перейти на мобильную версию сайта
да
нет

Новая норма

Красивые люди на Неделе моды в Париже рассуждают о санкциях

Люди
Фотография: Anna Uz

На прошедшей Неделе моды в Париже «Город» отыскал профессионалов российской модной индустрии и поговорил с ними о том, как отразились санкции на их бизнесе и жизни.

Ульяна Сергеенко

Дизайнер Ulyana Sergeenko

На Ульяне: платье Ulyana Sergeenko, ободок Dolce Moda

На Ульяне: платье Ulyana Sergeenko, ободок Dolce Moda

Фотография: Anna Uz

«Мы надеемся, что санкции на бизнес повлияют только позитивно и нам, например, не запретят ввозить ткани. Мы не можем закупить материалы на сто сезонов вперед. Коллеги в Париже нас постоянно об этом спрашивают, да это вообще вопрос, ставший популярным у журналистов по всему миру. Теперь они хотят говорить не только на тему нашей специализации, но и про политику. Но мы абсолютно точно русский бренд, мы из России, и даже если площадка для показов — Париж, мы все равно — русские». 

Ольга Карпуть

Владелица магазина «Кузнецкий мост 20»

На Ольге: платье Simone Rocha

На Ольге: платье Simone Rocha

Фотография: Anna Uz

«Пока я не ощутила изменений. Но, очевидно, в какой-то момент все подорожает и всем придется вдвое больше работать. Что касается слуха о запрете на премиум-марки, то мы не готовимся как-то специально и дополнительных закупок сейчас не делаем. Разговоров о политике на Неделе моды не очень много — коллеги делают вид, что ничего не происходит, но духом нас поддерживают».

Лиза Минаева

Главный редактор Russmodamag.ru

На Лизе: шляпа Roseville, жакет Ksenia Avakyan, сумка Central Library в виде обложки книги Сергея Минаева — супруга героини, кейс для айфона Liza Odinokikh, украшения и очки латвийского дизайнера

На Лизе: шляпа Roseville, жакет Ksenia Avakyan, сумка Central Library в виде обложки книги Сергея Минаева — супруга героини, кейс для айфона Liza Odinokikh, украшения и очки латвийского дизайнера

Фотография: Anna Uz

«Первое время я удивлялась, что не могу найти на прилавках «Азбуки вкуса» швейцарский йогурт, который покупаю ребенку, потом нашла ему отечественную альтернативу, и проблем с этим больше нет. Вообще, самое время обратить внимание на российских фермеров, тех же Lavkalavka».

Наташа Гуляева

Независимый пиар-консультант

На Наташе: бомбер и корона Alexander Arutyunov, брюки Miu Miu

На Наташе: бомбер и корона Alexander Arutyunov, брюки Miu Miu

Фотография: Anna Uz

«Санкции коснулись работы. Один из моих проектов — ресторан Sumosan. У нас рыба и морепродукты были из Америки, а овощи из Голландии, поэтому сейчас приходится изворачиваться. Это отражается и на настроении в ресторане, конечно, больше всех переживает шеф-повар, а директор и управляющий ищут новых поставщиков. Найти идентичные по качеству продукты можно, но сложно. Знаменитый сумосановский салат из лобстера в оригинале зеленого цвета, а сейчас — красный. В нем заменили листья салата лолло-бьонда на бурые лолло-росса. В результате гости недовольны, так как привыкли к зеленому салату. Еще я заметила, что прилавки с овощами и фруктами в той же «Азбуке вкуса» стали скромнее».

Сергей Наумов

Визажист, создатель марки косметики Sergey Naumov

На Сергее: пальто COS, футболка H&M, брошь Versus Versace

На Сергее: пальто COS, футболка H&M, брошь Versus Versace

Фотография: Anna Uz

«Как я заметил, в ресторанах, в которые мы ходим, в среднем на 20–30% подорожала кухня. Это в первую очередь касается рыбы, сыров и тех продуктов, которые не ешь каждый день, а идешь за ними в ресторан. Мне кажется, кого-то из российских дизайнеров и брендов санкции могут простимулировать — будут больше работать, лучше продаваться, но это не самый лучший метод. Наша страна еще не готова к собственному производству».

Екатерина Сафронова и Армен Захарян

Представители салона красоты Barber Z

На Екатерине: жилет DKNY, брюки Max Mara, клатч Chanel, часы Rolex. На Армене: куртка Balenciaga, футболка H&M, часы Rolex, очки Ray-Ban, брюки Neil Barrett.

