перейти на мобильную версию сайта
да
нет

Из первых рук

Осенний марафон: как отличить хандру от депрессии

Люди
Фотография: Gettyimages.ru

Врач-психотерапевт, врач-психиатр и три горожанина, справившихся с депрессией, рассказали «Афише», какие симптомы следует считать тревожными, стоит ли обращаться за бесплатной психологической помощью, нужно ли бояться антидепрессантов и как найти психотерапевта.

Михаил Голубев Михаил Голубев Врач-психотерапевт, доктор медицинских наук, профессор

О признаках депрессии

 Понятно, что депрессия — это плохое настроение. Важно, что оно влияет на жизнедеятельность, мешает жить, функционировать. Считается, что если плохое настроение длится меньше двух недель, это не депрессия. Обычно при депрессии снижение настроения сочетается с телесными симптомами: утомляемость, слабость, головная боль, плохой аппетит, запоры и так далее. Мир воспринимается в негативном ключе: все плохо, ничего не получается, будет еще хуже. Человек с депрессией видит только пустую часть стакана, который наполовину полон. Реальные неприятности он усиливает, а положительное не замечает. Формируется избегание — человек лишает себя возможности получать удовольствие. Он отказывается встречаться с друзьями, куда-то ходить, пропадает желание и способность радоваться жизни.

О том, как искать психотерапевта

Если человек решил обратиться к психотерапевту и его поиск ведется впервые, я бы посоветовал спросить у окружающих, которым доверяешь. Может быть, не они сами, но через своих знакомых помогут выйти на специалистов. Первый критерий, который нужно учитывать, — уровень образования. У врача-психотерапевта должен быть сертификат специалиста. Я бы советовал обращать внимание и на стаж. Существует представление — и я его разделяю — что эффективность психотерапевта зависит от его опыта. При прочих равных условиях начинающий психотерапевт поможет с меньшей вероятностью, чем проработавший много лет. Конечно, бывают исключения, но в целом стаж работы — это важный показатель эффективности. Следующий момент — симпатия. Конечно, хочется, чтобы этот человек был тебе симпатичен, потому что ты будешь рассказывать ему очень важные вещи из своей жизни. Можно рассматривать первую встречу как пробную, на которой ты решаешь, хочется тебе с ним работать или нет.

О стоимости и длительности психотерапии

Я не проводил специальных исследований, но мне кажется, что в Москве стоимость часа у психотерапевта вращается вокруг трех тысяч рублей. Может быть, с кризисом цены повысятся. Например, моя консультация стоит четыре тысячи, это не секрет. У моей коллеги, которая работает в медицинском центре, консультация стоит пять тысяч. Начинающие психотерапевты берут полторы-две. Кто-то оценивает первую консультацию выше, потому что считает ее как будто бы более насыщенной. Кто-то предлагает первые 10–15 минут поговорить бесплатно, не понравилось — попрощались, понравилось — продолжили уже за деньги.

Сколько сеансов нужно для излечения депрессии? На этот вопрос невозможно ответить определенно. Точно не один, даже не десять. Если говорить про когнитивно-поведенческую психотерапию, которая считается оптимальной, то в среднем 20–30 встреч, может быть, и больше. Многое зависит от выраженности депрессивных переживаний, особенностей личности пациента, регулярности встреч, опыта и квалификации психотерапевта.

О лечении медикаментами

Существует множество подходов к лечению, я скорее являюсь сторонником комплексного подхода — сочетания психотерапии и медикаментов. Если речь действительно идет о депрессии, то бояться их не стоит.

Иногда у человека настолько глубокая депрессия, что ему трудно разговаривать, в этом случае без антидепрессантов не обойтись. А при легкой или умеренной депрессии, возможно, будет достаточно только психотерапии. В случае легкой депрессии назначение антидепрессантов к тому же имеет свои особенности. Одна из них состоит в том, что они снижают мотивацию к психотерапии. Или когда депрессия неглубокая, то на первый план могут выйти побочные эффекты от антидепрессантов. Когда у человека глубокая депрессия, ему, условно говоря, наплевать на побочные эффекты, главное, чтобы стало легче на душе.

