перейти на мобильную версию сайта
да
нет

Образование

Удостоверение гения: как живут самые талантливые юные физики страны

Люди
Фотография: Иван Ерофеев

В Московском физико-техническом институте (он же просто Физтех) проходят очередные сборы юниорской сборной России по физике. «Афиша» встретилась с кандидатами в сборную и расспросила об их жизни, интересах и планах на будущее.

Кандидатами в сборную России по физике ежегодно становятся лучшие участники финального этапа Всероссийской олимпиады школьников. После дополнительного отбора лучшие из лучших отправляются представлять Россию на международных олимпиадах. 

Жизнь этих ребят во многом похожа на жизнь спортсменов-юниоров: они вечно в разъездах, месяцами пропадают на сборах, из-за этого часто пропускают школу и подолгу не видятся с семьей и друзьями. Награда за это — статус юных гениев и блестящие научные перспективы. В свои четырнадцать-пятнадцать лет они прекрасно понимают, что такое бозон Хиггса, но доступно объяснить это 30-летнему гуманитарию у них пока не очень получается.

Михаил Николаевич Осин

Доцент кафедры общей физики МФТИ, член жюри заключительного этапа Всероссийской олимпиады школьников по физике, член предметно-методической комиссии Минобрнауки по физике, один из руководителей сборной России по физике

Фотография: Иван Ерофеев

«Национальную сборную можно себе представить по любому виду деятельности. Физика состоит в решении задач и довольно конкретно поддается оценке. Критерии понятны: есть задача, она оценивается на столько-то баллов, можно набрать все или не все; есть еще экспериментальный тур. Всерос (Всероссийская олимпиада. — Прим. ред.) по схеме соответствует международным олимпиадам: два тура, задачи, суммирование баллов.

В физике есть много тем, и олимпиадные задачи бывают по разным темам: механика, электричество, магнетизм, оптика. Есть задачи, где нужно что-то рассчитать, определить, оценить. За правильное решение начисляются баллы, за частично правильное — поменьше. Задачи довольно сложные. Чем выше уровень олимпиады, тем они труднее. А сложные задачи легко разбить на баллы.

Олимпиады — это гораздо интереснее, чем просто решать обычные задачи. Разница — примерно как играть на фортепиано гаммы и прелюдии Рахманинова. Конечно, надо уметь играть гаммы, но Рахманинова-то интереснее. Школьников побуждает интерес к предмету. Мотивации заниматься точными науками сейчас очень мало, а эта — остается: просто интересно этим заниматься.

Олимпиадные задачи — не рутинные, а креативные. Надо что-то такое хитрое придумать, сообразить. Креативных людей надо выискивать — они штучные. В любом обществе их где-то 5%, остальные могут быть ведомыми. Креативные люди двигают прогресс: они изобрели мобильные телефоны, интернет… Наша задача — выявить этих креативных людей и пристроить их к делу.

Они выявляются где-то с пятого-шестого класса. Мы их начинаем сразу обрабатывать через систему олимпиад. Мы очень хорошо выступаем на международных олимпиадах. Причина, на мой взгляд, в том, что система советских олимпиад у нас не разрушилась, а функционирует достаточно успешно. Ее не пытаются разрушить — наоборот, намечаются кое-какие улучшения. Есть школьный этап, потом муниципальный, региональный, потом всероссийский финальный, а потом международные олимпиады. И школьник не должен ничего делать, кроме как успешно решать задачи. Было много примеров, когда школьник из глухой деревни получал золото на международной олимпиаде. И ни он, ни учитель не должны предпринимать никаких организационных усилий, кого-то упрашивать, деньги добывать — все это обеспечивается. Это позволяет находить таланты, которые иначе, может, и не проросли бы.

Мы участвуем в олимпиаде стран Азии и во Всемирной олимпиаде. Европейской олимпиады не существует, хотя Всемирная начиналась именно в Европе. Сейчас у нас 58-я олимпиада, а в первой участвовали четыре страны: Советский Союз, ГДР, Польша и Чехословакия. Это одно из немногих начинаний социалистического лагеря, которые прижились и считаются общепризнанными.

Дети для участия в международных олимпиадах отбираются на Всеросе по результатам десятого класса. Там участвуют примерно по восемьдесят человек девятиклассников и десятиклассников. Ежегодно Всерос проводится в апреле в разных городах — в этом году был в Екатеринбурге. Мы отбираем 25 человек десятиклассников. Из них пятеро через год поедут на Всемирную олимпиаду в июле, а восемь — на Азиатскую олимпиаду в мае. Целый год мы их тут собираем, учим, рассылаем им всякие задачки. На каждых сборах их количество постепенно уменьшается.

