перейти на мобильную версию сайта
да
нет

Сильный пол

«Женщина без кремов — не человек»: какими предстают девушки в русском глянце

Люди
Фотография: Getty Images

Российские женские глянцевые журналы то призывают девушек принимать себя как есть, то велят немедленно худеть и популяризируют разнообразные гендерные стереотипы. «Афиша» попыталась разобраться в сложном отношении сотрудников российского глянца к своей аудитории.

Почти любое глянцевое издание рассказывает, что вы должны чувствовать, чего стыдиться, какими обладаете недостатками и как должны общаться с мужчиной, если вы женщина. Один из самых ярких примеров — колонки шеф-редактора журнала Allure Алексея Белякова, каждую из которых громко обсуждают в фейсбуке: «Девушка и мат: что можно и чего нельзя говорить девушкам», «Что можно и что нельзя произносить во время секса» и даже «Что должна есть девушка в новогоднюю ночь». Часто подобные материалы соседствуют со статьями о принятии себя, о том, как выйти из насильственных отношений, и даже о феминизме. Все вместе это создает странное ощущение: одно и то же издание может призывать читательниц любить себя такими, какие они есть, и при этом декларировать идею необходимости борьбы с целлюлитом.

Почему глянцевые издания допускают формулировки, оскорбляющие читательниц? Почему в женских журналах так много публикаций о красоте? Может ли глянец быть феминистическим? «Афиша» изучила глянцевые журналы, выбрала наиболее характерные (и иногда противоречащие друг другу) цитаты и поговорила об отношении к аудитории с пятью редакторами женских изданий и модератором сообщества Body Positive.


Журнал Allure

Материалы

«Если девушка не знает, что такое BB-крем, она, скорей всего, и Толстого не читала» Читать здесь

«Любой девушке хочется грудь приличного размера, даже если она лицемерно восхищается Кирой Найтли» Читать здесь

«Женщина без кремов — не человек. Ну так она устроена» Читать здесь

Ответ шеф-редактора: «В России повышенная красотабельность»

Алексей Беляков Алексей Беляков шеф-редактор журнала Allure

«Что такое феминистический глянец, я не очень понимаю. «Ты жирная, и это прекрасно!» — так? Если так, то бесперспективно: любая толстуха мечтает похудеть, что бы она нам ни рассказывала про живопись Рубенса и Кустодиева. Я не знаю, что такое боди-позитивность. До американских глупостей мы не докатимся.

У нас особый путь. Красота в России — больше, чем красота. Наши девушки каждый вагон метро воспринимают как подиум. Они в булочную без мейкапа не выходят. В России повышенная красотабельность, простите за это дурацкое слово. На квадратный километр больше красивых девушек, чем где бы то ни было. Разве что в Грузии еще. Я живу давно и должен с удовлетворением констатировать, что красотабельность за последние лет двадцать резко повысилась. Стройных и классных очень много, чрезвычайно много.

Кстати, мои друзья, давно живущие в Америке, приезжая сюда, сворачивают шеи на улице: они все время в состоянии бьюти-стресса.

Я не раз сталкивался с бурной реакцией на свои публикации. Причем даже со стороны близких и давно знакомых девушек. Но штука в том, что я не эпатирую намеренно, не впадаю в истерический экстаз, я просто пишу, что думаю. Я среднестатистический мужчина, у меня за плечами два брака плюс разные отношения с девушками. Я очень люблю их рассматривать, любых — от продавщицы в зоомагазине на станции Хотьково до депутата Ирины Яровой. При этом я, можно сказать, даже феминист: считаю, что во главе России должна стоять женщина, ибо мужики ее разворовали и профукали ради своих пацанских понтов. Когда Наталья Поклонская, ныне прокурор Крыма, станет президентом России, всем будет радость. И феминисткам, и мужикам.

Если девушки меня читают и ругают, значит, я говорю об актуальном. Им интересно знать, что вот такой среднестатистический дядька думает об их волосах, ушах, ужимках и прыжках. Понятно, что многое им не нравится. Мужики вообще сволочи, как известно. А я еще и откровенная сволочь. 

