перейти на мобильную версию сайта
да
нет
Архив

Пол Бэнкс о любви к хип-хопу, источниках вдохновения и системе работы группы Interpol

В Россию с концертами едет Пол Бэнкс — вокалист и фронтмен группы Interpol, в последние годы записывающийся еще и сольно. «Афиша» созвонилась с Бэнксом и узнала, что в Interpol он поет по большому счету чужие песни не своим голосом, что хип-хоп ему сейчас интереснее инди-рока и еще много неожиданных подробностей.

Фотография: flickr.com/fueledbynofx

В последнее время Пол Бэнкс полюбил свэг — и надеется, что это взаимно

 

— Вы поначалу играли под псевдонимом Джулиан Пленти, а теперь выступаете под собственным именем. Какая тут логика?

— Ну, Джулианом Пленти я себя называл, когда еще только начинал сочинять и играть, в колледже, до того как собрались Interpol. И мой первый альбом был своеобразной ретроспективой того, что я делал раньше. И раз уж я почти все это записывал и исполнял как Джулиан Пленти, подумал я, логично было бы его сохранить, закончить то, что начал. Ровно поэтому же теперь я от этого имени отказался. Потому что закончил. Все, что было сделано под именем Джулиан Пленти, под этим именем и издано. Поехали дальше.

— И для Interpol в загашниках ничего не осталось?

— Так песни Interpol же начинаются с идей Дэниела (Кесслера, гитариста группы. — Прим. ред.). То, что я делаю сам, — совсем отдельная штука. То есть я приношу иногда парням и свои вещи, но обычно мы сосредотачиваемся на том, что написал Дэниел.

— Это видно во многом. Во всяком случае, «Banks» не до конца похож на Interpol и их фирменный звук. Та же самая меланхолия — но палитра другая.

— Тут надо вот какую важную вещь понимать: для меня это никакая не смена парадигмы. Все куда проще: до моего первого альбома моих собственных песен никто толком и не слышал. Конечно, многие знают меня благодаря Interpol, но там я просто пою. Да, и партии гитарные сочиняю. Автором песен же является Дэниел, ну и Карлос (Ди, экс-басист группы. — Прим. ред.) был его соавтором. Все остальные как-то соучаствовали уже после них. Я сам подхожу к сочинению песен немного иначе. Вот, допустим, «On the Esplanade» и другие песни с моей первой пластинки — они ведь родом из девяностых. Или самых-самых ранних двухтысячных. Другая история. Вы раньше просто не могли расслышать меня самого в музыке группы, понимаете? Мой авторский голос — другой. Вообще, единственная причина, по которой у меня получается петь под аккорды, сочиненные Дэниелом, заключается в том, что мне очень нравится его музыка. Собственно, ровно поэтому же я состою в группе, в которой не являюсь автором песен. Некоторая проблема в этом смысле заключается в том, что люди привыкли думать так: раз ты в группе солист, ты и за всю музыку и отвечаешь. Впрочем, к этому мы привыкли.

 

Несмотря на то что по многим своим песням Пол Бэнкс производит впечатление довольно жалостливое, на самом деле он модный и успешный нью-йоркский житель. И даже в Музее Гуггенхайма выступал

 

 

— То есть, выходя на сцену просто как Пол Бэнкс, вы как-то специально изменяете голос?

— Отличия и правда есть — по большому счету технические. Дэниел пишет музыку в тональностях, которые не всегда комфортны для моего диапазона. Вот я и напрягаюсь, чтобы вытянуть его мелодии. Отсюда берется тот самый надрыв Interpol: напряжение в моем голосе — чисто физиологическое. Естественно, когда я сам себе сочиняю, я себя так не ломаю. Главное — чувствовать вдохновение, тогда, в общем, все происходит довольно расслабленно.

— И что же вдохновляет вас прямо сейчас?

— Тут так просто не скажешь. У меня же все происходит не так: увидел что-то — получай песню. Ты живешь своей жизнью, получаешь различную энергетику, испытываешь противоречивые чувства. Так постепенно и перерабатываешь свои эмоции в музыку. Именно эмоции. Не чужие песни. Во всяком случае, последние пару лет я слушаю только ту музыку, над которой работаю. Так что все отсылки у меня — это отсылки к самому себе.

— Это какая-то сознательная стратегия — изолировать себя от чужих песен?

— Нет-нет! В моей жизни были периоды, когда я избегал современной рок-музыки, — боялся, что что-то позаимствую у коллег, пусть даже и подсознательно. Но сейчас этот страх прошел. Вообще-то я слушаю всякие актуальные вещи, правда, скорее из области хип-хопа. Но и несколько групп хороших тоже попались на глаза. Вот только что открыл для себя Unknown Mortal Orchestra — такой прекрасный типа инди-роковый дуэт из Новой Зеландии, кажется. Есть еще калифорнийский человек, группа которого называется Thee Oh Sees, очень она мне нравится. То есть тут нет никакого специального аскетизма, ни в коей мере. Просто, когда я записываю свои песни, я делаю множество демоверсий — и слушаю в основном тоже их. Так просто легче работается.

— К слову о хип-хопе — вы же им и раньше активно интересовались, а только что еще и микстейп издали. Это всерьез? Может, вы и альбом собираетесь записать?