Существует множество заблуждений, касающихся антидепрессантов. Во-первых, к ним не существует ни привыкания, ни зависимости. Синдром отмены может быть, но это не та зависимость, которая возникает от транквилизаторов или наркотиков. Зачастую проблема при отмене антидепрессантов связана с тем, что их прием прекращают, когда депрессия еще не прошла. Эффект, который возникает в таком случае, — это не результат зависимости, а именно результат недолеченности.

Светлана Шпорт Светлана Шпорт ученый секретарь, врач-психиатр, психотерапевт, кандидат медицинских наук Федерального медицинского исследовательского центра психиатрии и наркологии им. В.П.Сербского

О признаках депрессии

Речь идет о депрессии, когда у человека появляются симптомы, которые мешают ему в повседневной жизни, такие как сниженное настроение, чувство тоски, тревожность, навязчивые мысли. Появляется раздражительность. Порой раздражение и агрессию вызывают привычные звуки. Как правило, нарушается сон. Например, человек рано просыпается и при этом не чувствует себя отдохнувшим, в течение дня ему сложно сосредоточиться на совершаемых действиях. При депрессии снижается работоспособность, часто страдает память, чаще случаются конфликты и недопонимание с окружающими, человеку хочется уединиться, отгородиться, его перестают радовать привычные вещи, ранее доставлявшие удовольствие.

О том, где получить бесплатную помощь

Можно обратиться по телефонам бесплатных консультативных линий. Например, в нашем центре работает круглосуточная горячая линия, где на звонки отвечают врачи-психиатры и психотерапевты, ее номер 8 495 637 70 70. Безусловно, по телефону вам не назначат препарат, но специалист сможет вас сориентировать по вашему состоянию, снять эмоциональное напряжение. В силу того, что это анонимная помощь, иногда человеку гораздо проще сделать первый шаг именно таким способом. Если ответ на ваш запрос сразу сформулировать нельзя, вам предложат оставить свой номер телефона. Кроме того, в некоторых поликлиниках существует психотерапевтический кабинет. Вы можете узнать о его работе через своего терапевта. Безусловно, есть психоневрологические диспансеры (ПНД), где можно получить консультацию для того, чтобы понять, что делать дальше.

О страхе обращения в ПНД и постановке на учет

Безусловно, настороженность у населения по отношению к психоневрологическим диспансерам существует, однако страхи преувеличены. Есть ряд заболеваний, при которых действительно требуется динамическое наблюдение врачом-психиатром, но это тяжелые психические заболевания. В большинстве своем пациенты с невротическими расстройствами, депрессивными расстройствами не подлежат диспансерному учету. Соответственно, обращение в ПНД может быть исключительно консультационным. Вам заведут карточку, по результатам консультации выставляется или не выставляется диагноз. Вам могут назначить лечение, которое предполагает общение с психотерапевтом. Однако если выставлен диагноз, который не предполагает диспансерного учета, а пациент не ходит к врачу, безусловно, врач не будет настаивать на приеме и приходить к пациенту домой, как это происходит в случае, если пациенту выставляют тяжелый психический диагноз.

К сожалению, многие идут с депрессивным расстройством к психологу. Это неправильно, так как психолог не занимается лечением. Говорить о диагнозе можно только после осмотра психиатра. Вообще, страдающие депрессией часто растворяются по врачам не психиатрического профиля, а к нам, как правило, обращаются уже пациенты с тяжелыми формами, выраженными расстройствами, которые требуют стационарного лечения и длительного наблюдения. 