Иногда мне кажется, что в сети сплошные феминистки, которых все бесит. Но с другой стороны, именно женская страстность — главный драйвер трафика. Я не только про наш сайт, про любой. Мужик или промолчит, или ругнется и забудет через десять минут. Девушки будут ругаться долго, повышая трафик. Бывает часто: я написал свой текст про женскую, скажем, грудь — и все, поехали дальше. А спустя дня три вдруг мне пишет подруга в личку: что за гадость ты опубликовал? Я даже не понимаю, о чем она, пока не объяснит. Я все же стараюсь высказываться достаточно интеллигентно. Если бы возмущенные моими колонками читательницы подслушали рядовой мужской разговор о женщинах, то вернулись бы с самурайским мечом и всех порубали».

Журнал Glamour 

Материалы

«Раздеваться перед новым партнером бывает страшно даже обладательницам идеального тела. Что уж говорить про всех остальных?» Читать здесь


«До сезона мини и купальников осталась пара месяцев — достаточно, чтобы избавиться от лишних килограммов и целлюлита» Читать здесь

«Брак увеличивает шансы мужчины стать долгожителем, ведь только женщина может отвести своего героя за руку в поликлинику» Читать здесь

Ответ шеф-редактора: «Перспективы феминистского глянца в России мне сейчас оценивать трудно»

Оксана Баулина Оксана Баулина шеф-редактор журнала Glamour

«У Glamour в ДНК заложена определенная феминистическая составляющая. Журнал начал издаваться в США в 1939 году под названием Glamour of Hollywood, то есть стиль и красота голливудских звезд. Но уже в 1941 году концепция изменилась. Мужчины пошли на войну, а женщины — работать, и Glamour стал выходить под слоганом For the Girl with a Job, «Журнал для работающей девушки». Эта концепция выдержала проверку и временем, и изданиями в разных странах. Это журнал не для богатых наследниц или домохозяек. Это в первую очередь журнал для самостоятельных девушек, которые заинтересованы в карьере, профессиональной и личной реализации и не меряют свою успешность наличием или отсутствием мужа.

В США главным редактором Glamour с 1967 до 1998 года была легендарная Рут Уитни. Она стремилась сделать феминизм понятным для американских женщин. Glamour под ее руководством — первый глянцевый журнал, который поставил на обложку афроамериканку. Появились специальные номера College Issue, посвященные женщинам в университетах, была учреждена премия «Женщина года Glamour», которая присуждается за достижения не только в шоу-бизнесе, но и в политике, общественной деятельности, благотворительности. Среди лауреаток были Хиллари Клинтон, Мадлен Олбрайт, Эллен ДеДженерес.

Американское общество прошло долгий путь к глянцевым журналам, которые стоят на феминистских позициях. Перспективы феминистского глянца в России мне сейчас оценивать трудно, поскольку курс на оголтелую патриархальность идет вразрез с мировыми тенденциями.

Мы делаем журнал не для узкой прослойки девушек, обитающих внутри Садового кольца. Мы делаем журнал для широкой аудитории. Это и возможности, и ответственность. Я стараюсь отстаивать мнение, что при подаче информации нельзя отталкиваться от стереотипов. При этом всегда держу в уме образ читательницы из областного центра. Пытаюсь представить, что ее волнует и как рассказать о вещах, которые могут нарушить ее привычную картину мира, так, чтобы не вызвать у нее отрицание и агрессию. Мы стараемся избегать нравоучительной интонации, для проблемных публикаций привлекаем экспертов, показываем разные точки зрения и предлагаем читательницам самим сделать выводы.

Мы не занимаемся пропагандой нездоровой худобы — наоборот, у нас была статья про опасность анорексии. Материалы про диеты есть далеко не в каждом номере, мы стараемся фокусироваться на здоровом питании, развенчивать мифы о еде. Делаем упор на спорт, рассказываем про интересные эффективные тренировки, стараемся мотивировать читательниц вести активный образ жизни. Писать о том, как заниматься спортом и правильно питаться, на мой взгляд, не значит заниматься фэт-шеймингом. Мы постоянно делаем материалы про классных, успешных и красивых девушек, которые не вписываются в прокрустово ложе модельных стандартов.

Глянцевой индустрии в России не так много лет, до ее появления у нас фактически не было языка, описывающего мир потребления. Этот язык пришлось изобретать чуть ли не с нуля. Много времени ушло, чтобы научиться максимально корректно, по тогдашним представлениям, разговаривать о недостатках, а сейчас уже и эти формулировки порой режут слух. Иногда в вышедшем номере я замечаю, что в некоторых случаях можно было бы подобрать более удачные фразы с точки зрения корректности. Так что на выработку этого корректного языка потребуется какое-то время».

