перейти на мобильную версию сайта
да
нет

Покупки недели

Как кроссовки Канье Уэста превратились в московское наваждение

Вещи

Завтра в Москве начнут — и тут же закончат — продаваться кроссовки Yeezy Boost, которые Канье Уэст придумал для Adidas. За них предлагают взятку, ради них готовы стоять у магазина ночным пикетом. Андрей Подшибякин объясняет психологию настоящего коллекционера кроссовок.

подписьРеакция на коллекцию Yeezy Season 1Одновременно случилось вот что: в Москве стартует продажа главных кроссовок года — коллаборации Adidas и Канье Уэста Yeezy Boost, а Майкл Джордан впервые попал в список американского «Форбса» в качестве миллиардера. У этих двух событий гораздо больше общего, чем кажется на первый взгляд.

Джордан давно уже не играет в баскетбол — и, как следствие, не получает гонораров и рекламных контрактов. Cвои нынешние деньги он заработал на кроссовках (и на удачной инвестиции в баскетбольную команду Charlotte Hornets, но сейчас речь не о том) — совместной с Nike именной линии Air Jordan. «Жорики», как их иногда фамильярно называют российские коллекционеры, начинались в 1984 году как утилитарная модель для баскетбольного корта. Причем Джордана первое время штрафовали на пять тысяч долларов за каждый факт выхода в AJ1 (так называется первая модель) на игру — кроссовки были черные, что по правилам NBA того времени не допускалось. Тридцать лет спустя «джорданы» — столп современных хип-хопа и спорта (то есть, в сущности, большей части массовой культуры) и объект желания миллионов коллекционеров. Пожелаем удачи, например, мечтающим сегодня купить относительно недавние белые Air Jordan Shine — не самая редкая и не самая желанная модель на eBay начинается от 500 долларов.

В эту же игру с Nike некоторое время назад пытался играть Канье Уэст — его именная линия Air Yeezy жила недолго, но ярко: вышли всего две модели, быстро ставшие редчайшими и самыми желанными кроссовками планеты. Вышедшие в прошлом году Air Yeezy Red October 2 не достались почти никому (кроме, конечно, Ким Кардашьян), вызвали адские волнения у коллекционеров и переход Канье к Adidas — якобы из-за роялти. Но еще и, если верить исполнителю, из-за того что кроссовки его имени должны достаться всем желающим — а не только сникерхедам с заряженными ботами и полной готовностью продать за редкие кроссовки родную мать. Забегая вперед, скажем, что последняя затея изначально была обречена на провал.

С коллекционированием кроссовок история, вообще, обстоит так. На eBay нет проблемы (втридорога) купить один из редких релизов — но это неспортивно и неинтересно. Важнее знать точные даты релизов и адреса продаж (в Москве таких мест, впрочем, два с половиной, 5 марта — в «КМ20», 6 марта — в Fott и в Wood Wood в «Цветном», но у вас все равно нет шансов. – Прим. ред.), за много часов встать в очередь, получить номерок и ждать, ждать, ждать. С онлайновыми покупками история похожая — многие редкие релизы анонсируются в случайное время в твиттере с уникальной ссылкой; купить пару смогут только первые десять-двадцать человек, успевших на нее кликнуть. Здесь тоже важно умение ждать, скорость реакции и максимальная концентрация. Когда кроссовки появляются онлайн в свободной продаже, скорость еще важнее: почти всегда действительно интересные вещи распродаются задолго до того, как нормальный человек успеет вбить в соответствующие формы данные своей карты. На этот случай существует несколько (не вполне легальных) технологических решений, пользоваться ими, в общем, тоже неспортивно, но бывают случаи, когда удержаться невозможно, например, в момент выхода любой обувной коллаборации марки Supreme.