Анна Анна 28 лет, Москва (имя изменено по просьбе героини)

О признаках депрессии

Мне всегда казалось, что депрессия — это просто пониженное настроение. Я не думала, что она может сопровождаться физическими симптомами. У меня все началось с навязчивых мыслей. Я постоянно думала об одном и том же, и сам переход в фазу депрессии был как щелчок. Я поехала на работу в первый день после отпуска, зашла в метро, и мне стало плохо. Впоследствии я узнала, что это паническая атака. У меня стало сильно биться сердце, я вдруг почувствовала, что кружится голова, что мне душно, жарко, я вся вспотела. Впоследствии моя депрессия, помимо того что я чувствовала свою никчемность и ненужность, сопровождалась паническими атаками.

Я постоянно боялась своих физических симптомов, потому что в таких масштабах ничего подобного раньше не было. Что я ощущала? Очень сильный спазм мышц, особенно сзади в районе шеи, напряжение всего лица, мурашки по голове, онемение отдельных частей тела. При депрессии вообще часто бывает такое, что ты боишься своих симптомов. Ты постоянно ждешь, что тебе станет хуже, пытаешься это предвидеть, и поскольку ты постоянно об этом думаешь, тебе опять становится хуже.

Мне казалось, что все ужасно, что со мной что-то не в порядке. У меня даже были мысли, что у меня, может, какая-то шизофрения. Есть такое состояние «деперсонализация-дереализация». У тебя такое ощущение, что происходящее происходит не с тобой. Когда ты куда-то идешь, у тебя притупляется восприятие, происходит как будто бы онемение всего тела. Не у всех это проявляется, но у меня такое было. В самую страшную фазу депрессии я даже цвета воспринимала иначе.

У меня была очень сильная тревожность. Она держала меня в постоянном напряжении, я не могла уснуть, иногда вдруг сильно начинало биться сердце. Но, еще раз повторю, я не думала, что это депрессия. Мне казалось, что депрессия — это когда ты сидишь, тоскуешь, у тебя нет желания что-либо делать. У меня, наоборот, было желание что-то делать, чтобы выйти из этой ситуации. Я стала больше работать, пыталась занять себя разными делами.

О лечении

Все это длилось полтора месяца. Первый человек, кому я рассказала о своем состоянии, была мама. Она врач, но не психиатр, и не смога сразу распознать депрессию. Когда стало понятно, что успокоительные не помогают, она предложила мне сходить к психотерапевту, к ее коллеге. Сразу после сеанса я почувствовала себя лучше, потому что поняла, что это никакие не психические отклонения, что это депрессия и она встречается у многих людей. Психотерапевт объяснила мне природу моих ощущений и назначила лечение антидепрессантами. Они мне сразу подошли.

Я нисколько не подвергала сомнению слова психотерапевта и полностью ей доверяла. Она объяснила, что нужно регулярно пить лекарства, иначе не накопится нужное количество в организме. Предупредила, что до наступления полного эффекта, возможно, придется их пить как минимум год. Я от нее услышала какие-то вещи, в которых я сама себе не признавалась.

Мы встречались с психотерапевтом где-то раз в месяц, то есть не часто, но каждый раз я замечала прогресс. Сначала исчезли физические симптомы, потом какие-то моменты стали приносить радость. Я видела, что не все так плохо. Не зря врачи говорят, что во время депрессии не надо принимать судьбоносных решений, потому что ты не всегда можешь реально оценить, что с тобой происходит. Где-то через месяц я ощутила первые серьезные перемены. На восьмой месяц лечения я почувствовала, что абсолютно такая же, как и раньше.

Алиса Алиса 25 лет, Петербург (имя изменено по просьбе героини)

О признаках депрессии

Депрессия может разворачиваться очень по-разному. Но общее — это то, что все вокруг начинает казаться... ну грустным. Возникают мысли, что исхода нет, что все устроено плохо. Очень распространенный признак состоит в том, что это очень циклическая картина, что история все время повторяется.

При депрессии человек может испытывать проблемы со сном, причем они могут быть разные. Например, у меня не было проблем с тем, чтобы заснуть. Иногда я спала по 14 часов, просыпалась, затем снова спала, потому что мне не очень хотелось бодрствовать, ничего меня особенно не радовало. А когда ты просто спишь, время проходит быстро.