На Екатерине: жилет DKNY, брюки Max Mara, клатч Chanel, часы Rolex. На Армене: куртка Balenciaga, футболка H&M, часы Rolex, очки Ray-Ban, брюки Neil Barrett.

Фотография: Anna Uz

Екатерина Сафронова: «Пока влияние санкций малозаметно. Да, в ресторанах едим не норвежского лосося, а российского, по вкусовым качествам он, слава богу, не сильно отличается. Пармезан теперь к пасте не приносят — нужно дополнительно платить (где-то просят 250 рублей, где-то меньше). Во время первой волны санкций я делала визу, причем одну из самых сложных, как считается, — британскую, плюс в этот момент посольство переезжало, но несмотря на весь переполох и общую тревогу, визу благополучно получила».

Армен Захарян: «Я такой человек, который быстро приспосабливается, поэтому легко заменю французский йогурт на «Растишку». Какого-то изменения отношения к русским за границей я не заметил, никто не спрашивает, шпионы мы или нет».

Евгения Линович

Дизайнер украшений Masterpeace

На Евгении: комбинация Prada, комбинация Clever Canyon, кроссовки Dior, клатч Christopher Kane, украшения Masterpeace

На Евгении: комбинация Prada, комбинация Clever Canyon, кроссовки Dior, клатч Christopher Kane, украшения Masterpeace

Фотография: Anna Uz

«Наш бренд продается на Net-a-porter.com, Moda Operandi, Opening Ceremony, поэтому из личного опыта я знаю, что существующие сейчас таможенные правила настолько далеки от совершенства, что испортить их санкциями, на мой взгляд, просто невозможно. На собственном примере могу сказать, что отношение к дизайнерам из России немного поменялось, модные издания стали осторожнее. Так, если раньше какой-нибудь портал WWD мог написать обо мне и упомянуть как дизайнера, занимающегося народно-художественными промыслами, то сейчас они ограничиваются моей фотографией в своем официальном инстаграме. Из всех интервью, которые даю иностранным изданиям, исчезло упоминание русских деревень, где я ищу своих мастеров, а стоит скромная формулировка «handmade». Мой агент в шутку посоветовал говорить, что я занимаюсь украшениями цыганских племен, а не возрождением ремесел из Торжка и других русских селений».

Маргарита Зубатова

Стилист и байер магазина «Кузнецкий мост 20»

На Рите: куртка ZDDZ , колье — винтажный магазин в Париже, серьга Maria Stern

На Рите: куртка ZDDZ , колье — винтажный магазин в Париже, серьга Maria Stern

Фотография: Anna Uz

«Я очень переживала, что мне будет грустно жить без сыра и каких-то вкусных вещей, но на самом деле сильно ничего не изменилось. Какая-то категория продуктов исчезла, но в целом пока все не так страшно. Пока санкции не коснулись ввоза импортной одежды, но если такое случится, то это, конечно, нас сильно затронет. А сейчас мы были бы рады, если бы курс валюты не скакал так сильно, что тоже связано с политическими событиями».

Вика Газинская

Дизайнер Vika Gazinskaya

На Вике: футболка Vika Gazinskaya x Vogue Fashion's Night Out, юбка Vika Gazinskaya x & Other Stories

На Вике: футболка Vika Gazinskaya x Vogue Fashion's Night Out, юбка Vika Gazinskaya x & Other Stories

Фотография: Anna Uz

«Когда объявили о санкциях на еду, меня сначала поразили комментарии с негодованиями в фейсбуке. Мое отношение к еде: во-первых, меньше, да лучше; во-вторых, нельзя пренебрегать ценностью локальных продуктов. Я считаю, что у нас молочные продукты лучшие. Когда я приезжаю в Нью-Йорк, Лондон, Париж, я не могу найти такое молоко, йогурт, которые меня устраивают. Ряженки вообще нигде нет. Сейчас, например, в «Кофемании» поменялся йогурт, и стало вкуснее намного: они начали покупать российский, а не Valio. А если говорить о бизнесе, то иностранцы относятся ко мне хорошо. Они воспринимают меня как интернациональный бренд, но на бирке по-прежнему написано «Made in Russia». Единственное, перспективные западные инвесторы в связи с текущей ситуацией не торопятся принимать решения и предпочитают подождать. Но я считаю, что каждое событие можно воспринимать с двух сторон, и предпочитаю смотреть с оптимистичной».

