перейти на мобильную версию сайта
да
нет

«Когда мы поселимся на Марсе, каждые два года к нам будут приезжать новые люди»

Люди
Фотография: Mars Society MRDS

Финалистка проекта Mars One Анастасия Степанова — о том, как она собирается переехать из Москвы на другую планету и колонизировать Марс без права на возвращение.

Mars One — частный голландский проект, громко заявивший о создании первой колонии на Марсе, один из самых неправдоподобных в частной космической авиации. Автором выступил предприниматель Бас Лансдорп, которого в свое время заклевали пользователи Reddit, назвавшие его затею самой громко крякающей уткой в мире космических технологий. 

Тем не менее план такой: в 2024 году на Марс отправится первый экипаж из четырех человек — двое мужчин и две женщины. Предполагается, что они доберутся до Марса за 7 месяцев. Пионеры-колонисты примутся выращивать земные сельскохозяйственные культуры (ими же будут питаться), добывать кислород и создавать среду, благоприятную для жизни землян. Каждые два года на Марс будут отправлять следующих четырех человек. В результате на Марсе образуется самая настоящая колония. Кампания проходила из нескольких туров, участвовать в которых мог абсолютно любой человек. На данный момент отобраны 50 мужчин и 50 женщин со всего мира, которым предстоит пройти еще заключительный этап. 

В числе пяти десятков счастливиц — три жительницы России: Оксана Дмитриева, Екатерина Владимирова (Ильинская) и Анастасия Степанова. «Афиша–Город» поговорила с москвичкой Анастасией Степановой, работающей, что характерно, журналистом и пиарщиком, о том, как она планирует жить и умереть на Марсе.


  • Анастасия СтепановаАнастасия Степанова, финалистка экспедиции Mars OneФотография: РИА НовостиВам сейчас 28 лет, а полет на Марс планируется только через девять лет. Не передумаете ли вы туда лететь и, более того, оставаться там жить навсегда?
  • Пока у меня настрой стопроцентный — идти до конца.
  • Как вы попали в проект Mars One?

  • В первую очередь там надо было снять видео о себе, интересно рассказать, какими качествами ты обладаешь, потом пройти психологический тест. После этого многих отсеяли, потому что было много ненормальных. Спрашивали  о страхах, предлагали выбраться из сложной ситуации. Потом всякие медицинские обследования, на которых выявлялись общие инфекции или хронические болезни, допустим, рак. В декабре у нас был экзамен. Тут уже надо было знать, как устроены все модули, как осуществляется полет, как мы будем там жить. Эти вопросы включали в себя и психологические аспекты, на Марсе ты же будешь жить в команде, и надо уметь работать сообща и не выпячивать свое эго. Последний вопрос, который мне задали: «Если через три года будет возможность с Марса вернуться на Землю, сделаете ли вы это?» Я ответила, что, конечно, нет, потому что три года — это очень мало, планету же надо освоить, а всего за три года это сделать невозможно.

  • У вас есть семья, любимые люди, которых вы здесь оставляете?
  • Конечно, это будет самое сложное, но что поделать. У нас там будет интернет, можно переписываться. Конечно, нельзя будет поговорить по скайпу, потому что между Марсом и Землей временная задержка до сорока минут.
  • А как время течет на Марсе?
  • Сутки такие же, как на Земле, на тридцать девять минут больше. Один год на Марсе — это два земных года примерно. Например, если я отправляю электронное письмо с Марса, человек на Земле его получает минимум через двадцать минут, максимум сорок.
  • Вы не боитесь смерти? Того, что вы вообще не долетите до Марса, погибнете по дороге?
  • Вполне возможно, я такое не исключаю. Я тоже думала об этом. Но, опять же, я не из тех людей, которые заранее себя накручивают. Я не понимаю людей, которые боятся летать: сидят в самолете и переживают. И такая позиция у меня во всем в принципе. Раньше времени не паниковать, не портить себе нервы. 
  • Что вы будете делать на Марсе, чем будете себя занимать?
  • Там ведь ничего нет, только модули; нужно будет все сделать для того, чтобы нам было комфортнее и удобнее жить. То есть мы должны будет постоянно изобретать новые пути, как защититься от радиации, как следить за системой жизнеобеспечения. Ведь без нее мы сразу же умрем. Работы будет полно. Например, засыпать модули грунтом — это огромнейшая работа, это надо делать в скафандре, все очень неудобно, тяжело.

