перейти на мобильную версию сайта
да
нет

Дело табак

Дорогая, я больше не курю: как сказывается закон о табаке на посетителях баров

Еда

С 1 июня вступает в силу запрет на курение в ресторанах. «Город» встретился с Дмитрием Левицким, владельцем баров «Дорогая, я перезвоню…», где запретили курить уже 31 марта, и узнал, как реагируют подвыпившие посетители на эту санкцию.

    • Зачем вы это сделали? Ведь в течение последних месяцев все прямо стонали: как можно не курить в местах, где все бухают!
    • Ну во-первых, это моя гражданская позиция. Я действительно считаю, что курить в общественных местах — это отголоски каменного века.
    • Вы сами-то курите?
    • Нет, не курю. Но курил долго достаточно, так что понимаю прекрасно, как думают курящие. Никто ведь не бросил ходить в кино, потому что нельзя там закурить во время сеанса, да? Мы же все понимаем, что это вопрос привычки. По-моему, это достаточно нелепо, когда мы все тут некурящие люди, а ты считаешь нормальным взять и задымить. Причем в закрытом помещении. Мы, пять человек, не курим, а ты берешь и закуриваешь — как это? Нонсенс, на самом деле. И еще я в принципе против курения как такового. И считаю, что с ним надо бороться жестче, а не фейковыми методами, которые использует наше правительство. Не курить — так не курить! Я не хочу, например, чтобы мои дети курили.
    • Думаю, мало кто хочет, чтобы его дети курили.
    • И мысль, что надо делать курение максимально неудобным — это логичная мысль. Именно в этом направлении и надо работать. Второй момент: у меня очень много друзей на Украине, где в ресторанах прекратили дымить полтора года назад. И сейчас, кроме криков радости по этому поводу, я от них не слышу ничего. От всех причем: и от курящих, и от некурящих. По прошествии полутора лет все понимают, что это во благо. Я думаю, что мы тоже поорем-поорем, а потом это станет таким же привычным делом, как некурение в любом общественном пространстве.

Фотография: www.facebook.com/pages/Дорогая-я-перезвоню-

    • И все равно, зачем решили так прям с плеча рубануть?
    • Мы сначала попробовали чуть-чуть запретить, фрагментарно. Устроили некурящие ланчи: в «Дорогой» на «Павелецкой», там помещение такое, что его никак не разделишь на зоны, невозможно. И опять-таки ничего, кроме добрых слов, от гостей не услышали. Потом устроили некурящую пятничную вечеринку в «Дорогой» на «Китай-городе». Так получилось, что на пятницу пришлось сразу два банкета, на оба пришло некоторое количество беременных женщин — а так как банкетов оказалось сразу два, ни в какой отдельный зал они не помещались. Мы подумали пять минут и объявили некурящую вечеринку. И ничего такого смертельного не произошло, никто не умер.
    • Хорошо, но вы вообще спрашиваете людей, насколько им это обстоятельство нравится?
    • Люди спокойно выходят покурить на улицу. Если бы им прямо поперек горла это встало, они бы ушли в другое место. Многие подходили и говорили спасибо, что можно прийти, потусоваться, побухать, повеселиться и при этом не вдыхать дым, которым любой бар, конечно, заполняется под завязку, какую вентиляцию ты в него не ставь.
    • Почему вы решили не дожидаться 1 июня?
    • Конечно, это в чистом виде маркетинг, чего скрывать. И мы на это рассчитывали, с начала зимы ждали, когда станет потеплее, чтобы люди могли спокойно выходить. Но как только мы об этом объявили, сразу же наступила херовая погода, а отступать было некуда. Кстати, с Сашей Каном я говорил недавно, так он тоже прекратил курение в «Тайм-ауте» — и тоже без каких-то фатальных последствий. А вообще же это отчасти проверка лояльности твоих гостей, насколько они заинтересованы именно в твоем заведении. «Пойдем сюда!» — «Ах, здесь не курят, не пойдем!» — если такая ситуация, значит, ты недорабатываешь. Наши гости, в общем, готовы пожертвовать каким-то крошечным процентом своего удобства ради того, чтобы оставаться нашими гостями. 
    • Но кто-то ушел от вас?
    • Вполне вероятно, что ушли. Но совершенно точно, что пришли и новые, потому что никакого оттока по выручке мы не ощутили. Есть, конечно, какая-то погрешность от пятницы к пятнице, когда подводятся итоги, чуть больше или чуть меньше, — ну вот мы за ее пределы не вышли.
    • Кстати, раз уж коснулись этого, как вы добиваетесь лояльности?
    • Ну, есть две вещи, которые должны понимать в любом заведении, расположенном не на первой линии. На первой линии — там немного по-другому все устроено, мимо ходят случайные люди, некоторая часть их так или иначе к тебе зайдет и деньги оставит. Наши бары, и вообще любые бары, любые рестораны, расположенные слегка не на ходу, работают по-другому, и лояльность гостей для нас — это главное условие. Так вот, две вещи. Первая, как ни скучно, это стандарты. Стандарты еды, напитков, музыки, всего, что происходит. Не должно быть такого, что ты приходишь, а твой любимый бургер не такой, коктейль не такой, сервис не такой, и какой-то чувак вдруг играет электронную, допустим, музыку совершенно не того формата. Почему люди ломятся в «Макдоналдс»? Потому что одинаково. И вот это фундамент лояльности, остальное на нем выстраивается. А вторая вещь — то, что мы называем гостеприимством, и это совсем не качество сервиса, хотя многие путают. Сервис — это набор обязательных процедур, тебе должны сказать здравствуйте, должны спросить, понравилось или нет, должны поменять пепельницу после второго окурка и так далее. Это важно и правильно, но это сервис. А гостеприимство — это когда тебе рады. Конечно, проще сказать, чем сделать, но атмосфера любого заведения держится только на этом.
    • Гостеприимству вообще можно научить?
    • Можно, конечно. Как ребенка учат вежливости? На собственном примере: говоришь «спасибо» и «пожалуйста», и он тоже будет. То же самое и здесь. Раз это нормально для меня, то нормально для моих сотрудников — заведение должно быть гостеприимным сверху донизу, иначе это не работает. 
    • Но не противоречит ли запрет на курение вот этой самой атмосфере гостеприимства? Зимой что будет? Например, в «Дорогой» на «Маяковской» очень маленький гардероб. То есть ты сначала с трудом раздеваешься, чтобы войти, затем с трудом одеваешься, чтобы выйти покурить, и так далее. Как здесь быть?
    • А почему вы считаете, что я должен об этом заботиться? Это продолжение все той же истории, что я должен думать о том, где ты, бедненький, будешь курить. Ну почему? У меня есть заведение, я придумываю для тебя тысячу вещей, от жареной картошки до бумаги в туалете, — ну ты уж сам реши этот вопрос, где отравиться.
    • Ну можно же сделать какие-то нормальные комнаты для курения, навесы на улице.
    • Слушайте, но ни в каком законе нет же нигде никаких требований о таких комнатах. Ну не покуришь ты какое-то время, что ж такого!
    • То есть это как с парковками? Когда Ликсутов говорит, что их сделали платными не для того, чтобы денег снять, а чтобы люди меньше на машинах ездили.
    • Ну да, такая же история. Чем труднее выйти покурить, тем меньше ты будешь курить. Этому и предлагаю радоваться. 
Котик «Афиши Daily» присылает ровно одну хорошую новость в день. Его всегда можно прогнать и отписаться.
Ошибка в тексте
Отправить