перейти на мобильную версию сайта
да
нет

Состояние ресторанов

Сядь на пенек: пирог как новая национальная идея

Еда
Фотография: liveinternet.ru/users/hope_always

Вчера президент Российской Федерации В.Путин сказал, что осетинские пироги, татарские беляши и карельские калитки могут составить конкуренцию McDonald’s. Обозреватель «Города» Александр Ильин объясняет, почему это невозможно и почему фастфуд — худшее, что может случиться с нашими пирогами.

Здесь есть две стороны. Первая — светлая. Когда глава государства прилюдно говорит слова «калитка», «осетинский пирог» и «татарский беляш» — это хорошо. Значит, он по крайней мере в курсе, что такие вещи существуют. По принятой в Российской Федерации логике, скоро по поводу всей этой духоподъемной выпечки начнутся пиар-судороги, и если кто-то хочет открыть ресторанчик с концепцией вокруг пирожков, то сейчас самое время. Пойдете вне очереди.


Однако есть и темная сторона. Вы же помните, что конкретно сказал Путин? Наладить промышленное производство. Изготавливать продукцию лучше по качеству. Сказал, и мы сегодня это точно можем сделать. И вот если правда смогут, то будет беда. Потому что Владимир Владимирович Путин, хоть и президент Российской Федерации, но не знает, что такое фастфуд и чем он отличается от еды.

Впрочем, его случай далеко не уникален: миллионы людей точно так же полагают, что бургер в «Макдоналдсе» и бургер в ресторане — одно и то же, и недоумевают, с какой дури второй стоит в 3 раза дороже. Могу объяснить. Если коротко, то фастфуд не совсем еда. Он придуман для того, чтобы хорошо перевозиться, хорошо храниться, хорошо выглядеть, хорошо продаваться, а уж заодно и утолять голод. Так вообще устроена пищевая промышленность.

Например, хлеб делается не из муки, а из смеси муки с улучшителями всего на свете и добавлением лютых промышленных дрожжей. А когда хлеб готовят для фастфуда, то добавляют в него некоторое количество сахара, чтобы красивее поджаривался. Леша Халиуллин и Аня Шумайлова, когда открывали пекарню «Булка», объехали чуть не все российские мукомольные конторы и простой муки не нашли — только эти смеси. В итоге они отыскали нужную фабрику на Алтае. 

Что же до мяса, то как-то меня пригласили на конференцию профессионалов мясопереработки, и знаете, как выглядят под микроскопом закупаемые для мясокомбинатов фарши? А какой в них процент соединительной и жировой ткани? Лучше не знать, правда. А помните, как после фастфуда руки несколько часов славно пахнут дымком? Это такой специальный промышленный парфюм с запахом жареного на гриле мяса. Не пугайтесь — здоровью не вредит. Но так со всем: соусы, которые не распадаются на фракции, сыр, наполовину сделанный из растительного белка, огурчики из Индии, помидорчики из Марокко — три урожая в год, и не только потому, что климат благоприятствует, но и оттого, что удобрений много.

Это нормальное устройство технологии фастфуда во всем мире, и ее можно перенастроить на какое угодно блюдо — хоть на борщ, хоть на паэлью. Можно и на осетинские пироги. Не надо быть осетином, чтобы понять разницу между тем, что получится у технологии общепита, и тем, что готовит тетя Фатима в аутентичном шалманчике во Владикавказе. Кроме того, зачем вообще выдумывать промышленное производство для того, что прекрасно делается тетей Фатимой вручную? На запрос «осетинские пироги» гугл сейчас выдает примерно 373 тысячи упоминаний, и даже если половина из них — рецепты, то оставшихся компаний по доставке и кафешек хватит, чтобы накормить всех желающих.

Хотелось бы, конечно, чтобы родное государство, раз уж дан такой наказ, склонило свою могучую голову к нуждам тех, кто и так работает на поле национального фастфуда. Чтобы банки их кредитовали на человеческих условиях. Чтобы разобрались уже с арендой, а то ведь, если вдуматься, чуть ли не треть денег, которые вы оставляете в ресторане, прилежно отправляется в карманы людей, которые не имеют никакого отношения к заведениям. 

В Париже все бегают в булочную за свежим багетом. Это прямо-таки всеобщая влажная мечта: спуститься в «буланжери» за хлебом и идти по набережной Сены, чтобы тот красиво торчал из крафтового пакета. Но это ж не просто так, а потому что всегда рядом с жильем есть булочная с пекарней. Багет же в Париже появился потому, что существует куча этих пекарен, и все за ними бегают. А я бы так за караваем бегал, и за бубликами, и за рогаликами — кстати, куда они делись? Почему та самая карельская и татарская выпечка, выставленная в «Азбуке», «Бахетле» и прочих супермаркетах премиум-класса, столько стоит? Рынок, говорите? Но если это рынок, и растущий, то должна быть конкуренция и цены должны падать, а они только растут. Не пора ли, Владимир Владимирович, разобраться? И когда строятся новые кварталы, не следует ли предусматривать в них места для кафе, ресторанов, столовых и пекарен? 

Другое дело, что вопрос ставится Путиным совершенно иначе. А именно — как сделать так, чтобы национальные формы фастфуда вытеснили зарубежные. Их пока немного, и конкурировать с заокеанскими они не могут — факт непреложный. Надо еще понимать, что Путин смотрит на любую ситуацию с самого-самого верха — не как мы с вами. Однако вопрос, как принято говорить в чиновничьей среде, стоит, и решать его надо в кратчайшие сроки с максимальной эффективностью. Ну и какие в Российской Федерации возможны эффективность со сроками? Да никакие. А «Макдоналдс»… Скорее всего, они поставят осетинские пироги в меню, проведут рекламную кампанию: продают же они в своей индийской сети карри, а в Таиланде — том-ям. Тут как раз нет проблемы. 

Котик «Афиши Daily» присылает ровно одну хорошую новость в день. Его всегда можно прогнать и отписаться.
Ошибка в тексте
Отправить