Дети, которые стали кандидатами в сборную, целый год занимаются фактически только этим. Очень много отрывов от учебы. Фактически одиннадцатый класс — это для них каторжная работа, чтобы удержаться. Все мечтают удержаться, но удержатся и попадут в сборную только пятеро — а сейчас их 16. Учителя по другим предметам иногда к этому относятся отрицательно. Но поскольку сборная формируется приказом министра образования, учителя не перечат. Я знаю истории, как учителей заставляют ставить хорошие оценки по их предметам, даже если человек совершенно забросил учебу, потому что это же, мол, супер-пупер-мальчик. Такая судьба. То же самое касается и спортсменов, кстати.

Некоторые говорят, что это калечит детей, делает их моноспециалистами, они ничего другого не знают. Другие считают, что это нормально. Но одиннадцатый класс, 15–16 лет — это ведь уже не ребенок, он сам может принимать решения. Если он не хочет, никто его заставить не может. Можно поуговаривать, но заставить нельзя. 

Я уже много лет работаю с этими детьми — и большинство из них вполне разносторонние люди. Я не чувствую, что они как-то ограничены, с ними можно поговорить на совершенно разные темы. Они просто могут больше, чем обычные люди: и физикой заниматься, и музыкой интересоваться. Погружение в один предмет, говорят психологи, ведет к негативным результатам. Надо иметь какое-то хобби: музыка, футбол, филателия. Чтобы можно было отвлечься.

Я сам через все это проходил: поступил в Физтех, получив диплом второй степени на Всесоюзной олимпиаде по математике. Я знаю все это по себе. Это тяжело, но я сохранился, и мне есть чем заниматься кроме физики.

Стереотипы про физтехов как чудиков не от мира сего существуют, но они не выдерживают проверки. Я как-то в одной школе в физматклассе рассказывал про девушку, которая участвовала в наших олимпиадах. Мальчик один говорит: «Небось, крокодил в очках». А у меня были фотографии — и там все замечательно: и фигурка, и внешний вид. Так что я думаю, что ценность стереотипов про физтехов примерно равна ценности стереотипов про блондинок.

Обычно почти вся сборная по физике поступает в Физтех. Корреляция между тем, что человек побеждал на олимпиаде и стал великим ученым, есть, но не очень большая. Золотые призеры вряд ли потом пойдут работать в банк — все равно они станут учеными. Другой вопрос, насколько широко известным будет этот ученый. Сплошь и рядом ведь бывает, что один ученый работает-работает — а Нобелевскую премию потом получает другой. Я знаю много примеров людей, которые сейчас работают в Москве и добиваются хороших научных результатов — и они раньше были золотыми мальчиками олимпиад».

Сергей Власенко, 15 лет

Родом из Воронежа, учится в Специализированном учебно-научном центре (СУНЦ) МГУ

Фотография: Иван Ерофеев

«СУНЦ вообще ориентирован на школьников из нестоличных городов. Туда проводятся отборы во многих городах. Потом прошедших приглашают в летнюю школу. Лично я попал по льготам: участники финальных туров олимпиад по некоторым предметам (например, физика, химия) проходят туда без экзаменов. Я там учусь первый год.

Олимпиады стимулируют заниматься. И это очень хорошо. Потому что когда тебе надо когда-нибудь потом поступать в институт и ради этого учить физику, то это как-то нескоро… А тут — есть конкретные задачи, конкретные темы.

Помимо учебы, меня увлекает программирование. Меня родители много куда пытались отдать: и в музыкальную школу, и на танцы, и в спортивные секции, но как-то ничего не пошло. Пошла только физика.

Техническими науками я увлекся благодаря дедушке. Он был уже на пенсии, но еще подрабатывал, ремонтировал какие-то вещи. Время от времени что-то собирал. Я наблюдал, интересовался, он мне что-то рассказывал, приносил учебники. Я тогда еще был в начальной школе.

Я собираюсь поступать в Физтех. Конкретную специализацию я пока не выбрал. Еще не решил, что мне больше нравится: нанотехнологии, что-то связанное с химией — или кибернетика, компьютерные технологии. Что будет дальше, я пока не представляю. Если я буду заниматься компьютерами, то я буду что-то разрабатывать, и это скорее бизнес. А если пойду в сторону химии — то скорее буду заниматься наукой».

