перейти на мобильную версию сайта
да
нет
Архив

Фрида Хювенен о феминистках, политике и Бенни Андерссоне

В Москву на фестиваль Sounds of Sweden приезжает Фрида Хювенен, шведская Тори Эймос, девушка с фортепиано, сочиняющая мудрые и поэтичные песни-рассказы. «Афиша» поговорила с певицей.

— В России вас знает не очень много людей. Можете представиться для русских слушателей?

— Это хорошая идея. Я никогда не играла в России, я даже не знаю, можно ли купить мои альбомы у вас. Когда я выпустила свой первый альбом на Secretly Canadian, у них были какие-то проблемы с тем, чтобы продавать его в России. Вы не знаете, что-то не так с моим именем, оно как-то не так звучит по-русски?

— Есть кое-какие догадки, но неважно — замечательное имя.

— Ну хорошо. Представляюсь: меня зовут Фрида Хювенен. Я — пианистка и певица из северной Швеции. Я играю музыку и записываю альбомы уже восемь лет. Моя музыка в первую очередь завязана на текстах, мои песни — почти как истории, рассказы с музыкой. Мне нравится играть их тихо, без дополнительных инструментов, только я и фортепиано, я очень редко играю с группой. Песни я сочиняю на философские темы: смерть и сексуальность, феминизм и взросление, жизнь.

— Я видел ваше выступление на фестивале Way Out West в прошлом году. С вами была большая группа, и вы вполне достойно держали внимание зрителей. Вам совсем не нравится играть на больших фестивалях?

— Не очень. Мне сложно играть на фестивалях. Я предпочитаю театры, маленькие клубы, у меня камерная музыка. Мне сложно сосредоточиться, когда я играю под открытым небом, перед большой толпой, по краям которой еще двигаются люди. Мне нравится, когда в помещении тихо, когда можно уделять внимание деталям и нюансам. На фестивалях их уносит ветер. Но я играю на фестивалях, потому что за них хорошо платят. Сыграешь один раз и можешь позволить себе целый год играть небольшие концерты. А где я буду играть в Москве?

— Это небольшой клуб, там, кстати, еще иногда играют спектакли. Почему вы играете на фортепиано? Что для вас такого особенного в этом инструменте?

— Думаю, главная причина в том, что это инструмент, на котором я лучше всего играю, на котором я умею играть. Еще мне нравятся чисто физические ощущения от него: какое оно большое, как можно на него облокотиться или как я бью по клавишам. За фортепиано очень хорошо петь, потому что это большая деревянная коробка, оно ловит голос и усиляет его.

 

«Terribly Dark», главный сингл с прошлогоднего альбома Хювенен «To the Soul»

 

 

— Девушка за фортепиано в наше время — это целый код, уже готовый культурный образ.

— Вот знаете, когда я начала играть в 2004-м в Стокгольме, мне кажется, девушек с пианино было совсем немного. В Швеции так точно, так что я была своего рода первопроходцем. Потом уже появилось множество других, но поначалу я чувствовала себя смелой, будто шагаю в пропасть.

— В ваших песнях, как вы сказали, очень большую роль играют слова. Вы воспринимаете свои песни как литературу?

— В каком-то смысле. Это же своего рода поэзия. Я очень много вкладываю в тексты, мне нравится работать с языком, экспериментировать, находить какие-то необычные решения. Я вообще не только песни пишу, но и просто тексты тоже.

— А ваши песни основаны на вашей жизни?

— Меня часто об этом спрашивают, это очень сложный вопрос. И да и нет. Мы же не можем отвечать за свою память, когда вспоминаем детство или вообще любой момент жизни, — так или иначе вкрадывается выдумка. Да, я основываю песни на своей жизни, но мне неважно, рассказываю я так, как все было, или как-то иначе. Это очень важно, мои песни не мемуары, но в том или ином виде я пою о вещах, которые я переживала или о которых я думала. Например, я иногда записываю что-то, что со мной происходит, — а потом читаю и уже не помню, что имелось в виду. И на таких неточных вещах основываю песни.

— Почему вы пишете на английском, а не на шведском?

— Я была бы рада написать песню на шведском. Но когда я только начинала, все шведы писали на английском, я слушала английские песни и читала английские книги. Так что это было естественно. К тому же я чувствовала, что если я напишу хорошие песни на английском языке, я смогу путешествовать с ними, играть их по всему миру, а шведские песни будут слушать только в Швеции. Как видите, отчасти это правда — я же еду в Россию. Самые большие местные звезды поют на шведском, но они редко выезжают за пределы страны.

 

В 2009 году Хювенен записала вместе с другой шведской певицей, Дженни Уилсон, кавер на песню «Shadow of a Doubt» Sonic Youth. По ее словам, Хювенен уже не помнит точно, как это произошло

 

 

— Вы часто поете про отношения мужчин и женщин с феминистской точки зрения. Вы считаете себя феминисткой?

— Да, разумеется. Я верю в равенство. Мне вообще важно петь на политические и социальные темы. На самом деле, творчество невозможно отделить от политики, от собственных взглядов, как бы многим этого ни хотелось. Политика неотделима от того, что мы делаем и как мы живем. В то же время песня может быть политической и развлекать одновременно. В каком-то смысле то, что я, женщина, выступаю, создаю собственное искусство, занимаю место на сцене, — это определенная политическая позиция.

 

Хороших записей концертов Хювенен на YouTube мало, но представление можно составить

 

 

— Вы перед записью последнего альбома много путешествовали, по Африке, Индии и Бали. Какой след на вас это оставило?

— Путешествия — большая часть моей жизни. Во всех этих странах я была в разное время за несколько лет. Я люблю проводить зиму где-нибудь вне Швеции. Я не знаю, вдохновляет ли это меня, потому что я никогда не пишу песни вне дома, я просто смотрю, впитываю в себя чужие страны, а потом приезжаю домой и пишу песни. Я объехала Индию за шесть недель на поезде, у меня была с собой всего одна небольшая сумка. Это было удивительно, мне пришлось отпустить себя, перестать пытаться все контролировать — это почти клише, что это случилось в Индии, но так и было. И там я слушала много прекрасной местной музыки. Я встретила там йога, который подарил мне флейту, я попыталась ее освоить.

— Вы записываетесь на студии Бенни Андерссона из ABBA, он даже подыгрывает вам иногда на альбомах. Страшно было, когда вы с ним познакомились? Он же все-таки легенда.

— Он очень мягкий, добрый человек. Он просто позвонил мне несколько лет назад, сказал, что ему нравится моя музыка, и спросил, может ли он мне помочь. Рассказал, что делает звукозаписывающую студию, и хочу ли я прийти туда и записаться. Я сказала: «Да, пожалуйста!» Конечно, он легенда, так что я была очень удивлена, что он мне позвонил. Но потом, когда мы пообщались несколько раз, я перестала его бояться, он очень дружелюбный, даже простой. Я могу сказать одну вещь про Бенни: он из тех людей, кого вообще не испортили деньги, он умеет быть богатым.

 

Фрида Хювенен выступит на фестивале Sounds of Sweden в Москве в этот четверг, 12 сентября, в клубе «Мастерская»

Котик «Афиши Daily» присылает ровно одну хорошую новость в день. Его всегда можно прогнать и отписаться.
Ошибка в тексте
Отправить