перейти на мобильную версию сайта
да
нет

Как изменить свою жизнь

История финансового директора, который стал спасателем и скоро полетит в космос

Люди
Фотография: facebook.com/netwind

Новый герой рубрики «Афиши» о людях, которые сумели полностью изменить свою жизнь, из экономиста переквалифицировался в спасателя, а параллельно выиграл конкурс на полет в космос и научился красиво фотографировать Москву с 30-километровой высоты.

Денис Ефремов, 33 года

Кем был: экономист

Кем стал: спасатель МЧС и инженер


Техникой я увлекаюсь с детства. В восьмом классе пошел работать системным администратором. После окончания факультета мировой экономики РГГУ работал компьютерщиком, потом занимался электронными деньгами и за пять лет дорос до финансового директора. Офис у меня был в районе Тверской, и весь день я проводил за компьютером. Я всегда любил путешествовать, сидеть на одном месте было трудно. Но думал, что, наверное, так надо. Определенная свобода у меня была: хорошая зарплата, возможность взять отпуск практически в любое время. Но все равно большую часть жизни занимали цифры и рабочая переписка. 

Параллельно я пошел на курсы спасателей. Я занимался многими экстремальными видами спорта и понимал: полезно знать, что делать в экстренной ситуации. Спустя полгода я понял, что без практики эти знания бесполезны, и начал думать над тем, чтобы пойти поработать спасателем на месяц. Просто попробовать, не увольняясь. Выяснилось, что устроиться спасателем не так просто. Нужно пройти несколько собеседований и психологические тесты, сдать нормативы по физкультуре, а потом встать в очередь и ждать. Я записался в эту очередь и в итоге попал в новый отряд в Кожухово, куда набирали в основном молодых ребят. К этому моменту я окончательно понял, что из офиса пора уходить. И стал спасателем.

Я шел в отряд с мыслью, что это ненадолго, но уже прошло больше трех лет, а бросать я не собираюсь. Быть спасателем мне нравится. Это накладывает, конечно, свои ограничения. С одной стороны, у меня теперь работа совсем не сидячая, я что-то делаю руками, помогаю людям. Но я стал гораздо меньше путешествовать: зарплата в три раза меньше и сложный график (сутки-четверо) не позволяют уехать далеко. А отпуск планируется за полгода или год, его нельзя взять спонтанно, и, как правило, он не совпадает с отпусками друзей и жены.

Веселых и радостных историй на работе не то чтобы много. Понятно, что мы спасаем людей и чаще всего успеваем. Но обычно мы работаем уже с последствиями. Недавно был случай: кот залез погреться под капот машины, хозяйка этого не заметила, проехала через пол-Москвы, а припарковавшись у дома, услышала, что у нее в машине что-то мяукает. Коту очень повезло, что он, застряв между проводами, не попал в движущиеся части. Чтобы его вытащить, пришлось разобрать полмашины. Но достали мы кота почти невредимым.

Если бы я не работал спасателем, я бы не знал, что люди могут так крепко спать. Бывает так, что родственники час звонят по телефону, звонят в дверь, стучат в дверь, потом приезжаем мы, вскрываем дверь и находим человека спящим. Для нас это всегда облегчение. Опасные ситуации тоже бывают. Например, недавно одного из спасателей сумасшедший ударил ножом. Он стоял на окне, грозился спрыгнуть. Вскрыли дверь. А он подбежал и пырнул коллегу ножом.

Я работал на нескольких крупных катастрофах — на аварии в метро, когда состав врезался в разделитель между туннелями, на пожаре в библиотеке ИНИОН РАН. Понятно, что истории, которые вызывают самые сильные эмоции, страшные. Хотя в метро нам удалось спасти довольно много людей. Вообще первая задача спасателя — это как можно меньше рисковать собой, потому что, если с нами что-то случится, никто помочь уже не сможет.

Параллельно с устройством в МЧС — потому что тогда я понял, что жизнь надо менять и, возможно, менять кардинально, — я решил исполнить еще одну свою давнюю мечту. Тогда в России впервые за всю историю отечественной космонавтики открылся набор в отряд космонавтов. Практически любой человек мог попытать счастья, а раньше в космонавты брали либо военных, либо инженеров, работающих в космической отрасли. Я подал документы, прошел несколько этапов, из трехсот человек попал в тридцатку. Но на последнем этапе мне все-таки отказали. Я думаю, причина в том, что у меня нет технического образования, а экономист в космосе, по их мнению, не нужен. Поэтому сейчас я учусь в аспирантуре МАИ и надеюсь попасть во второй набор, который будет в следующем году. Правда, есть нюанс: формально туда принимают до 33 лет, а мне как раз столько исполнилось в этом году. Но я уверен, что не получается у тех, кто не пытается.

