перейти на мобильную версию сайта
да
нет
Архив

Джон Хопкинс о Брайане Ино, несовершенстве и гипнозе

Программу сцены Škoda Drive на Пикнике «Афиши» закроет своим выступлением Джон Хопкинс, один из самых умных и талантливых английских электронных музыкантов последнего времени, названный газетой The Guardian новым Брайаном Ино. «Афиша» поговорила с Хопкинсом.

— В Москве вам предстоит закрывать большой фестиваль, да еще и одновременно с вами на другой сцене будут играть Blur. Как вам это?

— Серьезно? Ого. Я не знал, что там будут Blur. Ну что я могу сказать, я польщен. На фестивалях всегда находятся люди, которые предпочитают музыку вроде моей большим хедлайнерам — так что, надеюсь, к моей сцене кто-нибудь подойдет. А вы как думаете?

— «Immunity» всем очень нравится, так что нескольких поклонников я вам могу обещать. Кстати, мне кажется, в альбоме есть некая двойственность: с одной стороны, его нужно слушать одному и впадать в некий транс, с другой — он вполне танцевальный. Вам как самому кажется, что с ним лучше делать?

— В первую очередь я делал альбом, который можно слушать в полном одиночестве. Дома, на больших колонках или в наушниках — я так себе представлял, когда его писал. Но при этом мне хотелось, чтобы самые танцевальные треки с него работали сами по себе, чтобы диджей мог поставить их в клубе, чтобы они звучали не только как часть альбома, но и как что-то большее. В целом, задача «Immunity», как вы верно сказали, — ввести человека в транс, в измененное состояние сознания. Музыка на это способна: если слушать ее с правильным настроем, можно забыть, где вы находитесь и что происходит вокруг. Мне это очень нравится.

 

Красивый клип про мальчика на скейтборде на композицию «Open Eye Signal»

 

 

— Концерты вообще больная тема для электронных музыкантов — один человек на сцене выглядит не так интересно, музыку в том виде, в котором она есть на записи, воспроизвести зачастую невозможно и так далее. Как вы решаете эту проблему?

— Я всегда старался играть треки так, чтобы они был узнаваемы, но не звучали один в один как на альбоме. Понятно, что приходится использовать какие-то заранее записанные вещи — но вот я иногда записываю альтернативные куски композиций специально для концертов. Так что я могу на ходу изменить структуру, продолжительность и так далее. Плюс я не могу с собой возить все оборудование, которое использовал в студии, аналоговый синтезатор например, — так что приходится идти на компромиссы. Еще я стараюсь на концертах все делать танцевальнее и мощнее — это, может быть, чуть менее интересно, чем в записи, зато эффективно.

— У вас сложные отношения с компьютерами и современными технологиями, вы их любите и ненавидите одновременно. В чем главный недостаток цифровой музыки, по-вашему? Она звучит слишком безупречно?

— О да, вот эту безупречность я не люблю сильнее всего. Поэтому я использую всякие старые синтезаторы, на которых иногда получаются очень странные гармонии, и никогда не убираю лишние шумы. Например, когда я записываю живое пианино, я всегда оставляю звук молоточков. Несовершенство добавляет музыке какой-то свой нрав. Или, например, бит в «Collider»: я его играл сам, вживую, поэтому там есть некоторая неровность, которую можно заметить, если вслушаться. И именно поэтому я использовал на альбоме всякие звуки, которые записывал с воздуха, — улицы, трубы и так далее.

 

Отрывок выступления Хопкинса на фестивале LEV в Испании в мае этого года

 

 

— А как вы выбираете эти звуки? Их же очень много вокруг.

— Впервые я использовал звуки окружающей среды, когда записывал альбом с Кингом Креозотом в шотландской деревне. Для «Immunity» в первую очередь я находил звуки в студии и вокруг нее: мне нравится мысль, что я помещаю слушателя в место, где эта музыка была записана.

— Про электронику еще часто говорят, что она сильнее прочей музыки нацелена на будущее, все время двигается и эволюционирует. «Immunity» кажется безвременным альбомом — он записан в 2013-м, но легко мог бы быть записан и 10 лет назад.

— Ага, понимаю, о чем вы. Но я редко думаю о своей музыке так. Я слушаю то, что сейчас выходит, слежу за новой электроникой, но когда я сочиняю свое, я это все игонирую. Просто записываю звуки, которые мне нравятся. «Imnmunity» — действительно альбом вне времени, и мне это по душе.

 

Видео для совместного проекта журнала Vice и компании Intel: кристаллы растут под музыку Джона Хопкинса

 

 

— Вы долгое время были на вторых ролях у других музыкантов, продюсировали их, записывались с ними и так далее. Теперь вы вернулись к сольной работе. Как вы думаете, после «Immunity» все пойдет иначе? Вам вообще важно иметь собственное значимое имя?

— Да. Я очень доволен тем, как все происходит. По-моему, люди лучше поняли «Immunity», чем мои прошлые альбомы. Это же очень сложный момент, переход между «внутри» и «снаружи». Теперь я больше уверен в себе и у меня даже появились кое-какие амбиции, я хочу превратить свою музыку в большое концертное шоу, над котором бы работало много людей. Это, впрочем, не значит, что я заброшу сотрудничать с другими людьми — скажем, в 2014-м мы хотим записать еще один альбом с Кингом Креозотом, у меня уже масса заготовок, не терпится за это взяться.

— Где-то месяц назад газета The Guardian написала про вас материал и в заголовке назвала вас новым Брайаном Ино. Как вам такая оценка?

— (Смеется.) Это было очень мило с их стороны, но я не совсем с этим согласен. То есть Ино, конечно, на меня повлиял, но... У нас совершенно разные методы: у него же целая система, как надо делать музыку, у меня ее нет ни в малейшей степени. К тому же он все-таки очень разносторонний человек, который помимо музыки занимается живописью, лекциями, всем подряд. Я парень более скромный. Мне хватает музыки.

 

Джон Хопкинс выступит на Пикнике «Афиши» в эту субботу, 13 июля, в Коломенском на сцене Škoda Drive. Начало концерта — в 21.30. Вся информация о площадках фестиваля и о том, как купить билеты, — на официальном сайте Пикника

Котик «Афиши Daily» присылает ровно одну хорошую новость в день. Его всегда можно прогнать и отписаться.
Ошибка в тексте
Отправить