перейти на мобильную версию сайта
да
нет

Лучшие парки Москвы

Последний рабочий день Ольги Захаровой в парке Горького: как это было

Перемены
Фотография: Елена Глазунова

30 сентября из парка Горького уволили директора Ольгу Захарову. Теперь объединенным парком Горького и «Музеоном» руководит директор последнего Елена Тюняева. «Афиша» побывала в последний рабочий день в парке и поговорила с сотрудниками о произошедших переменах.

Последний день работы Ольги Захаровой в парке Горького совпал с закрытием летнего сезона. Все хмурое утро на территории главного парка Москвы царит суета: арендаторы разбирают киоски, рабочие закрывают велопрокаты и убирают весь летний инвентарь на дальние полки. На пятки задержавшемуся лету наступает холодная осень, а значит, больше никаких роликов, мороженого, вечеринок в La Boule, свиданий в лодках посреди Голицынского пруда — впереди только каток, который, как обычно, собираются открыть в середине ноября. Обещали, что в этом году его оформят в духе песни «Imagine» Джона Леннона, но как именно — не объясняется, да и вообще, случится ли это, уже непонятно — вслед за Ольгой Захаровой уходит и автор этой концепции Дарья Беглова.   

Большая часть людей за прилавками в парке Горького и Нескучном саду не в курсе кадровых перестановок. В то время как в фейсбуке имя Захаровой упоминается в каждом втором посте, по «Шардаму» бегают только что научившиеся ходить дети, в палатке Glowsubs сооружают очередной бутерброд, сотрудники парка тащат велосипеды из проката на склад, а пожилая пара кормит с рук толстую белку. Одним словом, в парке кипит жизнь, и даже как-то неловко слышать от продавцов вопрос «А кто такая Ольга Захарова?». Для всех них директор парка — невидимый начальник лавочек и аккуратно подстриженных газонов, приличных закусочных и приятной музыки из колонок, громких фестивалей и табличек «Спасибо, что не обижаете уточек». 

Совсем другая атмосфера царит в здании администрации парка. Кто-то буднично занимается своими привычными делами, а кто-то пакует вещи. «Мы сегодня сидели с Олей за компьютером и смотрели презентацию, в кабинет зашли несколько мужчин, которые попросили Олю ознакомиться с приказом о ее увольнении. Оля спросила, может ли она это сделать чуть позже, когда освободится, но мужчины потребовали сделать это сию же минуту. Оказалось — это сотрудники отдела кадров Департамента культуры», — рассказывает Дарья Беглова, для которой этот рабочий день тоже последний. 

«Я буквально напросилась работать в парк, — вспоминает она. — Мой первый рабочий день пришелся на 1 сентября 2011 года, тогда я пришла на позицию PR-директора. В этот день Сергей Александрович уходил работать в Департамент культуры и здесь стоял дым коромыслом: все бегали, суетились. Приходилось разбираться со всем на месте: у парка не было сайта, всю информацию можно было получить только из фейсбука, у нас были древние компьютеры и даже мебели не хватало. Я помню, как мы сидели на полу, в кабинетике без окон. Арт-директор Миша Ганнушкин нашел себе где-то маленький стол, а я решила, что хватит — поехала в IKEA и купила собственный стол, который сегодня и увезу с собой». Официально Беглова числилась креативным директором, то есть придумывала всю жизнь помимо аллей, лавочек и растений: концерты и фестивали, вывески, дизайн, каток — ее рук дело. Первое время ее отношения с Захаровой складывались непросто: Беглова говорит, что начальник она требовательный.

Основательница «Зеленой школы» Ксения Будина, которая присоединилась к команде в 2012 году, говорит примерно о таком же первом впечатлении: «Когда я впервые оказалась у Ольги в кабинете, то поняла, что большего ужаса я в жизни не испытывала. Я никогда в жизни не сталкивалась с человеком, который так тщательно выяснял каждую деталь. Ольга выясняла все — вплоть до того, чем мы кормим кроликов и что за семена нам привезли. При этом каждая встреча с ней приводила меня в такой тонус, который позволял работать на 100% и совершать все новые подвиги».

О любви к деталям говорит и один из старейших сотрудников парка — художник Василий Прокофьевич: «Уход Ольги для меня трагедия. Я видел в руководстве парка многих людей, но ни при одном не было таких видимых изменений. Видите, между плиточек ограды свинец? Это потому, что Захарова так потребовала и лично следила, чтобы все было по правилам. Больше здесь таких людей не будет, мне обидно, что творится несправедливость».

Дарья Беглова вспоминает историю, как этим летом во время солнечного затмения в парк привезли слишком мало телескопов для наблюдения за природным явлением, а людей пришло десятки тысяч — не рассчитали. Захарова сначала устроила скандал сотрудникам, а потом отняла у рабочих маски для сварки, которые и предлагала всем желающим. Точно так же она лично держала зонтик над оркестрантами проекта «Симфоническое кино», игравшими в страшный ливень.

PR-менеджер Дарья Севастьянова, которая пришла работать в парк сразу после университета, говорит, что парк Горького и Ольга Захарова помогают реализовать себя: «В прошлом году у меня был свой фуд-проект. При поддержке коллег мы с друзьями все лето продавали в киоске здоровую еду. Здесь ты видишь, как воплощаются идеи».

