейтинги: кто где играет и как развивается рынок

Екатерина Верещагина: По части звука многие организаторы вообще не вникают, фонограмма там или нет, этим полностью занимается звукопрокатная контора. Знаю точно, что Валерия, к примеру, поет вживую, да и многие артисты сейчас фонограмму не используют, это заметно по характерной одышке. У зрителей есть уши, и они прекрасно слышат, если концерт идет не вживую — больше они не придут. Я была ассистентом на последнем шоу Аллы Пугачевой, так вот там было все по-честному, я сама слышала, как она готовилась. Хотя не исключаю, что где-то ей и помогли.

УСЦ «Юность» в Климовске

УСЦ «Юность» в Климовске

Фотография: Иван Ерофеев

Яков Сидоренко: Российские артисты, как и зарубежные, практически все работают вживую, по крайней мере на концертах — фонограмма нужна только для съемочных моментов, когда они выступают на камеру для телепередач или чего-то еще. Я понимаю, что это не та информация, которую вы бы хотели услышать, но в реальности это так.

Промоутер из Калининграда: Спрос на больших артистов снизился, они перестали собирать стадионы, дорогие артисты собирают площадки не больше 2–3 тысяч человек. В Калининграде был киноконцертный зал «Россия» на 1200 сидячих мест, там не было даже гримерок и входа для артистов, вместо гримерки ­было пространство за киноэкраном. Но это была популярная площадка, потому что в центре и дешево. Был бедный массовый клуб «Сити-парк» — приставные стулья, неуютное холодное помещение; там проходили концерты Валерии, Галкина, Шуфутинского, Леонтьева, но все это было не слишком рен­табельно и закрылось. Сейчас есть дворец спорта «Янтарный» — относительно новая и вроде бы благоустроенная площадка, в которой, впрочем, куча проблем со звуком. Открывалась она концертом Киркорова, и там была такая засада со звуком, что было вообще непонятно, что он поет. Но это даже не главное. ­Согласно федеральному закону, на спортивных объектах нельзя употреблять и продавать алкоголь. Поэтому туда зритель идет с большой неохотой.

Дом культуры в Жуковском

Дом культуры в Жуковском

Фотография: Иван Ерофеев

Промоутер из Самары: В городе с площадками просто беда, везти группы на 1000 человек особенно некуда. Есть совершенно убитый Областной дом офицеров. Играют там и «Бутырка», и «Звери», и тот же Стас Михайлов до определенного времени выступал (а сейчас он в Филармонию ездит и поет на фоне органа). Со звуком все решается с помощью прокатных контор, но зал с дермати­новыми креслами испортил немало крови. Не раз случалось такое, что звезды, пытаясь нырнуть в толпу, ломали ребра об их спинки.

Роман Матыцин: На первом месте по сборам сейчас — выкормыши телепроектов, самый популярный артист — Наргиз Закирова, которая собирает тысячные залы, притом не в сезон. Ее любят и школьницы за каверы на Nirvana, и бабушки за перепевки Пугачевой. По-прежнему собирает шансон. Ваенга, Михайлов начинают проседать, у Лепса бесконечные переносы, но он собирает лучше. А есть такие персонажи, как Артур, например, толком неизвестные — но если в ротации радио «Шансон» есть хотя бы две песни, то они собирают полный зал. Неожиданно много собирают Саруханов и те, кто близок к радио «Ретро FM». Современная попса, которая крутится на «Европе Плюс» и «Русском радио», собирает плохо. Иван Дорн — клубный проект, не могу сказать, что это ­попса, на концертных площадках он почти не выступает.

Финалистка шоу «Голос» Наргиз Закирова исполняет песню Metallica в Казани. Москва, впрочем, не отстает — Наргиз только что собрала полный Crocus City Hall

Мансур Сафиуллин: Сегодня большое влияние на рынок оказывают телевизионные музыкальные проекты: «Голос», «Один в один» и другие. Благодаря «Голосу» некоторые люди в регионах впервые увидели, какой еще может быть популярная музыка, — сегодня Наргиз, Гела, Антон Беляев успешно турят по стране. Оказалось, что людям интересны новые имена.

Александр Рыжов: Самый стабильный, надежный гастрольный артист, безусловно, Григорий Лепс. Он порядка 5–6 лет неизменный лидер, кроме того, с ним приятно работать — никакая популярность его не испортила. Он как был человеком, ходящим по земле, так и продолжает по ней ходить — может съесть и сосиску в тесте. Вообще, сейчас все говорят о кризисе — и я замечаю некоторое сходство с 2008 годом. Тогда произошло ощутимое сокращение гастролей, мы ста­рались проводить концерты только проверенных артистов — Ваенги, Лепса, «Машины времени», Леонтьева, Меладзе. Рухнул рынок корпоративов, и даже артисты, которые редко гастролируют, поехали по стране — деньги-то надо было зарабатывать. Начались послабления в райдерах: начали исчезать пункты о перелетах в бизнес-классах, гонорары стали более гибкими, а артисты — более сговорчивыми. Сейчас дело идет к похожей ситуации. Зрители не понимают, что именно происходит, в чем именно выражается так называемый кризис, но начинают придерживать траты, в результате порой мы имеем полупустые залы — это показала и весна-2014. Из 30 концертов дай бог три-пять прошли с аншлагом — это «Любэ», Серж Танкян, тот же Лепс. Даже Стас Михайлов в этом сезоне аншлагов в регионах не собрал. Думаю, мы еще почувствуем последствия кризиса на повышении цен, и текущая рецессия затянется на некоторое время.

Котик «Афиши Daily» присылает ровно одну хорошую новость в день. Его всегда можно прогнать и отписаться.
Ошибка в тексте
Отправить