SNC Magazine

Материалы 

«Нужно принимать себя, свое лицо и свое тело такими, какие они есть, и понимать, что они у каждого по-своему красивы» Читать здесь

«Все мы мечтаем о накаченном прессе и тонкой талии. Но для того чтобы добиться желаемого результата, недостаточно просто подписаться на инстаграм Шакиры. Даже 5-минутных ежедневных упражнений по очередному чудодейственному рецепту от знаменитого фитнес-гуру будет маловато. Для того чтобы выглядеть как модель с глянцевой обложки, придется попотеть» Читать здесь

«Хорошо, если в жару вас покидает чувство голода, — можно смело идти на пляж с плоским животом. Если же аппетит остается прежним — что ж, хотя бы проследите за тем, чтобы в ваш рацион не попадала та пища, которая запросто испортит ваш бикини-лук. Перечисляем 5 запретных для пляжа продуктов» Читать здесь

Ответ главного редактора: «Глянец покупают те, кто хочет красоту»

Наталия Архангельская Наталия Архангельская главный редактор SNC Magazine

«Разумеется, глянец может быть феминистическим. Мы активно и с уважением пишем про девушек, которые работают, раскрывают свои способности и таланты, про тех, кто финансово и морально независим от мужчин. А что нелогичного или трудного в том, чтобы быть феминистическим и модным журналом одновременно? Что, феминистки не должны интересоваться модой? Трендами? Косметикой? С чего это вдруг?

Какой-то острой критики со стороны феминисток я не слышала. В глянце появляются и будут появляться самые разные модели — и полные, и худые, и в родинках, и в веснушках, и юные, и в возрасте; вот недавно навела шороху девушка с витилиго. Ради вызова и провокации напечатают даже что-то не вписывающееся в рамки привычной эстетики — например, женщину, бритую наголо, и женщину, не бритую вообще нигде. Но все эти картинки должны быть визуально привлекательны: таков закон жанра. А значит, будет ретушь, мейкап, выгодные ракурсы. Изображение настоящей модели плюс-сайз с точеным лицом и скулами и портрет обычной полной девушки — две большие разницы. Глянец покупают те, кто хочет красоту, — поэтому настоящего, честного боди-позитива вроде того, что есть в профильных группах в соцсетях, я на его страницах не вижу. Пока редакция искренне не сочтет «честный» боди-позитив красивым.

Раздел «Красота» занимает чуть меньше четверти моего издания, журнала SNC, и я считаю, что для наших читателей этого вполне достаточно. Есть журналы, которые пишут только о красоте. Я такие издания не покупаю — мне не интересно, но немало женщин и девушек это делает. Не вижу в этом ничего плохого — каждый выбирает по интересам, по потребностям. Главреды не ходят по школам и детским садам, рассказывая несовершеннолетним о том, что им во что бы то ни стало надо эпилировать бедра, — вот это было бы преступлением». 

Сайт cosmo.ru 

Материалы

«Наша инструкция научит проще относиться к своим несовершенствам или вовсе избавиться от них» Читать здесь

«Твой парень может быть кротким, как олененок, в нормальном состоянии, но сейчас в нем проснется вепрь. Ты, женщина, будешь ему указывать? Ты будешь его контролировать? Да в своем ли ты уме, несчастная?!» Читать здесь

«Тебе многое прощается просто за жалобное выражение лица» Читать здесь

Ответ главного редактор сайта: «Аудитория сложно воспринимает тексты в духе «ты никому ничего не должна»

Екатерина Великина Екатерина Великина главный редактор сайта cosmo.ru

«Идеи феминизма лично мне очень близки, хотя я не люблю это слово. Мне больше нравится словосочетание «внутренняя свобода». В моей идеальной картине мира каждый живет так, как он хочет, ориентируясь прежде всего на свои внутренние ощущения, а не навязанные извне тренды и штампы. И тут, конечно, есть определенное противоречие, потому что cosmo.ru — это очень «скаутский», очень «ответосодержащий» продукт, но я надеюсь, что мне удастся привнести в него дух свободы. Во всяком случае, западный Cosmo мне нравится, и именно в эту сторону мы и планируем идти. Правда, с больших шагов начать точно не получится — увы, таковы реалии.

