перейти на мобильную версию сайта
да
нет
Архив

Премьера совместного альбома Никиты Прокопьева и Сергия Черепихо

В рамках постоянного вестника российской маргинальной, но занимательной музыкальной жизни «Афиша» представляет премьеру совместной записи челябинского и петербургского авант-бардов, двух людей, которые сочиняют одни из самых удивительных песен на русском языке. С комментариями авторов — которые в конце этой недели впервые встретятся лицом к лицу и сыграют вместе концерт.

Выдвигать претензии мирозданию — на редкость нелепое занятие, но есть вопросы, которые так просто не выкинешь из головы, да и адресат у них все же имеется, пускай и размытый. Речь, как можно догадаться, о русских музыкантах, фигурирующих в этой рубрике и за ее пределами, а сам вопрос можно сформулировать так: «Где поступки?» Притязания странные, но, в самом деле, практически каждому здешнему исполнителю катастрофически не хватает биографии, а предпосылки к тому в нежелании широко и смело распоряжаться своей артистической судьбой. Где сумасбродные сайд-проекты? Неожиданные коллаборации? Противоестественные сборные солянки? Почему дет-металлисты не делают каверы на трип-хоп и vice versa? Да, конечно, такие вещи больше направлены на процесс, чем на результат, но тогда странно ожидать чего-то выдающегося от людей, неспособных с удовольствием провести свое время, а больше задумывающихся над вопросами мифической и от того еще более смехотворной репутации. Ладно, высший эшелон (хотя это тоже та еще условность, в реальных масштабах смотрящаяся как статистическая погрешность) еще можно понять, но как же подземка? Очевидно, что в андеграунде зачастую оказываются не по собственному желанию, а по причинам несколько иного характера, но раз уж на то и пошло, то почему бы не воспользоваться предоставленной свободой?

По счастью, и у этого досадного правила есть свои исключения. Вот Никита Прокопьев — певец-вольнодумец широкого размаха, и дело не в количестве записываемых им за год пластинок (значительном) и не в легкомысленном путешествии на край музыкальной вселенной, а в принципиальной открытости всему, с чем можно вступить в плодотворную реакцию. На балансе Прокопьева уже есть причудливые совместные работы, но поводом к этому тексту послужило куда более весомое высказывание. Прокопьев объединил силы с другим постоянным героем «Записок из подполья» — с Сергием Черепихо, и тут сложно сказать, кто именно был зачинщиком записи пластинки на пару: важен пример того, как в дремучем аутсайде можно найти брата по разуму и сделать вместо что-то безусловно стоящее. Что-то — это мини-альбом «Палуба», предвестник грядущей полнометражки Черепихо и Прокопьева, четыре песни, в которых безошибочно угадывается почерк Сергия и интонации Никиты. «Палуба» из числа тех пластинок, что говорят сами за себя: деликатная и остроумная запись в редком для нашей местности жанре «музыки для отдыха». Не для вульгарной «релаксации», а именно для отдыха — пока остальные царевичи подземелья тщетно пытаются транслировать в звуке потрясения небывалой мощи или же провоцируют слушателя на неудержное веселье, Черепихо и Прокопьев пишут увлекательный хикки-поп, приводящий чувства в равновесие. И я бы не сказал, что это не амбициозная миссия — сочинять музыку, способную исцелять усталость. Пускай даже, как в этом случае, подобное лечится подобным — тем лучше.

 

Премьера: Никита Прокопьев и Сергий Черепихо — «Палуба»

Никита Прокопьев и Сергий Черепихо «Палуба»

Скачать альбом (архив, 31 мб)

 

— Вам прежде удавалось плодотворно сотрудничать с кем-то по сети в плане музыкального творчества? Или же впервые? Какие сильные и слабые стороны в этом вы видите?

НИКИТА ПРОКОПЬЕВ: Ну, я достаточно много пытался, кажется, но мало что выходило. Насчет сильных и слабых ничего не могу сказать — просто развлечение для меня по крайней мере. Разве что идеи чужие руками, что называется, потрогать можно, это интересно.

СЕРГИЙ ЧЕРЕПИХО: По сети — никогда. У меня была рок-группа («Злой поп». — Прим. ред.). Мы с моим двоюродным братом Романом много лет писали вдвоем. А потом мы как-то потеряли эту способность сочинять вдвоем. А в лице Ивана (Лужкова, настоящее имя Никиты Прокопьева. — Прим. ред.) я нашел конгениальную замену Роману. А интернет — это всего лишь посредник, абсолютно прозрачный и незаметный посредник. Лично мне, кстати, проще обсуждать что-то письменно, чем устно.

— Чем обусловлен выбор песен на мини-альбоме? На полноформатном вы тоже будете частично переигрывать песни друг друга сообща, а не что-то с нуля делать? Что сложнее?

ЧЕРЕПИХО: А бог его знает, чем обусловлен. Мы очень долго запрягали, делали демозаписи бесконечные, а потом финальную версию сделали дня за три. Все как-то само собой вышло.

ПРОКОПЬЕВ: Песни Сергей выбирал, присылал мне исходники, демки и так далее. Я только «Вырасти» ему предложил, мне показалось, что она крутая, он неожиданно легко согласился. Переигрывать это, я думаю, опять же, такое внутреннее развлечение. Нам-то интересно самим, а остальным — не знаю, ну и хрен с ними, с остальными.

— Почему вы решили делать вместе именно альбом? Чаще всего музыканты соглашаются записать совместный трек или песню и на этом успокаиваются, а вы выбрали большую форму. Зачем?