Человек, у которого начинается депрессия, очень часто начинает задавать себе такой вопрос: а достаточно ли я страдаю, а есть ли у меня причины для этого, а достаточно ли мне плохо для того, чтобы обратиться за помощью. Мне кажется, что это очень частый фактор, который тормозит человека на его пути. Он думает: есть куча людей, которым намного хуже, чем мне, и так далее. Но мы свою жизнь проживаем в масштабах себя самого. Если тебе внутренне плохо, независимо от того, как ты думаешь, есть у тебя на это причины или нет, то с этим нужно и можно что-то делать.

О лечении в больнице и постановке на учет

Мне было 17 лет, и в какой-то момент мне стало очень нехорошо. Я решила пойти в молодежную консультацию. И тут произошла не самая удачная вещь — я попала в Степанова-Скворцова (Городская психиатрическая больница №3 им. И.И.Скворцова-Степанова. — Прим. ред.). Я была в таком состоянии, что сейчас уже трудно восстановить цепочку событий, которые привели к этому. Слава богу, это произошло за месяц до моего 18-летия, и я попала в отделение, где лежали подростки. Моей маме позвонили, но она, видимо, решила, что это мое решение, и не стала возражать. Мой папа узнал позже (у него к тому времени была другая семья), и ему эта ситуация не понравилась. Он приехал и, не знаю, как там все произошло, подписал какие-то бумаги, что меня отпускают под его ответственность. Там было много странных правил, а медсестры чувствовали себя королевами ситуации. Никаких медикаментов я там, слава богу, попить не успела. Я приехала туда буквально на выходные.

Когда ты попадаешь в такое заведение, то тебя ставят на учет в районный ПНД. Я должна была туда приходить раз в полгода. Разговор всегда происходил примерно одинаковым образом. Тебя спрашивают: ну что, все в порядке? Ты говоришь, мол, да, все в порядке. Вы точно не хотите принимать медикаменты? — Нет, не хочу. — Вам нужна психологическая помощь? — Нет, не нужна. У меня еще постоянно сменялись врачи. Если ты туда не приходишь, тебе начинают звонить и приходить к тебе домой. Других неудобств особо не было. При поступлении в институт мой статус никак не всплыл, но я постоянно жила с мыслью, что это может как-то проявиться, и это меня напрягало. 

В 2012-м или в 2013-м я добилась того, что меня сняли с учета. Для этого я с разницей в год прошла тесты у психологов, сделала энцефалограмму и поговорила с начмедом. Причем он пытался меня отговорить сниматься с учета, объяснял, как это удобно, мол, здесь бесплатная психологическая помощь, да и справки получать проще, а напоследок сказал мне, что через месяц я сама приползу обратно.

Мой совет — по возможности не связываться ни с какими государственными учреждениями. Хотя еще раз подчеркну, что это то, что произошло со мной. По словам моих знакомых, если человек просто придет в ПНД за помощью и при этом не стоит там на учете, к нему не относятся как к больному. Другое дело, что это немного сужает спектр того, о чем человек может говорить. Скажем, если у него при депрессии еще и проблемы с наркотиками — а такое бывает.

О психотерапии

Единственное, за что я благодарна этому дурацкому эпизоду, который осложнил мою жизнь, так это за то, что после него я обратилась к психотерапевту. Было такое условие: мне либо нужно было ходить к психотерапевту в ПНД, либо приносить справку, что я хожу куда-то в другое место. Я действительно носила им справку, что хожу к платному частному психотерапевту, которого мне нашел папа. На первых порах я посещала психотерапевта раз или два раза в неделю. В то время это стоило не очень больших денег — 500 р. за сеанс. Но для меня даже те деньги были ощутимы. Папа оплатил только первые сессии. Я поступила на первый курс и работала, чтобы самостоятельно оплачивать психотерапевта.