Владимир Голод, 15 лет

Москва, школа №1329

Фотография: Иван Ерофеев

«У нас относительно новая школа. Она изначально позиционировалась как спортивная. Потом туда переехала математическая лаборатория «2 х 2» — это такой преподавательский коллектив, который готовит школьников к олимпиадам по математике и вообще учит математике на сильно углубленном уровне. Открылись математические классы. Потом из СУНЦа пришли некоторые преподаватели физики — и открылись физические классы. Я попал в физический класс: мы углубленно изучаем физику, готовимся к олимпиадам, математика у нас чуть более крутая, чем в обычных классах. Нам рассказывают про какие-то темы, которые в обычной школе не проходят. По физике нам рассказывают иногда такие сложные вещи, что мы их не очень понимаем — приходится потом дома читать учебники. Некоторые темы вообще только в университете проходят — нам дают о них только общее представление, и это реально углубляет изучение физики.

В последнее время, когда я часто и надолго уезжаю на сборы, мама говорит: «Может, ну эту физику?» Но это, конечно, в шутку.

Мои друзья — это в основном те, с кем я на сборы езжу. Но даже с теми, кто не ездит, с кем я давно не виделся, сохраняется какой-то контакт. Так что друзья не только не теряются, но даже приобретаются.

На сборах мы целыми днями решаем задачи или сидим в лаборатории. Я общаюсь с друзьями и родственниками по интернету, иногда смотрю сериалы. Я никогда не бывал на сборах олимпийцев, но это, наверное, очень похоже.

Я окончил музыкальную школу. У меня еще было хобби — пойи, «огоньки на веревочках». В Дубне, где я раньше жил, был коллектив. Но после переезда в Москву пришлось бросить.

Я думаю, что буду поступать либо на физфак МГУ, либо в Физтех. Потом я, конечно, думал о преподавании, но скорее как о дополнительной работе, а основная, наверное, наука. Какая именно область — я пока не знаю, это будет зависеть от того, какая тема будет сильнее всего развиваться в ближайшее время. Мне говорили: лучше развивайся в том, что сейчас наиболее важно для человечества».

Станислав Крымский, 14 лет

Петербург, лицей «Физико-техническая школа»

Фотография: Иван Ерофеев

«Я в 13 лет поступил в восьмой класс, после городской олимпиады. Вообще, благодаря олимпиадам я мог бы учиться уже в десятом классе.

В этом году мы в школе провели меньше половины времени: месяц поучился — и уже надо на следующие сборы ехать. Учителя по другим предметам к этому относятся нормально. У меня по русскому и литературе нормальные оценки, с учителем истории возникают сложности. И с другими предметами тоже. Слава богу, у других ребят из класса хорошие конспекты, они помогают.

Хобби? Ну я еще математикой увлекаюсь…

Я пока не знаю, что буду делать дальше. Куда буду поступать — не знаю, возможно, даже в Петербургский академический университет (материнская организация ФТШ, научно-образовательный центр Физико-технического института РАН, ректор — лауреат Нобелевской премии, академик Жорес Алферов. — Прим. ред.). Но в любом случае, я намерен связать жизнь с наукой».

Ярослав Гребняк, 15 лет

Зеленоград, лицей №1557

Фотография: Иван Ерофеев

«Я сейчас особенно активно занимаюсь физикой. Этому поспособствовал мой учитель Николай Михайлович Кондратович. Он очень любит свой предмет, очень интересно преподавал на уроках. Я стал приходить к нему, задавать дополнительные вопросы — и увлекся. И со следующего года я стал ходить в школьный кружок по физике. До этого я интересовался биологией.

Очень часто так происходит, что разные сборы и олимпиады пересекаются по времени. От одних приходится отказываться ради других. Чтобы добиться наилучших результатов, надо на чем-то сосредотачиваться.

На разных сборах часто пересекаешься со знакомыми: тусовка довольно ограниченная. Девчонки редко проходят сборы. В прошлом году одна была.

С этого года я ничем, кроме физики, не занимаюсь. Раньше в музыкальной школе учился, по классу фортепиано. Закончил наконец-то в прошлом году. До этого еще спортом занимался, но пришлось бросить.

Я собираюсь поступать либо на физфак, либо в Физтех. Хочу связать жизнь либо с авиационным и ракетным конструированием, либо с биофизикой».

Котик «Афиши Daily» присылает ровно одну хорошую новость в день. Его всегда можно прогнать и отписаться.
Ошибка в тексте
Отправить