Критика, которую мы получаем в настоящий момент, большей частью связана не с феминизмом, а как раз наоборот. Наша аудитория достаточно сложно воспринимает тексты в духе «ты никому ничего не должна». Добрая половина читательниц ищет какого-то готового, единственно верного решения и теряется, когда вместо этой чудо-таблетки от всех бед получает право выбора. Как ни крути, но в нас всех слишком крепко вбиты понятия «хорошая девочка делает так, а нехорошая вот так». И в итоге абсолютно правильный посыл «люби себя» очень часто воспринимается негативно.

Искренне надеюсь, что глянцевые издания будут меняться под влиянием идеи боди-позитива. Мы, во всяком случае, активно поддерживаем эту тему. Во всех рубриках, которые мы производим самостоятельно, героинями выступают самые обычные девочки. Худенькие, полненькие, высокие и низкие. И надеюсь, что это так и останется. Мне самой, например, не особенно интересно смотреть на то, как сидит платье на модели XS. Мне как читателю это ничего не даст — мой личный XS закончился в 15 лет, и я не хочу положить свою жизнь на то, чтобы обратно в него поместиться.  «Живая» съемка с обычными людьми гораздо более информативна. Но одновременно я абсолютно спокойно отношусь к теме похудения и никакого криминала в ней не вижу. Мы достаточно много пишем про диеты, спорт и полезное питание. Само по себе похудение не криминал. Гораздо важнее, чем ты руководствуешься, выбирая этот путь. Если в основе всех твоих телодвижений лежит здоровый образ жизни, то это отлично. Я знаю многих женщин, которые с удовольствием ходят в спортзал и легко воодушевляются идеями правильного питания. Но если ты садишься на капустный лист просто потому, что «так принято» или «Вася любит худеньких», то это совершенно другой разговор. Истоки проблемы в данном случае — отсутствие любви к себе. И вот это как раз то, о чем можно и нужно писать как можно чаще, если мы действительно хотим решить проблему нездоровой борьбы с весом.

Демонизировать СМИ не надо. Далеко не все ситуации, связанные с некорректными речевыми оборотами, злой умысел коварной редакции. Мы, например, можем выпускать до 50 материалов в день. Если поделить их на количество рабочих часов, то станет ясно, что времени катастрофически не хватает. И в такой обстановке можно запросто что-нибудь пропустить».

Wonderzine

Материалы

«У тех, кто обладает достаточной уверенностью в себе, само словосочетание «пляжное тело» вызывает недоумение, ведь никакие особенности внешности не означают, что ее обладатель или обладательница не может надевать открытую одежду и появляться в ней в общественных местах» Читать здесь

«Существует понятие внутренней мизогинии, когда женщины поддерживают стереотипы «все бабы — стервы», «женщины не способны логично мыслить» или «сама напросилась», соглашаясь, что «тут не поспоришь» и «так оно и есть» Читать здесь

«Мужчин не менее жестко оценивают через их практики ухода за собой. Если мужчина стремится выглядеть ухоженно по отличному от «мужского» канону (скажем, маникюр, макияж, экстравагантный стиль в одежде), то в определенных патриархальных кругах он может столкнуться с негативным отношением — обвинением в немужественности или в гомосексуальности, что в консервативном обществе считается оскорблением и особенно бьет по патриархальному мужчине» Читать здесь

Ответ главного редактора: «Какие вопросы, если даже философ Борис Гройс еще использует слово «гомосексуализм»?»

Ольга Страховская Ольга Страховская главный редактор Wonderzine

«Глянцу свойственно предлагать читателю причесанную, конформную и комфортную картину мира, избегая болезненных и острых тем. Это гигантская и инертная махина, которая едет по накатанной колее: у издателей и топ-менеджмента есть уверенность, подкрепленная многолетней практикой и рейтингами, что определенный дискурс продается, а для другой повестки есть другие издания. В итоге молодые, энергичные и прогрессивные редакторы, приходя в глянец с революционным запалом, сталкиваются с тем, как сложно что-то изменить. То, что в глянцевых журналах для женщин начинают появляться темы вроде боди-позитива, на мой взгляд, отлично, даже если это пока не полностью осознанная позиция, а реакция на запрос времени. Надо быть совсем слепым, чтобы не видеть, что такие темы приносят десятки и сотни тысяч просмотров независимым онлайн-изданиям. Чем больше об этом будут писать и говорить, тем лучше для здорового информационного фона. Феминизм ничего не потеряет, если его подхватит глянец. Это огромная массовая площадка, и я только за, если она будет продвигать правильные идеи вместо десяти верных способов выйти замуж или быстро похудеть к пляжному сезону. Другое дело, что говорить об этом нужно осмысленно и адекватным языком, который многим изданиям еще предстоит выработать.