Лилит Рашоян

Редактор моды журнала Glamour

На Лилит: топ и брюки H&M, клатч Candyshop, часы Tissot

На Лилит: топ и брюки H&M, клатч Candyshop, часы Tissot

Фотография: Anna Uz

«Нашего издательства санкции не коснулись. Но это только пока, насколько я понимаю. С точки зрения продуктов я не гурман, поэтому тоже пока не ощутила изменений на себе. Но мне достаточно постов на фейсбуке, возмущения знакомых, чтобы понять, что что-то происходит, причем не очень хорошее. При этом американскую визу мне сделали очень быстро, буквально за два дня. А здесь, в Париже, русскими очень интересуются таксисты, но скорее из праздного любопытства».

Анна Волкова

Редактор моды TimeОut

На Анне: безымянная сорочка, джинсы Pull&Bear

На Анне: безымянная сорочка, джинсы Pull&Bear

Фотография: Anna Uz

«Несмотря на все опасения, что визы больше никому никогда не дадут, все хорошо: всем дают, всем штампуют. Конечно, приходится более тщательно выбирать продукты на полках магазинов, спуститься до белорусской моцареллы, а устрицы теперь прибывают из Туниса. В профессиональном плане санкции на данный момент не затрагивают, если не закроют все магазины. А если закроют, будем вязать носки».

Андрей Cеменицкий

Дизайнер и стилист из Петербурга

На Андрее: винтажная рубашка, футболка Topman, джинсы Cheap Monday, часы Maison Martin Margiela, сумка Marni

На Андрее: винтажная рубашка, футболка Topman, джинсы Cheap Monday, часы Maison Martin Margiela, сумка Marni

Фотография: Anna Uz

«Пока я не заметил сильно негативных изменений. В общении с коллегами из Европы не вижу причин скрывать, что я из России. Виза у меня была — по работе много времени провожу в Милане. Сыр люблю и, если не смогу найти его на прилавках, то буду чаще ездить в Париж. А что касается одежды, то я и так преимущественно привожу ее из Италии».

Алиса Жидкова

Директор моды журнала Grazia

На Алисе: пальто Max Mara, рубашка Brooks Brothers, cумка Dior, джинсы Mexx Jeans

На Алисе: пальто Max Mara, рубашка Brooks Brothers, cумка Dior, джинсы Mexx Jeans

Фотография: Anna Uz

«На себе я абсолютно не почувствовала установление санкций. Понятно, что это активно обсуждается по телевизору, в интернете, в газетах и журналах. Но в нашей сфере я не чувствую негатива к русским, и, надеюсь, дальше будет так же. Наши коллеги из международных изданий скорее выражают сожаление, что есть такой конфликт. По большому счету, мне кажется, все немного драматизируют насчет продуктов — это же не самое важное».

Екатерина Моисеева

Байер и совладелица компании Bosco di Ciliegi

На Екатерине: двухсторонний бомпер Barbara Bui, очки Celine, юбка Miu Miu

На Екатерине: двухсторонний бомпер Barbara Bui, очки Celine, юбка Miu Miu

Фотография: Anna Uz

«Сейчас все немного в режиме ожидания. Но здесь никто никого не пугает решительными действиями или громкими заявлениями. А мы стараемся не отказывать себе в слабостях и закупаем то, что нравится, ведь неизвестно, что будет потом».

Андрей Артемов

Дизайнер марки Walk of Shame

На Андрее: безымянная футболка, куртка Saint Laurent, джинсы Acne

На Андрее: безымянная футболка, куртка Saint Laurent, джинсы Acne

Фотография: Anna Uz

«Понятно, что в России тяжело делать честный бизнес. Законы не заточены под интересы небольших предпринимателей и тем более производителей. Мы ведем продукт от начала до конца, и нам это сложно делать. Закупки у нас происходят в Европе, ткани английские и европейские, а шьем в Китае, Непале и частично в России. В планах нам бы хотелось вывести производство в Восточную Европу и выйти на американский и европейский рынки, поэтому международные отношения крайне важны. Что касается повседневной жизни, то я вижу, что не стало моих любимых французских йогуртов, нет безлактозного молока в «Азбуке вкуса», а в «Пробке» — салата с козьим сыром». 

Жанна Бьянка

Блогер, стилист

На Жанне: пальто и топ Ruban, аксессуары Chanel

На Жанне: пальто и топ Ruban, аксессуары Chanel

Фотография: Anna Uz

«Я большую часть времени в Европе, поэтому санкции на меня никак не повлияли. Коллеги тоже дипломатично не интересуются. В Москве я была две недели назад и не заметила каких-то изменений».

Котик «Афиши Daily» присылает ровно одну хорошую новость в день. Его всегда можно прогнать и отписаться.
Пссс! Не хотите немного классной рассылки? Подписывайтесь
Ошибка в тексте
Отправить