перейти на мобильную версию сайта
да
нет
Архив

Cake, «Серебряная свадьба», The Decemberists и The Builders and The Butchers. А также Orange Juice и «ПТВП»

Традиционный дайджест рецензий, опубликованных в бумажной «Афише».

«Сердечная мускулатура», первый альбом белорусского кабаре-бенда «Серебряная свадьба», о котором мы уже предварительно говорили: «В «Сердечной мускулатуре» чувствуется некий диковинный философический инфантилизм: альбом-то, вообще говоря, про смерть, боль и разбитые сердца, но отношение ко всем этим мрачным материям — как к злодеям на детском утреннике. В этом плане «Серебряная свадьба» чем-то похожа на земляков из «Кассиопеи» — и это, конечно, занятный момент: если мифологизацию Франции еще легко объяснить внешними факторами (фигурально выражаясь, из нынешнего Минска до Парижа куда дальше, чем из Москвы), то вот эти отношения с минором куда более непостижимы; такое ощущение, что белорусы как-то научились не только смиряться с неизбежным злом, но и совершенно по-союзмультфильмовски с ним дружить».

 

Две стороны современной американы: «Dead Reckoning», новый альбом наших недавних героев The Builders and The Butchers — и «The King Is Dead», очередной опус Колина Мелоя и его ансамбля The Decemberists. «Что объединяет эти группы? Обе живут в городе Портленд и произрастают из одной почвы — типично американской. Обе пользуются схожим инструмен­тарием — акустика, гармошка, большой барабан; и даже голоса у них в чем-то родственные — дрожащие, возвышенные, как у фермера, запевшего о вскормившей его земле. В остальном — две большие разницы. The Decemberists — одна из самых успешных независимых групп нулевых, давно уже сидящая на контрак­те с крупным лейблом, трубадуры нового фолк-рока, хедлайнеры. The Builders and the Butchers — пятеро мужиков, переехавших с Аляски, что раньше играли в основном на улицах, а теперь в лучшем случае выступают на разогреве у кого-нибудь посолиднее. Одни, короче, сидят на трубах, а другим нужны деньги».

«This Is Why We Fight» (лучшая песня с «The King Is Dead»)

«Lullaby» (еще одна хорошая песня The Builders and the Butchers)

 

Иван Сорокин о возвращении из творческого отпуска любимой россиянами группы Cake — с альбомом «Showroom of Compassion»: «За прошедшие годы изменилось немногое — слегка ужесточился звук, гитары стали жужжать и скрипеть (впрочем, вполне вежливо), а общий характер слегка сместился в сторону того самого альт-кантри («Bound Away») и хард-рока («Federal Funding»). Но это не случай творческой стагнации, а приятная и — что особенно важно в условиях сверхскоростной смены музыкальных парадигм — надежная константа».

 

И еще пара пластинок, о которых мы писали в новогоднем номере — и в связи с каникулами и праздничными мероприятиями тут не упоминали. «Порядок вещей», неожиданно мощное и убедительное в плане звука высказывание от питерского анархиста Лехи Никонова и его группы «Последние танки в Париже»: «Прежде довольствовавшиеся сырой гитарной жестью Никонов со товарищи тут нарулили себе неслыханный дотоле звук — это нечто среднее между ранними Interpol и поздними Killing Joke, злой мясистый постпанк с безотказными риффами и вкрап­лениями монохромной электроники (начинается альбом и вовсе с какого-то псевдодабстепа); еще похоже на то, как если бы «Соломенные еноты» вдруг записались с хорошим продюсером. Если начистоту, рок на русском языке в 2010-м никогда не звучал сильнее, чем на этой пластинке».

«Никогда не говори никогда» (песня, с которой альбом начинается)

 

А также — «Coals to Newcastle», полное собрание сочинений одной из лучших английских постпанковых групп Orange Juice (и уж точно — самой эстетской и вежливой): «Номинально принадлежавшие к постпанку, Orange Juice были скорее антипанком — грязи, социальной рефлексии и пролетарскому протесту они противопоставили эстетскую иронию, старорежимно извилистые мелодии и неисправимый оптимизм. Они носили галстуки и твидовые пиджаки, они смотрели через головы The Velvet Underground на вежливые шлягеры 30-х и 40-х, пели про московскую Олимпиаду, адаптировали к своему статному гитарному звуку певучий соул, прыгучий фанк и зыбучий даб, красовались в хит-парадах; они верховодили так называемой «новой поп-музыкой» — и распались в 1985-м, когда стало ясно, что новая поп-музыка звучит совсем иначе».

«Rip It Up» (песня, в честь которой названа блестящая монография Саймона Рейнолдса о постпанке)

Котик «Афиши Daily» присылает ровно одну хорошую новость в день. Его всегда можно прогнать и отписаться.
Ошибка в тексте
Отправить