Гигантское ограничение современного глянца в том, что он полностью подчинен рекламе и представлениям рекламодателей о прекрасном. Во многих изданиях у редакции фактически не остается пространства на независимое мнение: ей нужно продвигать не только конкретные товары, но в первую очередь образ жизни, совпадающий с позиционированием брендов, которые размещаются в журнале. Этот контекст не просто элитистский, но зачастую мизогинистичный, в нем нет места разнообразию красоты и свободе выбора. Все это вместе с редакционными материалами навязывает женщине, к чему ей нужно стремиться, устанавливает рамки женственности или мужественности. Рекламодатель может попросту отказаться вставать на полосу, где рядом написано что-то иное, — в итоге в изданиях существует диктат рекламного отдела и самоцензура, об этом в индустрии все знают и разводят руками.

Wonderzine не является феминистским изданием в традиционном понимании: наш круг тем не ограничен борьбой за права женщин. Мы за свободу самостоятельного выбора, и забавно, что нас все еще порой упрекают в фальшивом феминизме, потому что мы пишем в том числе о моде или косметике. Но, кажется, удается постепенно донести, что в этом нет противоречия. Можно прекрасно интересоваться искусством Возрождения, слушать новый альбом Тейлор Свифт и разрабатывать приложения, а можно заниматься косплеем или посвятить себя детям, если это твое собственное осознанное решение. Более радикальные феминистки относятся к нам и этой позиции скептически, считая, что это спекуляция и девальвация идеи. Но мне все-таки хочется верить, что мы разными методами делаем одно дело: показываем людям, что в мире может быть бесчисленное количество сценариев и возможностей.

У нас даже в либеральной среде пока все еще обсуждают, можно ли, условно, красть в гостях серебряные ложечки или делать аутинг. В России нет устоявшегося консенсуса по каким-то фундаментальным вопросам, вроде того же равноправия полов или однополых браков, соответственно, нет традиции мыслить корректно. Нет равноправия — нет языка, свойственного этой системе взглядов. Поэтому попытки говорить на эти темы неизбежно сопровождаются массой огрехов: артефакты устаревших представлений все равно, как дьявол, пролезают в деталях. Это неизбежный путь ошибок, который просто надо пройти. Какие вопросы, если даже философ Борис Гройс еще использует слово «гомосексуализм». Как правильно называть женщин, которые носят одежду размера XL? Полные? Плюс-сайз? А L — это уже плюс-сайз или еще нет? Возраст — такая же стигматизированная тема, о нем вообще не говорят, и слов для того, чтобы начинать этот разговор, тоже нет. Что такое «женщина в возрасте» и когда начинается «пожилая» — или не начинается вовсе? Мы тоже наступали на грабли, нащупывая терминологию и интонацию, с которой стоит подходить к определенным темам — например, как корректно писать о трансгендерности без ляпов вроде «стала женщиной». Проблема в том, что у нас не просто патриархальное, но пацанское общество: почему-то считается постыдным признавать свои ошибки и извиняться. Но если их не признавать, то как на них учиться самому и окружающим, непонятно.

Поэтому, когда глянец пытается демонстрировать более прогрессивные взгляды, вылезает всякое в духе «маленькая грудь тоже нравится мужчинам» или «не стоит переживать из-за своих недостатков». Требуется время, чтобы понять, что не надо рассматривать женщину с позиции мужского одобрения или продолжать называть недостатками то, что вообще-то является чьей-то уникальной особенностью.

Вот недавний пример — Buro 24/7 сделали листинг «Нелегкое хобби: истории девушек в мужском спорте». Отличная идея — рассказать, что для самореализации нет границ, и показать крутых женщин, которые ломают стереотипы. Но даже в одном абзаце с осуждением сексизма и дискриминации все равно без оговорок проскальзывает «неженский вид спорта» или сарказм в адрес девушек, которые «выбирают нежно-розовый коврик и беговую дорожку с видом на Садовое». Многие скажут, что не стоит цепляться к мелочам, когда есть проблемы поважнее. Но, во-первых, проблемы надо решать все — и крупные, и мелкие, а во-вторых, не только сознание определяет язык, но и наоборот.