Но даже если в отряд меня не возьмут, в космос я все равно полечу. В позапрошлом году я выиграл конкурс на суборбитальный полет, который готовят американцы. Сначала победил в России. На отборе надо было продемонстрировать лидерские качества и смекалку; кроме того, мы управляли роботами, решали задачи по схемотехнике и электронике. В главном жюри был космонавт Александр Волков — и, видимо, я ему понравился. Так я отправился на второй этап в Америку на мыс Канаверал. Там мы летали на самолетах с выполнением фигур высшего пилотажа: пилот делал мертвую петлю, штопор или бочку, и жюри смотрело на нашу реакцию. Еще нас крутили на центрифуге, мы бегали полосу препятствий, проходили теоретические тесты. И даже испытали на себе невесомость: самолет поднимается на высоту порядка 15 км, оттуда падает, и, пока он падает, внутри возникает невесомость, и ты по нему передвигаешься, как космонавты по МКС. В Америке я стал победителем от России и теперь жду, пока американцы достроят корабль SpaceXC, на котором я полечу в космос. Думаю, это случится года через два.

В детстве все, что попадало мне в руки, сначала разбиралось, а потом, если повезет, собиралось обратно. Став постарше, я стал заниматься фотографией. И в определенный момент все мои увлечения — космос, техника и фотография — совместились. Я собрал с другом стратостат — это шар, который поднимается на высоту до 30 км. Мы установили на него камеру и смогли снять Землю с этой высоты. Мы просто взяли коробку, положили туда фотоаппарат, привязали к шару и подобрали подходящие поисковые маяки. Стратостат набирает высоту два часа, и за это время его сносит больше чем на 100 км в сторону. Маяки передают нам точные координаты приземления. И начинается целое приключение, потому что это всегда оказывается какое-нибудь непроходимое болото, густой лес, бурелом, овраг, к которому подъехать на машине невозможно. И вот мы долго идем пешком или на лыжах, приходим и видим, что вся эта конструкция висит высоко на дереве. Недавно я снова сфотографировал ночную Москву с высоты 10, 20 и 30 км. Это очень технически сложная задача — снять что-то приличное ночью с шара, летящего со скоростью 100 км/ч. Но я смог сконструировать такую систему, и получилась очень красивая ночная Москва. Картинки разошлись по всему интернету.

Первый запуск был экспериментальным, но потом мы начали все это дело совершенствовать, и сейчас я занимаюсь этим довольно серьезно. Запускаю шары для метеорологов, участвую в детских программах, когда дети разрабатывают какую-то полезную нагрузку, а я отправляю ее в стратосферу. Различные институты просят нас выполнить для них какие-то эксперименты. Например, мы испытываем, как ведут себя материалы или устройства в условиях стратосферы, очень похожих на космос или на атмосферу Марса. Температура в разные моменты полета может опускаться до –70ºC. Очень разреженный воздух, сильная радиация. То есть условия довольно жесткие. Мало какие батареи могут нормально работать при таких температурах. И нам нужно сделать так, чтобы вся техника функционировала. По частям можно многое из этого имитировать на Земле: есть холодильники, источники радиации, вакуумные камеры. Но гораздо дешевле сделать запуск на моем стратостате. Это способ имитировать условия космоса, но не так далеко. Космос у нас начинается на высоте 100 км, а мы можем подняться до 40.

Кроме запуска стратостатов, я занимаюсь разработкой и управлением беспилотников. Это и мультироторные системы, и самолеты —радиоуправляемые или с автопилотом. Запуск беспилотников приносит основной доход, на который удается содержать молодую семью. С их помощью можно не только делать видео- и фотосъемку, но и, например, искать пострадавших. 

На днях мне предложили место руководителя аэрокосмической лаборатории при Московском технологическом институте. Это опять же не сидение в офисе, а выездная конструкторская работа. Их не смущает отсутствие у меня образования, они судят по результатам. Когда мы обсуждали это предложение, они рассказали, что сами интересовались запусками в стратосферу, думали начинать разрабатывать системы и никак не подозревали, что есть человек, который по собственной инициативе занимается этим уже несколько лет. Есть и другие ребята с хорошим уровнем, мы все дружим, но по количеству запусков и по технической начинке у меня на сегодня в России самые серьезные проекты. Я согласился, потому что сотрудничество с МТИ даст более широкие возможности. Большую часть запусков я делаю за свой счет, а на какие-то крупные проекты и бюджеты нужны крупные. Но МЧС бросать не придется. График работы спасателем, возможно, не позволяет много отдыхать, но иметь параллельную работу можно.

Я пытаюсь заниматься чуть ли не всеми доступными мне видами спорта из тех, что по-английски называются словом outdoor. Ходил по горам, мы с женой были на высочайших вершинах трех континентов. Звучит красиво, но это не такие уж высокие горы — Эльбрус в Европе, Килиманджаро в Африке и пик Косцюшко в Австралии. Сейчас я бы с удовольствием продолжил, осталось еще несколько континентов с неосвоенными вершинами, но они требуют гораздо более серьезной подготовки и поездки на более длительный срок. В четыре дня никак не уложишься. Кроме этого, я занимался дайвингом и в холодных морях, и в теплых, нырял на затонувшие корабли. Участвовал в экспедиции в самую глубокую в мире пещеру в попытке побить рекорд. Практиковал скалолазание, прыжки с парашютом, роуп-джампинг. Теперь в планах получить права пилота. 

Котик «Афиши Daily» присылает ровно одну хорошую новость в день. Его всегда можно прогнать и отписаться.
Ошибка в тексте
Отправить