— Ну, скажем так, лежит кое-что в загашниках. При этом у меня нет ни малейшего желания читать рэп. Это неинтересно. Вот продюсировать хип-хоп — это другое дело, об этом я мечтаю. Ну, и определенные наметки в этой области есть. Раскрывать имена двух своих соавторов из мира хип-хопа я не буду — вам просто покажется, что я хвастаюсь. Но работа идет. Проблема в том, что мне все-таки сложно отложить, например, выход альбома Interpol, чтобы завершить свою коллаборацию. К такому решению я пока не готов.

 

Так звучит совместный трек Бэнкса с рэпером El-P, присутствующий на недавнем микстейпе лидера Interpol с затейливым названием «Everybody on My Dick Like They Supposed to Be». Послушать микстейп полностью можно здесь

 

 

— Из ваших слов следует, что Interpol — группа того рода, где учитывается мнение каждого и все сотрудничают друг с другом. Теперь-то, когда вы и сами себе творческая единица, баланс сил не поменяется?

— Нет-нет, статус-кво сохранится, в этом я абсолютно уверен. Нам с самого начала пришлось играть определенные, четко закрепленные роли: Дэниел был (и остается) главным автором, Сэм (Фогарино, барабанщик Interpol. — Прим. ред.) делал биты, я отвечал за голос и гитары, Карлос… Ну, он привносил в группу свой стиль. И да, Карлос ушел, но роли остались — и кто-то должен их играть. Это замкнутая система. Дэниел, кстати, уже насочинял демок на целый альбом, следующий шаг — начать работать над ними всей группой.

— То есть не зря некоторые считают, что уход Карлоса Ди плохо сказался на группе?

— Понимаете, те, кто так считают… Короче, им хорошо было бы знать, что наш последний альбом «Interpol» в смысле этой ролевой структуры был самым жестким. Его почти целиком сделали Дэниел с Карлосом, а мы с Сэмом просто записали свои партии. Совсем не так, как на первых альбомах, когда мы все вместе присутствовали при рождении песни. Теперь нам придется справляться с тем, что Карлос ушел, — и справляться вместе. Так что все наоборот: прежняя энергетика должна вернуться.

— Много было сказано о том, что нью-йоркская инди-сцена выдохлась в последние годы — мол, жизни в ней уже маловато. Вы согласны?

— Да нет, пожалуй. Любой культурный очаг — Нью-Йорк ли это, Москва, Лондон, Париж — всегда полон жизни. В таком городе вокруг тебя всегда что-то происходит. Другое дело, что случаются такие моменты, когда одновременно где-то появляется пять-шесть крайне интересных групп, как это произошло в начале нулевых: The Strokes, Yeah Yeah Yeahs, Liars, Interpol, TV on the Radio, The Walkmen, LCD Soundsystem, The Rapture. И этот момент невозможно предсказать. Дело ведь еще в том, что и рынок изменился: по какой-то причине мир ждал The Strokes в тот момент, когда они появились. А сейчас люди как-то больше интересуются Дрейком и Рианной. Инди-рок особо не ставят на радио, вокруг него нет хайпа, лейблы, в свою очередь, тоже фокусируются на артистах, приносящих прибыль. Но я почему-то в этом сомневаюсь: количество групп остается постоянным, вопрос здесь в том, умеют ли они находить друг друга, собираться по интересам и извлекать выгоду из обстоятельств. Прямо сейчас новые суперзвезды могут репетировать где-то в Бруклине.

 

Одна из лучших и важнейших песен, спетых Полом Бэнксом в Interpol, посвящена, собственно, Нью-Йорку. Сочинена она была 11 лет назад, город с тех пор хуже не стал, чего не скажешь о группе. Впрочем, исполнять вещи Interpol Бэнкс на концерте все равно не будет

 

 

— То есть вам не кажется, что инди-рок в своей текущей форме находится в состоянии глобальной стагнации? Это довольно популярное мнение сейчас.

— Я стал фанатом хип-хопа во многом именно потому, что рок во многих аспектах кажется куда более постылым, предоставляет меньше возможностей. К тому же я сейчас стал гораздо терпимее относиться к мейнстриму. Честно говоря, мне он даже нравится. Старею, наверное.

— Что вы имеете в виду? Поп-музыку или мейнстримовый гитарный рок?

— Да, по-моему, гитарному року сейчас в поп-музыке и места нет. Зато существует огромный потенциал для коллабораций и смешения жанров. Вот раньше, когда рэпер и гитарист записывали что-то вместе, это казалось нелепым — а сейчас уже не кажется. Мне вдруг это стало интересно. Да и другим. Что было в начале 2000-х? Jay-Z и Phish, Jay-Z и Linkin Park… Ну бред какой-то! А сейчас, если Кид Кади запишется с Ником Зиннером из Yeah Yeah Yeahs, реакция будет совсем другая: бл…, как круто! Да, инди-рок в его нынешнем виде — не самый захватывающий жанр. Но все же может измениться в любой момент. Если бы прямо сейчас появились новые Arctic Monkeys с соответствующими песнями — все бы их заметили, уверяю вас. Никуда бы не делись.

 

Характерный пример сольной вещи Бэнкса с выпущенного осенью 2012-го альбома, собственно, «Banks». Влияние хип-хопа в определенной степени заметно — как и то, что он, наверное, стареет

 

 

Пол Бэнкс выступит в вс 17 февраля в московском клубе Milk и в пн 18 февраля в петербургском клубе «Космонавт»

Котик «Афиши Daily» присылает ровно одну хорошую новость в день. Его всегда можно прогнать и отписаться.
Пссс! Не хотите немного классной рассылки? Подписывайтесь
Ошибка в тексте
Отправить