ПРОКОПЬЕВ: А сначала же трек был. «Маленьким» — я его включал в какой-то альбом свой. Я, правда, совершенно не помню деталей, я вроде там пою, а может, мы вместе. И за музыку кто отвечал, не помню тоже. А потом просто разговор зашел, кто-то ляпнул, а идея понравилась обоим.

ЧЕРЕПИХО: Я прислал Ивану демку «Маленьким», в духе минимал-техно, и Иван переработал ее в своем стиле. С этого все и началось, да. Ну а потом затянуло. Это же на самом деле очень затягивает. Когда что-то делаешь, кому-то показываешь, он отвечает, предлагает ответное решение — это как модный нынче бадминтон.

— Вы оба производите на сторонних людей впечатление интеллигентных затворников, не чуждых простых развлечений…

ЧЕРЕПИХО: Да какие мы, на фиг, интеллигенты! Мы тот тихий омут, в котором черти водятся. Общий язык нашли сразу.

— У вас есть какие-то общие музыкальные или общекультурные знаменатели? Можете назвать? Складывается впечатление, что вы все-таки разную музыку слушаете и на разных культурных основах выросли.

ПРОКОПЬЕВ: Мы в России оба выросли, какие могут быть разные основы культурные? Музыку разную слушаем, да, Сергей, как мне кажется, к такому более-менее традиционному року тяготеет, хотя, когда я в первый раз его услышал, у меня обратное впечатление сложилось. А я всяких сумасшедших больше люблю, девиации. Хотя какие в наше время девиации! Об общих ориентирах сложно говорить, потому что мне вообще процентов 90 музыки нравится, которую я слушаю, сложно что-то выделить. Леонид Федоров, может быть?

ЧЕРЕПИХО: Федоров, безусловно. Про традиционный рок, ты, конечно, загнул малость. А общие знаменатели есть: мы оба на Nirvana выросли. «Химеру» и «Забавы простолюдина» оба уважаем.

— А «Аквариум»? Вы же оба записывали кавер-версии песен Гребенщикова.

ЧЕРЕПИХО: Я начал слушать «Аквариум» довольно поздно, году в 1996–1997-м. «Акустика», «Синий альбом», «Русский альбом» и «Навигатор» заслушал до дыр. Под впечатлением и начал сочинять свои первые песенки. Кстати, я до сих пор считаю, что это лучшие альбомы БГ. Гребенщиков — ну как к нему относиться, он как Пушкин или Лев Толстой. Велик безоговорочно.

ПРОКОПЬЕВ: А я не очень люблю в целом, мне как-то энергетически вообще БГ не близок. Но слушаю более-менее постоянно, уж не знаю почему.

 

Тот самый кавер Черепихо на БГ, имеется и франкофонная версия

 

 

— Расскажите о тех песнях, что вошли на мини-альбом, — что у них за история? 

ЧЕРЕПИХО: «Палуба» — я выслал гитарный инструментал Ивану, а тот сходу сочинил слова и сделал аранжировку. Эту песню практически и не переделывали, она так в первой версии и осталась.

ПРОКОПЬЕВ: «Палуба» сделана из его инструментального трека, он такой мажорный, с привлекательной мелодической основой. Я слова написал и спел. Забавно, что название трека Сергий взял наугад из томика, кажется, Хлебникова, о чем я узнал только потом, а текст идеально придумался и лег, как там и был. Что еще раз подтверждает, что люди без слов прекрасно друг друга понимают.

ПРОКОПЬЕВ: «Вырасти» — единственная полностью моя песня здесь. Очень простая музыкально, может быть, простейшая из тех, что я писал вообще. Детская такая, шуточная, для мультика. Сергей говорил, что она ему все того же Федорова напоминает. Лестно, что ж.

ЧЕРЕПИХО: Очень веселая и ироничная вещь, поднимает настроение. Еще на «Стюардессу по имени Жанна» смахивает, что очень хорошо.

ЧЕРЕПИХО: «Венералуна». Это моя старая песня, она еще на альбоме «4и100» была. Ваня сделал на нее как бы свой кавер, а я подпел в конце и на трубе надудел. Было еще много вариантов сделано, но оставили первый. «Медвежья» — у меня была записана демоверсия этой песни. Она была в стиле TOOL, такая довольно мрачная. Ваня переделал аранжировку до неузнаваемости. На все про все ушел один день.

ПРОКОПЬЕВ: «Медвежью» мы последней сделали, хотя демку я еще весной слушал, но тогда не очень понимал, что с ней делать. Она совершенно не в моем стиле, но в итоге мы интересно ее решили, как мне кажется. С неожиданными поворотами в аранжировке, выстроили вокруг прекрасного семпла перкуссии, какого-то африканского, что ли.

— Опять же, есть ощущение, что вы довольно спокойные и интровертные люди, а есть ли что-то, что способно вас вывести из себя?

ЧЕРЕПИХО: Интровертные, но не слишком спокойные, насколько я понимаю. Я, например, когда напиваюсь, становлюсь экстравертом. И тут-то сполна высказываю окружающему пространству все то, что накопилось. Музыка лично мне помогает сублимировать все эти разрушительные, энтропийные силы, что сидят в подсознании. 

ПРОКОПЬЕВ: В последнее время мне все в кайф, давно такого не было. Раздражают только очень политические все эти штуки. Идиотизм кругом, и крепчать он стал очень уж быстро. Закон о клевете там, дело Pussy Riot и подобное. Понятно же.

 

 

Презентация альбома «Палуба» состоится в это воскресенье, 29 июля, в клубе China Town.

Котик «Афиши Daily» присылает ровно одну хорошую новость в день. Его всегда можно прогнать и отписаться.
Ошибка в тексте
Отправить