Дизайнер парка Горького Митя говорит о том, что часть команды — и он сам — собирается уйти вслед за Захаровой. «Невозможно нормально работать и планировать что-то, когда знаешь, что новое руководство может от этого отказаться. Думаю, пострадать могут и каток, и зимняя программа. Нет, «Музеон» очень красиво выглядит, и как музей он один из самых красивых в Москве, хотя мне и не нравятся некоторые их решения — например, зачем они отмыли памятник Дзержинскому? Но не надо валить все в одну кучу. Все, что сейчас происходит, похоже на присоединение планеты к спутнику». Митя согласен с теми, кто думает, что правительству Москвы нужно просто более управляемое руководство — кто-то не такой, как Захарова.

Его коллега Даниил пока сомневается, уходить или нет. Он рассказывает, что Ольга контролировала весь процесс их работы, что было непросто. «Бывает, мы показываем какой-то макет, а Ольга Викторовна предлагает такую идею, которая даже близко нам в голову не пришла».

«Я помню, как я выдвинула свой первый проект — фотопрогулки. Я писала письмо глубокой ночью, очень волновалась, с утра я получила ответ: «Молодец». С тех пор каждое «Молодец» было своеобразной звездочкой на погонах», — рассказывает менеджер образовательной программы Мария Букреева. Она пришла в парк из журналистики и говорит, что Ольга всегда верила в свою команду: «Когда у меня был первый день рождения в парке, Ольга Викторовна во время тоста сказала мне, что я могу гораздо больше. С тех пор я поняла, что пора перестать себя прятать. Так было со всеми. Она поддерживала все начинания». Мария считает, что главная задача всей команды сейчас — сохранить то, что уже сделано, и продолжать ее дело.  

В Музее парка Горького, который открыли только в июне, настроения не самые оптимистичные. Администратор парка Варя, которая встречает посетителей на входе, больше всего расстраивается из-за ухода своей начальницы — руководителя музейно-выставочного подразделения парка парка Ирины Калетинкиной, которая уволилась вслед за Захаровой. «Я слышала, что Ольга хороший управленец, но Иру знала лично. Утром в музей пришли люди с описью — как всегда и бывает, когда руководитель уходит, — и я узнала, что Ира увольняется. До этого я работала в МГБЦ и в библиотеке Достоевского, откуда пришлось уйти, когда уволился Борис Куприянов. Очевидно, новую работу нужно искать уже вообще не в этой сфере».

Сама Ирина Калетинкина знакома с Захаровой еще по совместной работе на «Дожде», где Ирина работала юристом. Затем она перешла работать в парк Горького, а весной Ольга предложила ей возглавить создаваемый музей парка. Во время разговора в музей заходят рабочие — они нашли в земле старинную скляночку примерно 1920-х годов и приносят Варе новый артефакт для экспозиции. Такое здесь происходит нередко. Помимо таких находок, в музее можно прочитать про репрессированную Сталиным Бетти Глан — одного из первых директоров: благодаря ей парк стал образцом для парков культуры и отдыха по всему Советскому Союзу. Неудивительно, что Ольгу Захарову часто с ней сравнивают — она вторая женщина-директор после нее.

Калетинкина рассказывает, что Захарова — человек легкий на подъем: «Ее очень хорошо характеризует история с лонгбордом. Один из посетителей снял видео про то, как здорово кататься по парку на лонгборде. Ольга увидела его на фейсбуке и решила организовывать флешмоб: сагитировала человек 30 из дирекции взять лонгборды и самокаты, прокатиться по парку и снять про это ролик».

В конце своего последнего рабочего дня Ольга Захарова собирает всех сотрудников на совещание, где благодарит каждого. В это время в «Музеоне» тоже совещание, поэтому пока сотрудники говорить отказываются. Здесь чувства у всех смешанные, но в целом все довольны. Правда, ни команда парка Горького, ни «Музеона» не знают, что их ждет дальше: будут ли они теперь работать вместе либо каждый по-прежнему будет отвечать за свою территорию — пока неизвестно. Будущее парка Горького остается в подвешенном состоянии, однако Захарова оптимистично просит не волноваться: «Я четыре с половиной года выращивала эту команду, поэтому они профессионалы широкого профиля, я в них уверена и ими горжусь, поэтому с ними все будет очень хорошо. Действительно, есть люди, которые написали заявления по собственному желанию. Их четверо. Я успела многое. Я успела создать линию, по которой нужно двигаться, задала планку, к которой нужно стремиться и которую я должна была преодолеть. Каток я хотела открыть 13 ноября — как и всегда, первыми. Я не думаю, что что-то должно измениться. Все будет хорошо. Почему все время думают, что что-то должно быть плохо? Зачем тогда мы все работаем? Я никогда не мечтала ничего не делать. Это самое страшное. Я, наоборот, хочу и буду работать».  

Котик «Афиши Daily» присылает ровно одну хорошую новость в день. Его всегда можно прогнать и отписаться.
Ошибка в тексте
Отправить