перейти на мобильную версию сайта
да
нет

Западные ценности

Как работают и сколько получают официанты в Лондоне, Женеве и Копенгагене

Люди

В новом выпуске рубрики «Западные ценности» о своем труде и доходе рассказывают официанты, которые работают в крупных европейских городах.

Аурелия Аурелия Женева, Швейцария

Я сейчас прохожу стажировку в одной крупной международной организации в Женеве, но поскольку она не оплачивается, то подрабатываю официанткой в ирландском пабе. Я очень не люблю брать деньги у родителей и уже не первый год плачу за все сама. Меня взяли на работу в паб сразу, так как у меня уже был опыт работы и официанткой, и бартендером. У человека без опыта шансов мало: тут по вечерам бывает очень много гостей, и новичок бы не справился. А вот то, что я не говорю по-французски, проблемой не стало — достаточно было английского (думаю, дело тут в том, что это все же ирландский паб). Это неплохое место и по меркам Женевы недорогое. Женева все-таки ужасно дорогой город.

Наши посетители — это в основном средний класс, молодые или среднего возраста люди, и большинство очень приятны в общении. Хотя, конечно, хамы встречаются везде. Народ приходит сюда выпить, но в дрезину пьяного человека я видела тут только один раз за несколько месяцев работы. К счастью, с ним разобрался наш менеджер, а не я.

Для меня эта работа не основная, в отличие  большинства коллег. Всего в этом пабе около 15 сотрудников, но поскольку мы работаем посменно, то никогда не собираемся тут одновременно. У меня график плавающий — иногда я работаю одну ночь в неделю, а иногда все пять. Каждая смена по 6–8 часов. Заработанных денег хватает на то, чтобы снимать комнату и покупать еду. Все же платят нам тут хорошо, даже по сравнению со странами Еврозоны — 20 франков в час (примерно €20).

Из всех моих подработок — я успела побыть и няней, и репетитором по итальянскому — эта мне нравится больше всего. Хотя большинство моих коллег-стажеров живет на деньги родителей или подрабатывает бебиситтерами.

 Рафаэль Рафаэль Лондон, Великобритания

Я работал в кафе Kick, там днем подают кофе и еду, а по вечерам это скорее бар. По телевизору крутят трансляции матчей, есть столы для настольного футбола. Кафе очень удачно расположено в районе Ислингтон, недалеко от Университета Сити, и туда ходит очень много иностранцев. Мне это нравится. Да и коллеги у меня были со всего света — бразильцы, португальцы, итальянцы, испанцы… ну и я сам из Германии. Кто-то из ребят, работавших в кафе, учился, но многие просто приехали в Лондон, чтобы немного подучить английский и, может быть, найти там другую работу.

В общем всех, кто работал в нашем кафе, я бы разделил на две группы: тех, кто хочет остаться в ресторанном бизнесе, — такие планируют стать сначала менеджером в кафе, а потом, может быть, и открыть свое заведение, и тех, кто просто хочет немного подзаработать, пока ищет работу по специальности. Вторых явно больше — ведь это легкий способ заработать. Специальная подготовка тут не нужна, именно поэтому эта работа так популярна у тех, кто только переехал и хочет осесть в новой стране. Конечно, могут возникнуть сложности с языком, но все лондонцы уже давно привыкли к иностранцам с неидеальным английским. Мне кажется, устроиться работать официантом очень просто, достаточно порасспрашивать знакомых. Большое значение имеет то, как ты выглядишь, я имею в виду не только внешность, но вообще то впечатление, которое производит человек. Я, например, никогда раньше не работал в барах и кафе, но уверенно вел себя на собеседовании, и меня взяли.

Мне очень нравились люди, которые ходили в наше кафе, они милые. Было довольно много постоянных клиентов, из тех, кто жил или работал по соседству. Они нравились мне намного больше, чем народ из хипстерских анклавов вроде Шордича или Хэкни. Конечно, попадались и снобы, где их нет, но большинству нравилась наша веселая интернациональная обстановка. Сам район Ислингтон все же поспокойнее, чем Сити, или тот же Шордич, и зелени там больше. У нас была очень расслабленная атмосфера, мы не носили никакой формы — просто аккуратно одевались.