Единственное официальное видео, объясняющее устройство колонии

  • А какие у вас планируются условия жизни? 
  • На Марсе очень тонкая атмосфера, очень мало кислорода, давление такое, как если бы мы находились на Земле на высоте 25 км. Без скафандра выйти нельзя. Вода там есть, но она в замороженном виде присутствует в грунте. Из-за того, что такое давление, вода не может находиться на поверхности Марса в жидком состоянии. Там постоянные пылевые бури, они могут длиться несколько месяцев. Поскольку всю энергию мы будем получать за счет солнечных батарей, пыльные бури могут помешать нам получать эту энергию. Поэтому нам надо будет заранее запастись водой, кислородом. В модуле, в котором мы будем жить, на человека положено пятьдесят квадратных метров, в принципе, это неплохо. В Москве некоторые люди в таких квартирах живут. Небольшая комнатка, в ней спальня, столовая, лаборатория, теплица; технические  отсеки с каждым годом будут все разрастаться, потому что каждый год будут присылать новые модули. Модули — это такие капсулы, шесть штук, каждая предназначена для своих целей: технический отсек, отсек жизнеобеспечения, жилой модуль. Также там еще будет надуваемая конструкция, с помощью которой мы сможем свободно передвигаться. Нам, как только мы адаптируемся, сразу же надо будет искать пути, как защитить себя от радиации. Поэтому придется как-то грунтом это все засыпать, либо с помощью воды, ну, это все в процессе разработки. Поскольку на Марсе меньше сила притяжения, на первых порах вы будете чувствовать себя Суперменом: там можно без проблем поднимать тяжелые вещи, будет легче прыгать, бегать. Но если не делать специальных физических упражнений, не носить утяжелители, то ваше тело потеряет мышечную массу; через несколько лет вы превратитесь в тряпочку и не сможете жить при земном притяжении. 
    • Получается, вы можете вообще лишиться мышц?
    • Да, космонавты, которые находятся в невесомости, теряют мышечную массу, кальций вымывается из костей. Когда они прилетают, их на носилках выносят из корабля, и они проходят долгий период адаптации. Но космонавты в невесомости проводят максимум год, а на Марсе мы будем не только в невесомости восемь месяцев находиться, но и жить при силе притяжения, которая значительно меньше земной; здесь много факторов, но, поскольку никто никогда не был на Марсе, то сложно с уверенностью говорить, что и как будет.
    • Да, помните, как в фильме «Гравитация» девушка, прилетев обратно на Землю, сразу же встает на ноги и идет.
    • Да, это невозможно, это большая ошибка.
    • Какие фильмы о космосе вам нравятся и кажутся наиболее правдоподобными?
    • К сожалению, последние лет двадцать не делали качественных фильмов про космос, в основном это были страшилки. Сейчас все начинает меняться, началось с «Гравитации», потом «Интерстеллар», в этом году выйдет фильм «Марсианин» по роману Энди Вейра, это роман про космонавта, которого случайно оставили на Марсе. Этот фильм делает Ридли Скотт, надеюсь, что он получится хорошим. 
    • Как вы видите себя через двадцать лет, после десяти лет жизни на Марсе?
    • Надеюсь, что буду полна энергии. Буду поднимать эту планету, я уверена, что нам предстоит очень многое открыть. Вот об этом я мечтаю. Представляю, как мы обсуждаем новый проект или что-то необычное нашли, думаем, что с этим делать, как исследовать.
  • Что вы будете делать, если вас будет кто-то очень сильно раздражать среди экипажа? 
  • Ой да-а-а, надо выработать в себе какой-то прием, который будет помогать тебе уходить от этого раздражения, сглаживать. Опять-таки, погружаться в работу и воспитывать в себе толерантность. Понимать, что важно не мнение ваше, а общая цель.
  • А участники проекта хотят убежать от чего-то на Земле?
  • Да нет, почему убежать, у меня тут довольно хорошая жизнь. Нет, я бегу не от чего-то, а, наоборот, бегу к необычному, прекрасному. Мы давно уже застыли, пятьдесят лет прошло, а мы просто летаем на МКС, и это все довольно буднично. Люди вообще забыли о космосе, сидят в своих телефонах, очень грустно это все наблюдать. Когда девочкой я читала книжки, я думала, вот, когда я вырасту, будем спокойно летать на Луну. И вот — выросла, а ничего нет. 
  • Вам родители привили любовь к космосу?
  • Отчасти да, читали Ефремова, братьев Стругацких, утопические романы про будущее. Отец у меня металлург, а мать — конструктор. Сейчас мама — домохозяйка, а отец работает в коммуникационной компании, у него техническое образование, он очень многое мне объясняет, по физике, химии всегда можно с отцом поговорить и спросить совета. Сейчас я занимаюсь любимым делом и очень счастлива. Мне никогда не было так хорошо — даже когда, например, с кем-то встречаешься. Есть стереотип, что для счастья надо, чтобы у тебя был парень или муж. Это дорога в никуда. Поэтому столько много разводов, браков по договоренности.
