перейти на мобильную версию сайта
да
нет

Добрые дела

«Как в зажиревшее ухо втиснуть им тихое слово»: Лошак о проекте «Такие дела»

Люди
Фотография: Митя Алешковский

Открывается сайт «Такие дела» — проект основателя фонда «Нужна помощь» Мити Алешковского, которым будет руководить журналист Андрей Лошак. «Афиша» спросила, как он собирается популяризировать благотворительность с помощью страшных и добрых историй.

  • В описании проекта, которое вы нам показывали, говорится: «Портал состоит из двух частей: журнал и фонд». Что это значит?
  • Вот такой сложносочиненный организм. А вообще, вначале был Митя Алешковский и фонд «Нужна помощь», который в какой-то момент уперся в потолок фандрайзинга. Митя, как он говорит, понял, что количество людей, которым он доносит информацию через фонд, исчерпано. Аудитория перестала расти. И, собственно, идея Мити, нашего издателя, — с помощью полноценного медиа, посвященного не только благотворительности, привлечь более широкую аудиторию. Моя задача в том, чтобы этот сайт читали не только условные посетители «Помоги.орг» и «Милосердие.ру», а гораздо более широкий круг. В идеале — дотянуться до «Одноклассников» и «Фишки.нет». В общем, задача сделать интересно.
  • Но ведь уже есть сайт «Нужна помощь». Вы будете располагаться на том же домене?
  • Сайт «Нужна помощь» — про помощь людям. Он существует давно, у него свой наработанный контент. Например, благотворительные колонки, которые благодаря энергичности Алешковского писали там даже те, кто никогда не писал. Эта часть никуда не исчезнет, она становится частью нашей большой истории, которая вообще про всякое-разное. Эта фондовская страница — теперь часть сайта takiedela.ru: вы можете посмотреть про фонд и читать только колонки про благотворительность, а можете зайти на страницу журнала и смотреть интересные тексты не только про благотворительность.
  • Не только благотворительность — это про что?
  • Рубрикатор довольно условный, хотя на него была потрачена куча времени, но чем ближе к запуску, тем больше я понимаю его условность. У нас будут рубрики «Контекст», «Драма», «Герои». «Драма» и «Контекст» — это, в общем, более-менее понятно. А «Герои»… Есть хорошая традиция на сайте «Нужна помощь» — писать духоподъемные истории про людей, которые что-то хорошее сделали. К сожалению, это был в основном иностранный контент. А мы сейчас так заточили наши новости, чтобы находить это здесь и делать истории про людей, которые каким-то образом преодолевают тяжелые обстоятельства… Ну для нас они, по крайней мере, героические, для обычных людей. Я вообще первый раз все это формулирую, вы первые берете у меня интервью, поэтому возникают проблемы пока с вербализацией того, чем мы занимаемся.
  • Вы же их как-то команде объясняете?
  • Как-то да. Во многом это проект про людей, которые что-то делают не ради денег, про альтруизм. Это идея, которая лежит в основе благотворительности в принципе, но она как бы замкнута на волонтерах, жертвователях, а мы хотим ее разомкнуть, поговорить о ней в более широком социальном контексте. А вторая вещь, которая нас интересует, — это маленький человек. То есть драма маленького человека тоже наша тема, она в России вечнозеленая, все мы выросли из «Шинели». И я действительно считаю, что этот человек ушел из фокуса медиа.
  • История с плененными спецназовцами, одного из которых предала жена, — это не драма маленького человека?
  • Сама по себе история с плененными гэрэушниками не наша. А тема возможного предательства его жены и вообще того, что происходит с родителями, которым, судя по всему, просто затыкают горло каким-то жирным куском, — это история про нравы, а история про нравы — это история про нас. То есть все, что касается какого-то состояния общества, безусловно, входит в круг наших интересов. Например, мы отправили Лену Ванину, которая хорошо знакома читателям «Афиши», писать про самосожжение. Человек в Магнитогорске в знак протеста против увольнения сжег себя. Строчка в новостях, и все. А на самом деле это же невероятная драма. Как он должен был быть оскорблен, сколько в этом боли и отчаяния! Он что-то этим хочет сказать, он хочет, чтобы этот факел увидели, и лишь строчкой пробегает в новостной ленте, причем региональной.
Команда проекта: Мария Омельченко — выпускающий редактор, Андрей Поликанов — визуальный директор, Полина Курохтина — координатор программ фонда, Митя Алешковский — руководитель проекта, Наталья Сайгина — эвент-менеджер,  Елизавета Антонова — редактор иностранной ленты, Андрей Лошак — главный редактор, Николай Левшиц — пиар-менеджер, Анастасия Сварцевич — фоторедактор, Евгений Берг — новости, Алиса Родина — делопроизводитель, Анна Семенова — президент фонда «Нужна помощь»,  Сергей Кривохарченко — редактор