Повторение в языке закрепляет явление: слово «телочки» не спасает прослойка иронии — для многих, кто употребляет его всерьез, оно сохраняет все свои негативные уничижительные коннотации, а в результате подпитывает отношение к части женщин как к априори «тупым телкам», подходящим под описание по ряду внешних признаков вроде розового коврика. И это уже становится проблемой не говорящего, а части женщин, которым не оставили шанса быть увиденными как личность.

Бытовой сексизм и мизогиния растворены в языке и невидимы для многих, так как привычны и воспринимаются как норма. Если с феминистской оптикой заглянуть почти в любой глянец, станет по-настоящему страшно. Хуже всего обстоят дела с оценкой внешности и популярной рубрикой «отношения» — это настоящий парад гендерных стереотипов, которые наверняка кажутся кому-то образцами житейской мудрости. «Если мужчина живет с женщиной-жертвой, то она поплачет, поорет, и все вернется на круги своя. Такой женщине грех не изменить» — это слова психолога в материале Glamour, и такого полно. Очень заметно, как культивируется стремление к идеалу: как добиться «идеального» чего-то, будь то отношения или цвет кожи. Кем и почему что-то было принято за идеал — вопрос, которым глянец не занимается, но вместо этого апеллирует к нему как к данности.

Самое печальное, что часть этих статей делается бездумно и по шаблону, а часть — с искренней верой в свои благие намерения. Взять, например, колонки Алексея Белякова в Allure. Наверняка автор считает, что иронично продвигает правила хорошего тона, но по сути раздает директивы с позиции мужского превосходства, идеально вписывающиеся в патриархальный дискурс. Мужчина в этих колонках не просто определяет, как и что могут или не могут делать женщины, он также устанавливает стандарты привлекательности («Активно и много жующая девушка — не олицетворение вечной женственности») и подпитывает абсурдные гендерные стереотипы: «Девушка, давая свой телефон незнакомцу, может, и понимает в глубине души: зря она это, не нужен ей этот парень. Но поделать с собой ничего не может, это вшито в девичью ДНК». Это снисходительное, покровительственно-умиленное отношение к женщине с высоты авторитетной мужской позиции и есть не что иное, как мизогиния».

Паблик Body Positive

Материалы

«Целлюлит — частый спутник половозрелой женщины, независимо от ее размеров и форм. Ты не одна, это нормальное и распространенное состояние женской жировой ткани, это не делает тебя некрасивой и не требует борьбы» Читать здесь

«Женщины не предметы интерьера, чтобы радовать глаз, человеческая личность складывается из многих факторов, а мужчина не определяющий фактор для статуса женщины» Читать здесь

Ответ модератора: «Это приглаженный, с рюшечками, во всем розовом, удобный для мужчин феминизм»

Анна Сволочова Анна Сволочова администраторка паблика Body Positive

«До движения в сторону ухода от гендерных стереотипов, сексизма и мизогинии глянцу еще далеко. Некоторые издания действительно иногда пишут о домашнем насилии, феминистских инициативах, о стандартах красоты, но это поп-феминизм. И это скорее модная тенденция, чем осознанное желание что-то поменять или пролить свет на истинное положение вещей. Это такой приглаженный, с рюшечками, во всем розовом, удобный для мужчин феминизм. Некоторые говорят, что такая адаптация материала для неподготовленной аудитории полезна, якобы она не пугает людей и при этом приобщает к феминизму. Но я с этим не согласна. Потому что это не работает. И скептически отношусь к таким изданиям. Потому что чаще всего это попытка усидеть на двух стульях.

Темы плюс-сайза — отдельная песня. Обычно там объективированные, отфотошопленные, ретушированные модели, полностью соответствующие всем требованиям и стандартам привлекательности, с фигурой типа «песочные часы». И часто это позиционируется как сенсационный прорыв, а издание считает себя крайне прогрессивным, что опубликовало такой материал, различные бренды, которые изготавливают специальные линейки для обычных женщин, считают себя героями, хотя, по идее, это должно быть обычным делом: нормальная одежда для нормальных, обычных, живых, настоящих женщин. Но у нас это каждый раз считается чем-то невероятным».

Котик «Афиши Daily» присылает ровно одну хорошую новость в день. Его всегда можно прогнать и отписаться.

Подпишитесь на Daily
Каждую неделю мы высылаем «Пророка по выходным»:
главные кинопремьеры, выставки и концерты. Коротко, весело и по делу.