  • Создатели проекта Mars One будут вам платить зарплату, пока вы будете тренироваться? 
  • Да. Проект обойдется в шесть миллиардов долларов. Сейчас они не раскрывают карт, откуда у них инвестиции, но это не так все легко и просто. Столько недоверия в интернете, что проект не сбудется! Вместо того чтобы критиковать, надо объединиться, чтобы это сбылось. Поражает, что ты просто критикуешь, но сам ничего не предлагаешь. Конечно, очень легко сидеть и все обсирать.
  • Вы подписали с Mars One какие-либо документы?
    • Пока мы подписали только бумаги о том, что мы не можем участвовать в рекламных кампаниях, если их проводит не Mars One.
    • Семью на Марсе создать планируете?
    • Может быть, если кто-то в команде будет мне интересен. Когда мы поселимся на Марсе, каждые два года к нам будут приезжать новые люди. По поводу детей — этот вопрос пока изучается, поскольку никто не знает, как наш организм будет реагировать на условия Марса, насколько опасно будет там рожать.
    • Сколько человек в команде, как она формируется, кто еще будет приезжать и как надолго оставаться? Это же что-то вроде колонии?
    • Ну да, это колония, поэтому тут фигурирует слово «навсегда». Возможно, что через десять-пятнадцать лет, что мы проживем на Марсе, технологии продвинутся и мы сможем вернуться на Землю. Но пока все идет с расчетом на то, что Марс станет нашим новым домом навсегда. Сейчас еще предстоят два отбора, и должны остаться двадцать четыре человека, они переедут на базу и начнется полная подготовка. На базе мы живем, готовимся как физически, так и умственно: должны научиться делать хирургические операции, в том числе и стоматологические. Пломбы менять, например, должны быть механиками, должны уметь выращивать сельскохозяйственные культуры — этому всему мы должны научиться за 9 лет. Двадцать четыре человека разделятся на шесть команд по четыре человека, двое мужчин, две женщины с четырех континентов. А в конце, к двадцать четвертому году, уже вся планета будет принимать участие в голосовании, какая из этих команд первой полетит на Марс. 
  • Это, получатся, что-то вроде реалити-шоу?
  • Конечно, это все будет сниматься, но не как реалити-шоу, а как документальный сериал.
  • Как будут проходить тренировки?
  • Могу предположить, что мы, кроме прочего, должны будем прыгать с парашютом. Я, кстати, уже совершила три прыжка, потом еще у нас будет бег, испытания на выносливость (например, центрифуга). Или такой тест: самолет резко взлетает и также резко идет вниз, получается такая горка, несколько секунд невесомости, и ты должен выдержать то ли десять, то ли двенадцать таких вот горок. Многих людей начинает тошнить уже после второй.
  • Ваш потенциальный полет на Марс — это как минимум отказ от всех земных благ: от вкусной еды, от солнца, от хороших бытовых условий. Это вас не пугает?
  • У нас на планете много людей, которые любят экстрим, суровые условия. Взбираются на Эверест, например. Я читала об эксперименте, когда мышей поместили в идеальные условия, а они деградировали и вымерли, и тут я провожу аналогию с людьми — если не будет высоких целей и стремлений, то мы тоже деградируем. Мы будем вегетарианцами, будем выращивать растения в теплице, постараемся как можно меньше зависеть от Земли, использовать ресурсы Марса. Вот такая цель. А если убрать личные мечты и глобально смотреть, то цель — освоить Марс, хотя бы небольшую его часть. Тогда у Земли будет запасная планета, и если что-то вдруг произойдет, то можно будет переехать на Марс.
  • То есть вы делаете это ради великой цели освоения Марса?
  • Освоения космоса в целом. Космос для меня — это какая-то магия, это потрясающий мир, который меня совершенно не пугает, и каждый раз, когда я читаю об этом или смотрю фильмы, я счастлива. Я прыгнула с парашютом и ходила счастливая месяц — просто от одного прыжка. У меня улыбка с лица не сходила. Космос даст нам ответы на многое, сделает нас лучше, потому что именно наука и развитие космоса открывают людям глаза, они мыслят шире; как многие космонавты, которые выходили на МКС, говорят, что когда находишься там, то понимаешь, что все какие-то там короли, президенты, войны — это настолько незначительно. Ты видишь в другом масштабе нашу планету.
  • Вы не боитесь сойти с ума на Марсе?
  • Да, это не исключено, но мы не можем это проверить, пока не окажемся в подобной ситуации. Самое главное, чтобы человек был все время занят. Чтобы не сойти с ума, человек должен быть все время в работе. Если у него будет много свободного времени, тогда у него точно начнет ехать крыша. Достаточно посмотреть на людей, которые без работы сидят год, два. Можно уже увидеть перемену.
Котик «Афиши Daily» присылает ровно одну хорошую новость в день. Его всегда можно прогнать и отписаться.
Ошибка в тексте
Отправить