Команда проекта: Мария Омельченко — выпускающий редактор, Андрей Поликанов — визуальный директор, Полина Курохтина — координатор программ фонда, Митя Алешковский — руководитель проекта, Наталья Сайгина — эвент-менеджер, Елизавета Антонова — редактор иностранной ленты, Андрей Лошак — главный редактор, Николай Левшиц — пиар-менеджер, Анастасия Сварцевич — фоторедактор, Евгений Берг — новости, Алиса Родина — делопроизводитель, Анна Семенова — президент фонда «Нужна помощь», Сергей Кривохарченко — редактор

Фотография: Виктор Горбачов

  • Это вы называете возвращать человека читателям?
  • Наверное, да. Люди эмоционально отупели, перестали чувствовать друг друга, эмпатия исчезла. Мы когда думали кстати о названии сайта, думали в том числе про слово «эмпатия», потому что оно очень точно описывает то, чего мы хотим добиться. Когда ты говоришь, что расходы на оборону превышают в десять раз расходы на медицину, это сухие строчки. А когда ты показываешь человека конкретного, то тут уже есть шанс, что проберет. «Как в зажиревшее ухо втиснуть им тихое слово» — вот наша задача. Еще у нас есть рубрика «Случаи», в которой читатель со слухом уловит хармсовские коннотации. Туда мы будем отправлять сюжеты о том, как мир многообразен. Потому что мы за то, чтобы мир был многообразным и цветным. Мы ни разу не традиционалисты, а «либерасты» и «толерасты», и всячески хотим способствовать тому, чтобы чувство взаимотерпимости было как можно больше развито в этой стране. Наша государственная политика направлена на то, чтобы стравливать людей. Мы, наоборот, хотим, чтобы все друг друга любили. И поэтому там у нас будут истории про тех, кого можно назвать фриками или чудаками. Мне очень нравится рубрика «Шапито» у «Медузы». Но наши «Случаи» не так обидно сформулированы — это действительно мир во всем своем многообразии. Например, история про бродягу, который потрясающе играет и поет рок-н-ролл и собрал в «ВКонтакте» миллион просмотров. Мы съездили в его родной микрорайон в Орле, и оказалось, что это совершенно фантастический человек, хотя с виду он как восставший из ада. А всмотревшись в него, не просто гыгыкнув и нажав следующий ролик на ютьюбе, ты видишь невероятную судьбу.
  • Вот вы сказали про либералов и либеральные ценности. Есть ощущение, что любая осмысленная оппозиционная деятельность сегодня упирается в благотворительность и, наоборот, осмысленная благотворительная деятельность упирается в оппозиционность?
  • Наверное, Лиза Глинка с вами бы поспорила. Я думаю, и Митя бы с вами поспорил. Я же не буду с вами спорить. Одно из рабочих названий этого сайта было «Горизонталь», но оно уж совсем не стоячее, поэтому мы от него отказались. По сути, наш проект — про горизонтальные связи, про взаимопомощь как фактор эволюции, это формулировка князя Кропоткина. Только объединившись, люди могут что-то менять. Огромная проблема нашей страны в том, что, во-первых, мы друг другу не доверяем, и это мешает нам объединяться. А во-вторых, мы не понимаем важности этого объединения, ведь только ощущая давление снизу, власть может с 20% бюджета на оборону еще пару процентов перекинуть на здравоохранение. Но давление слабое, поэтому власть занимается только укреплением себя.
  • Вы несколько раз упомянули рабочие варианты названия. И все-таки — почему «Такие дела»?
  • В нем есть какая-то игра, приятная неоднозначность. С одной стороны, это про дела — у нас есть рубрика «Герои», и мы собираем деньги на хорошие дела. С другой стороны, это про нашу жизнь, про которую сказать нечего, кроме как развести руками.
  • Не опасаетесь негативных ассоциаций с воннегутовскими «такими делами», где эта фраза означала, что дела совсем уж хреновые.
  • Нет. О хороших делах люди не любят читать, а журналисты писать: это считается скучным. Мы же видим, что на самом деле голод на хорошие истории существует. Это всегда видно по интернету, но все хорошие, правильные, прогрессивные медиа, как правило, это игнорируют. Мы разместили ролик про сибирских танцоров на программе «Britain’s Got Talent», и случился просто фейерверк перепостов, просто потому что людям хочется верить во что-то хорошее.
  • А вообще чья это была идея?
  • Митя давно хотел что-то такое создать. У нас нет никакого дяди, на которого мы работаем, нет никаких заказчиков, акционеров. Это чистый фандрайзинг. Но при этом есть огромная ответственность: это не деньги условного олигарха, которые не жалко, а средства, перечисленные в фонд, и, конечно, очень обидно будет их неудачно потратить.
  • Я как раз хотела спросить про финансирование. Хорошо, что вы сами затронули этот вопрос. То есть оно идет из общего бюджета фонда «Нужна помощь»?
  • Да, из общего бюджета «Нужна помощь». Это ни в коем случае не из каких-то адресных благотворительных кейсов, а из общих сборов.
  • Да, я понимаю, что есть разделение собранных средств на администрирование и уставную деятельность. У вас не было ощущения, что это не очень этично? Люди давали деньги, в общем, на благотворительность, а не на СМИ.
  • Да, но это задумано как собственная история, которая повышает сборы на благотворительность. То есть это некая бизнес-идея внутри благотворительного проекта. Нет задачи потратить на медиа ради медиа — есть задача повысить сбор средств. В данном случае я просто человек, которого пригласили в этом участвовать, а по поводу движения денег и прочего не совсем корректно со мной разговаривать.
  • Ваша должность как называется?
  • Главный редактор.
  • У вас большая команда?
  • Очень маленькая. У меня есть два редактора, новостник и фотодиректор с фоторедактором. У нас нет даже дизайнера. Мы сейчас сами осваиваем — для меня это вообще темный лес — админку и верстку. Мы очень, на самом деле, скромный, маленький, но гордый проект. Для меня это какой-то совершенно новый опыт, потому что я больше человек из телевизора.
  • Но вот еще у вас был опыт руководства редакцией в Esquire.
  • Год я был редакционным директором, писал колонки, приходил на летучки, мы придумывали какие-то темы, но в основном я занимался телевизионными проектами. Редакция под чутким руководством главреда прекрасно функционировала без меня. Вообще, не самая славная страница моей трудовой биографии.
  • Здесь вы уже настоящий главред?
  • Здесь нет возможности быть свадебным генералом. Я уже разочаровался в некоторых коллегах, потому что начал им заказывать тексты. Это, конечно, невероятное испытание. Раньше я сам был автором, которого упрашивали что-то написать, теперь видишь это как бы с обратной точки и ужасаешься. Людям ничего не стоит ляпнуть: «Все сделаю, не вопрос» — и исчезнуть с концами. Наш сайт призван возрождать веру в людей, но пока в профессиональном смысле у меня она убывает. К счастью, есть и классные, ответственные авторы, с которыми хочется работать дальше.
Сайт запускается с историей про Константина Ступина на главной странице, который в «ВКонтакте» больше известен как «бомж с гитарой». Оказалось, что он настоящий панк