Механизмы этой мании (а это именно что мания) трудно поддаются анализу. Мощнейший адреналиновый приход от того, что нужная пара наконец-то в руках. Запах свежих кроссовок — как запах новой машины. Носить все это, кстати, совершенно не обязательно, а в Москве даже глупо — светло-серые замшевые Adidas x KZK x Mark McNairy New Amsterdam убиваются здесь по любой погоде за полчаса и восстановлению не подлежат. Главное — обладать. И то, что для обладания нужно исполнять многочасовые дикие ритуалы, делу только помогает. Доступное не может быть интересным. С кроссовками получилось так, что недоступное еще и не слишком дорого (редкая пара в официальной рознице стоит больше $200) — и вопрос обладания связан только с настойчивостью, выдержкой и скоростью реакции, описанными выше.

Вернемся к Yeezy Boost. Желающим можно сразу выдохнуть — в момент публикации этого текста купить их уже совершенно точно нельзя: пар слишком мало, и слишком много людей уже несколько дней как стоят за ними в очереди (это не шутка и не преувеличение); и это при официальной розничной цене в тридцать тысяч рублей, и это в кризис. Москва, заметим, всегда была очень удобным для сникерхеда городом — зная места и людей, здесь без проблем можно было покупать релизы, во всем мире распроданные в ноль в первую секунду продаж. Такая истерика по поводу кроссовок — это абсолютно точно в первый раз.

На какие части могут развалиться ваши Yeezy Boost через много лет

Любые стилистические претензии к Yeezy Boost по этой причине не имеют никакого смысла — хотя проследить за эволюцией представлений Канье Уэста о прекрасном на их примере любопытно. Найковские Red October 2 были барочными, ярко-красными, с золотой фурнитурой и в общей стилистике, как метко пошутил кто-то в англоязычном интернете, «космического BDSM». Адидасовские Yeezy — история прямо противоположная; они нарочито нейтральные, без логотипов и даже (о ужас!) без трех фирменных полосок. Нужно, наверное, сказать вслух, что если бы не участие Канье, на такой нарочитый минимализм мало кто обратил бы внимание — и точно мало кто неделю бы ночевал перед магазином. И это уже совсем интересная мысль: никто в современной поп-культуре на такое совершенно точно не способен. Даже Майкл Джордан, при всем уважении.

Приключения кроссовок Канье Уэста в России

Палатка у «Кузнецкого Моста 20»

В «Кузнецком Мосту 20» релиз должен был состояться раньше всего — 5 марта (пока их не опередил Wood Wood, открывающийся в 10 утра в четверг), причем стоить одна пара будет 32 400 р. (на 2500 р. дороже, чем во всех остальных точках продаж в Москве). Сюда же неделю назад, в день мирового релиза, приехала группа поклонников Канье из Минска, которые, узнав, что в России продажи начнутся позже, решила разбить у магазина палатку и переждать холода. Сделать это не удалось, резерв «КМ20» тоже не принимает, так что штурм магазина назначен на завтра на 11 утра.

Лотерея в Fott

В Fott рассказывают невероятные истории: мол, некоторые покупатели настолько воодушевились творением Канье, что предлагали продавцам по 30 000 р. сверху за пару только за то, чтобы ее отложили. Но магазин поступил еще удивительнее — решил провести лотерею: все желающие купить кроссовки должны прислать заявку на почту, а 6 марта из них выберут 12 человек, которые и получат свои пары. Как сообщил «Афише–Город» Fott, к вечеру среды поступило больше 300 заявок.

Пытка в «Цветном»

Еще одно место продаж — Wood Wood в «Цветном», где решили поставить совсем уж бесчеловечный эксперимент над потребительским сознанием: все 12 пар, которые попадут в продажу, уже сегодня выставят в зале на всеообщее обозрение (купить при этом можно только завтра). На каждый размер уже сейчас очередь из 6 человек, так что и в «Цветном» купить пару без суеты не представляется никакой возможности.

Котик «Афиши Daily» присылает ровно одну хорошую новость в день. Его всегда можно прогнать и отписаться.
Ошибка в тексте
Отправить