Зарплата, на мой взгляд, была нормальная — 7,50 фунта в час. Но если работать полный день, то можно заработать где-то около 1000 фунтов в месяц. Этого хватает на то, чтобы снимать комнату (конечно, не целую квартиру) и прокормиться. Наше кафе не брало с клиентов сервисный сбор, а чаевые в Лондоне дают далеко не все, так что я зарабатывал не так много, как хотелось бы. Но я все равно был доволен своей работой, так как мне нравилась атмосфера и возможность пообедать.

Йохан Йохан Копенгаген, Дания

Я работаю в хорошем, довольно дорогом ресторане Øl & Brød в Копенгагене. Большую часть вечера я работаю в качестве официанта, хоть и являюсь совладельцем ресторана и официально считаюсь менеджером. Весь вечер я провожу в обеденном зале — впрочем, он у нас небольшой, на 25–30 человек.

В нашем ресторане меню построено вокруг пива и аквавита (скандинавский алкогольный напиток из спирта, разведенного водой и настоянного на специях. — Прим. ред.). Еда подается к напиткам. Мы готовим датскую еду в обед и дегустационное меню вечером. Большинство наших гостей приходят к нам, чтобы попробовать наши новые блюда, и им у нас нравится.

Я сам легко устроился сюда работать, не обладая никакими особенными навыками, кроме того, что знал толк в разных сортах пива. Многие официанты, которые у нас работают, планируют построить карьеру в ресторанном бизнесе — так часто бывает в дорогих ресторанах.

Того, что я зарабатываю в качестве менеджера, мне хватает на то, чтобы снимать жилье и неплохо жить в Копенгагене. Официанты в нашем ресторане получают 135 крон (€18) в час, в среднем 22 500 крон в месяц. Поскольку доля ресторана принадлежит мне, то, конечно, я сильно в него вкладываюсь и всячески добиваюсь его процветания. Самая приятная часть работы — это общение с гостями, которым нравится наше пиво, аквавит и еда, которую мы готовим.

Давид Давид Саньтяго-де-Компостела, Испания

Я начинал работать в ресторане, специализировавшемся на свадебных торжествах (в Испании к этому относятся серьезно, гостей зовут много). Потом — в ресторане традиционной галисийской кухни, там был акцент на морепродуктах. Но вот уже три года как я работаю в кафе-баре в Сантьяго-де-Компостела. Это маленький бар, мы работаем вдвоем с владельцем. И мне нетрудно было сюда устроиться — я, конечно, пришел на собеседование, но, думаю, немалую роль сыграли и рекомендации знакомых. Тут, в Галисии, всегда так.

Для меня главное сейчас — заработать денег. Мне кажется, в официанты все идут именно за этим, а те, кто хочет сделать карьеру в ресторане, начинают работать помощником на кухне. Хотя работа официанта мне нравится — постоянно общаешься с людьми. Посетители бывают разные. Конечно, встречаются отдельные уроды, но большинство — это тихие и приятные местные жители, обитатели соседних домов. Иногда даже заходят известные актеры-галисийцы. Самые лучшие клиенты — это туристы, они самые щедрые. Больше всего их в июле и августе.

Я работаю 6 дней в неделю по 9 часов. Многие мои друзья считают, что мне повезло с работой: она довольно простая и не скучная. Кто-то, наоборот, думает, что это очень тяжело — весь день бегать, не присаживаясь, и прислуживать другим людям. Я получаю €1000  в месяц, не считая чаевых, и этого хватает на то, чтобы снимать квартиру, в Сантьяго они недорогие.

Жаклин Жаклин Вена, Австрия

Несколько лет подряд я работала официанткой на пивном фестивале в Альтаусзее, это маленький городок в Верхней Австрии. Весь праздник длится три дня в первые выходные сентября. Фестиваль очень похож на Октоберфест, только масштаб намного меньше. Это такая австрийская традиция — каждый год пожарные устраивают такие праздники для своей деревни. Подают пиво, шнапс и всякую традиционную еду — свиную рульку, колбаски, крендели… Праздник в Альтаусзее, где я работала, самый известный — туда приезжает куча народа со всей Австрии и даже из соседней Баварии.