Сайт запускается с историей про Константина Ступина на главной странице, который в «ВКонтакте» больше известен как «бомж с гитарой». Оказалось, что он настоящий панк

  • Я изучила вашу фейсбучную группу, и она производит довольно странное впечатление. Там есть прекрасные танцы, есть новости, которые скорее ожидаешь увидеть на «Медиазоне»про женщину, которая выбросила в мусоропровод своего новорожденного ребенка. Ощущение винегрета из разных опер.
  • Я не буду вас сейчас переубеждать. У меня есть такое мерило — это частный случай мрака, история из криминальной хроники и «Лайфньюс», или это все-таки случай, за которым ты видишь какое-то явление. Когда я вижу в новости феномен, характеризующий состояние общества, я считаю, что это наша новость. Мы пытаемся это нащупать. 
  • Вы сказали, что хотите достучаться до людей. Как планируете это делать — вышибать слезу?
  • Я никогда не ставил задачу вышибать слезу или хватать людей за яйца. Нужно просто что-то ощутить, чтобы тебя укололо. Самое страшное — когда наступает привыкание к ужасу, когда ужас становится обыденностью и нормой. И поскольку этого ужаса вокруг очень много, то хотя бы на том уровне, на котором мы существуем, не хочется этого допускать.
  • Как же все-таки новые благотворители будут появляться через медиа?
  • Мы хотим привлечь посетителей каких-нибудь неожиданных сайтов. Мы уже давно занимаемся перекрестным опылением друг друга, я об этом постоянно говорю. Загнанные в гетто, где пятая колонна обитает. Нам нужно искать пути к более широкой аудитории, которая тоже в этом интернете обитает. Дело же не только в телевизоре.
  • Ну да, аудитория «Яндекса» превысила аудиторию «Первого канала».
  • Да, после чего там была введена модерация новостей и блогов. Как только мы достигнем миллиона подписчиков, нас тоже закроют.
  • Миллион подписчиков, окей. Что-то еще? Какие еще у вас конкретные цели и сверхзадачи?
  • Делать так, чтобы это было интересно всем и мне самому. Понятно, что основная задача — выйти на самоокупаемость и как можно быстрее начать зарабатывать для фонда.
  • Вы чувствуете какой-то особенный драйв?
  • Скорее тремор.

Котик «Афиши Daily» присылает ровно одну хорошую новость в день. Его всегда можно прогнать и отписаться.

Подпишитесь на Daily
Каждую неделю мы высылаем «Пророка по выходным»:
главные кинопремьеры, выставки и концерты. Коротко, весело и по делу.