Чаще всего цена психотерапии устанавливается относительно того, сколько человек может за нее заплатить. Те психотерапевты, с которыми я сталкиваюсь, чаще всего спрашивают: а какая сумма для тебя, с одной стороны, не слишком высока, но при которой ты будешь понимать, что это время, за которое тебе нужно реально провести внутреннюю работу? Она должна быть ощутимой и материально стимулировать тебя.

В Питере хороший специалист, скорее всего, примет вас тысячи за две. На мой взгляд, адекватная цена относительно кризиса и всего остального — от тысячи рублей за сеанс. Финансовый вопрос при лечении депрессии это на самом деле большая проблема. Все стоит больших денег, что медикаменты, что психотерапия.

О поиске психотерапевта

По большей части при поиске специалиста действительно помогают рекомендации твоих друзей и знакомых, которые к кому-то, возможно, ходят и чувствуют результат. Другое дело, что у психотерапевтов есть профессиональный кодекс, и твоего близкого друга они консультировать не будут и не должны, потому что тут возникает конфликт интересов. Но вы сможете спросить этого человека, есть ли у него знакомый специалист его же профиля.

Вначале действительно есть пробный период, когда ты можешь оценить и понять, насколько это будет для тебя продуктивно. Изменения не начнут происходить сразу после первых сессий, но какие-то вещи ты можешь почувствовать и проанализировать.

Всегда нехорошо, если чувствуешь, что психотерапевт с тобой фамильярен, потому что, вообще-то, профессиональный кодекс психотерапии учитывает то, что ты с этим человеком не формируешь никаких взаимоотношений, кроме психотерапевтических. Также нужно понимать, что любой психотерапевт придерживается определенных убеждений, которые могут не соответствовать твоим. Например, если у тебя изначально нет установки относительно жесткого гендерного деления, а психотерапевт начинает грузить чем-то вроде «вот посмотри, твой партнер ненастоящий мужик», тогда, скорее всего, тебе этот человек не подойдет. Адекватный психотерапевт не будет навязывать свою позицию.

Также мне всегда интересно, продолжает ли психотерапевт свое обучение. Это очень важно.

Сергей Тарасов Сергей Тарасов 25 лет, Москва

О признаках депрессии

Я просто понял, что мне ничего не помогает, что мне слишком плохо. Я сравнивал себя с другими людьми и понимал, что со мной что-то не в порядке.

Меня больше всего пугает вопрос диагностики. Я бы посоветовал, прежде всего, разобраться в том, является ли это желанием привлечь внимание или пожалеть себя. Может быть, иногда приятно бросить все и на неделю быть подальше ото всех. Нужно понять границу: это что-то, что вписывается в социальность, не мешает жить, или это становится жизненной катастрофой. В моем случае в какой-то момент мое психологическое состояние начало спорить с моим будущим.

Об отношении общества 

Каждый раз на протяжении своей жизни до того, как я твердо понял, что у меня депрессия, я постоянно боялся осуждения людей и оно постоянно происходило. Каким был самый классический разговор? Ты говоришь: «Я лечусь от депрессии». А тебе: «что за бред», «ты что-то делаешь не так», «тебе нужно просто напрячься» или «тебе нужно просто отвлечься». Кто-то говорил «выпей», а кто-то, наоборот, «не пей». Даже моя бывшая девушка, которая до сих пор мой лучший друг, до последнего момента говорила: нет, обратись к природе, сделай что-нибудь, начни хорошо жить. В том-то и фишка, что ты не можешь начать хорошо жить. После того, как я перестал полагаться на эти советы, все стало нормально.

Когда я начал лечиться и ложиться спать вовремя, в какие-то моменты я ловил себя на мысли, что я сижу и не чувствую страдания. Сам факт отсутствия негативного фона — это просто что-то потрясающее. После этого я понял, что очень много времени потратил зря, именно из-за того, что все люди, которые не испытывали проблем с депрессией, говорили, что лечиться не нужно. 

Котик «Афиши Daily» присылает ровно одну хорошую новость в день. Его всегда можно прогнать и отписаться.
Ошибка в тексте
Отправить