Я устроилась туда вместе с однокурсницей из актерского училища. В течение года мы работать не можем, так как учеба отнимает очень много времени и сил, но за эти несколько дней можно очень неплохо заработать.

В Альтаусзее фестиваль длится три дня, с субботы по понедельник, и все знают, что в субботу гуляют богатенькие семьи из Вены, со своими восемнадцати-девятнадцатилетними сыновьями, которые совсем не умеют пить, очень быстро напиваются, начинают буянить, но вскоре падают под стол. Воскресенье — самый лучший день, так как подтягивается народ из Мюнхена. Они хорошо платят, и с ними приятно общаться. А в понедельник гуляют местные. С ними чувствуешь себя членом большой семьи.

Все организовано довольно беспорядочно: каждый работник сам решает, когда он будет работать, нет никакого фиксированного расписания, и если очень устал, то можно уйти. Расселяют всех по комнатам в деревне, бесплатно. Кроме приезжих там работает очень много местных, и, конечно, родственников самих пожарных. Официантов всегда хватает, хотя сама работенка адская. Таскать по 10 кружек с пивом зараз, пусть не по целому литру, а по 0,5, очень тяжело. Все время бегаешь, не присаживаясь, и одна смена может быть очень долгой — я работала по 10 часов, с полудня до ночи, иногда даже за полночь. В самый первый день я думала, что сейчас упаду и умру. У меня болели руки, ноги и спина. В тот день еще пошел дождь, и все, кто сидел на улице, забились под навес, там было не протолкнуться, и меня чуть не сбили с ног с моим подносом с кружками. Но на второй день я просто отключила все свои переживания и сосредоточилась на том, чтобы просто быстро разносить пиво, улыбаться и шутить с посетителями. Я каждый раз ездила с друзьями, и это очень помогало, мы друг друга поддерживали.

На этом фестивале официанты полностью зависят от чаевых — там платят не за отработанные часы, а по факту продажи пива: официант должен заплатить деньги за пиво и потом продать его гостям. Гости каждый раз сами решают, какую часть сдачи за пиво официант оставит себе. Это может быть 10 центов, или 50, или больше. Если пиво дорожает, а люди начинают жаться, то чаевых может не быть вообще. Правда, я напоминала некоторым клиентам, что от их щедрости зависит мой заработок. Они извинялись и платили больше. Еще очень помогает шутить, общаться, фотографироваться и выпивать с посетителями, когда они приглашают за свой столик. Надо следить, чтобы гости запомнили «своего» официанта и покупали пиво только у него. По мере того как гости пьянеют, это становится все труднее. Но, в конце концов, все приезжают туда, чтобы повеселиться и расслабиться, и общий настрой очень хороший.

Я ездила так всего три раза, но некоторые профессионалы ездят на такие фестивали все лето и осень и потом живут на заработанные деньги несколько месяцев. На фестивале в Альтаусзее я за три дня зарабатывала примерно по €850. Этого хватает на то, чтобы оплатить комнату и продукты в Вене. Так что как бы кошмарно я ни уставала, это того стоило. Первая поездка оказалась самой запоминающейся — нас поселили в домике на отшибе, где-то в горах над деревней. Вид был потрясающий — на всю деревню и озеро, но мы с подружкой намучились, когда лезли на эту гору поздно ночью, после работы, подсвечивая себе дорогу телефонами. Помню, как нам послышалось, что в лесу на горе кто-то завыл, — мы чуть с ума не сошли от страха. Зато во второй раз мы написали письмо организаторам одними из первых, и нам досталась комната в доме прямо рядом с пивным шатром. А в том домике на горе жил кто-то менее везучий. 

Котик «Афиши Daily» присылает ровно одну хорошую новость в день. Его всегда можно прогнать и отписаться.
Ошибка в тексте
Отправить