перейти на мобильную версию сайта
да
нет

Благотворительность

Митя Алешковский о московских волонтерах и сотрудничестве с государством

Перемены

«Город» продолжает разговаривать с людьми, которые делают жизнь вокруг нас лучше. В этом выпуске — фотограф Митя Алешковский, оставивший работу в ИТАР-ТАСС ради проекта «Нужна помощь», координации волонтеров в Крымске и на Амуре, а также других общественных дел

      • Любой, даже самый страшный инфоповод интересует людей максимум пару недель. И тем более всем быстро надоедают крики о помощи по одному и тому же поводу. Что с этим делать?

      • Вообще кричать не надо. Медийный терроризм — бесконечные посты в фейсбук и мольбы о помощи, — это инструмент, который нужен в редких случаях, как Крымск или Амур. Или как когда нам написали из Фонда помощи детям, больным мукополисахаридозом: «В понедельник заканчивается лекарство, которое нам должно было купить государство. Без лекарства дети начнут медленно умирать, и через некоторое время вылечить их будет нельзя». Вот тут приходится орать. Но вообще-то таких ситуаций нужно избегать. Поэтому мы ищем какие-то возможности развивать благотворительность системно.
      • Каким образом?
      • Например, недавно к нам обратилась Почта России со словами, что они хотят помочь пострадавшим на Амуре. Мы им говорим: «Парни, вы уже несколько опоздали». Они говорят: «Но нам нужно поднять наш авторитет, мы хотим устроить благотворительный автопробег». «Ребята, какой к черту автопробег? — говорю я. — Вы Почта России, у вас представительства в 83 регионах страны! Вы бы могли хоть марку выпустить благотворительную. И миллионы, которые вы заработаете на этой маленькой штучке, вы можете пустить на развитие благотворительности». Они страшно загорелись, надеюсь, будем с ними работать. Нужна постоянная инфраструктура для оказания помощи. Если бы, к примеру, в больших корпорациях были прописаны механизмы постоянной поддержки благотворительных инициатив, то такой зависимости от инфоповода бы не было.
      • Вы уже второй раз собираете деньги на помощь людям, пострадавшим в экстремальной ситуации. Сделали для себя какие-то выводы?
      • Я очень четко понял, что людям важен результат. Вначале нам все время говорили: «Вы просто пиаритесь». Как только мы повесили на сайте помощи пострадавшим на Амуре карту, где было обозначено: такого-то числа сюда было доставлено столько-то литров воды, — в этот же момент все претензии остановились. Есть огромное количество людей, которые убеждены, что все, кто находится в публичной сфере, занимаются самопиаром. Зато когда я прихожу к бизнесменам или муниципальным властям и говорю: « Я — Митя Алешковский», мне отвечают: «А, да, мы про вас слышали, мы вам поможем».
Алешковский работает в фонде «Мозика счастья», где помогают ВИЧ-положительным детям, консультируют благотворительные организации и вообще учат относиться к добрым делам как к обычному каждодневному занятию

Алешковский работает в фонде «Мозика счастья», где помогают ВИЧ-положительным детям, консультируют благотворительные организации и вообще учат относиться к добрым делам как к обычному каждодневному занятию

Фотография: Юрий Чичков

          • Прошел примерно год с тех пор, как вы организовали проект «Нужна помощь». Судя по сайту, там никакой активности — почему так?

        • Летом у нас были проверки — прокурорская, налоговая. В нас искали иностранного агента, и на нас мощно наехал такой человек по имени Герман Пятов, президент благотворительного фонда «Мурзик.ру», прости Господи. Он накатал на нас донос депутату Ярославу Милову, и тот, в свою очередь, подал депутатский запрос. Если посмотреть на колонки этого Пятова в «Аргументах и фактах» или в «Комсомольской правде», то становится понятно: это человек, который все свободное время занимается исключительно тем, что поливает говном всех вокруг. Но две недели назад мы получили бумажное подтверждение, что у нас все хорошо. Так что сейчас наконец продолжим нормальную работу.

          • Некоторые проблемы может решить только государство, а не волонтеры, не журналисты и не фонды. Например, поставить пандусы для инвалидов.

          • Мы не надеемся на государство. В чем-то оно нам помогает, в чем-то мешает — например, законом о волонтерах. Но государство — это огромный организм, в котором есть разные полюсы. Кто-то — за, другие — против, третьим — пофигу. Но суть в том, что государство делает то, что интересно обществу. Путин — президент, потому что большинство россиян довольны своими пускай маленькими, но зато стабильными зарплатами. Они боятся, что будет хуже. Расшевелить нужно не государство, а общество.

          • Если волонтеры Крымска работают лучше МЧС, а «Лиза Алерт» — лучше полиции, не начинает ли государство рассчитывать, что пускай затопило пол-России, люди как-нибудь сами разберутся?

          • Везде по-разному. Волонтер Коля Левшиц, чьим именем в Крымске должна быть как минимум названа улица, летал на годовщину наводнения и хотел встретиться с губернатором — его не пустили. Это один пример. А в Амурской области мы были окутаны любовью и вниманием властей, и они в нас не видели ни врагов, ни конкурентов. А вся разница в том, что в Крымске власти облажались и пытались это скрыть, а на Амуре их вины не было, и они отлично работали.

          • Среди активистов два противоположных взгляда на вопрос сотрудничества с властями и провластными СМИ: некоторые считают, что связываться с ними ни в коем случае нельзя, все переврут и перемонтируют. А вторые говорят, что хоть на Первый канал — лишь бы люди услышали. Вы на чьей стороне?

          • Когда мы начинали проект «Нужна помощь», мы для себя жестко определили, что не будем работать с политическими структурами. Но потом я понял: это была ошибка, нужно работать с Первым каналом, «Единой Россией» и Lifenews. Как-то мне Нюта Федермеccер, президент фонда «Вера», сказала: «Если «Аль-Каида» сейчас принесет мне денег на хоспис и ничего не потребует взамен, я эти деньги возьму». Так вот, если Владимир Путин даст мне деньги на строительство больницы — я их возьму. Если Навальный мне даст деньги на строительство больницы — я их тоже возьму. Проблема в том, что как только ты идешь на Первый, в фейсбуке поднимается крик: «Почему ты идешь к этим мразям?». Как только ты начинаешь взаимодействовать с оппозиционерами, чиновники отказываются тебе помогать. Все они при этом действуют в своих интересах, и действуют одинаково. А я действую в интересах других людей.

            Больницу в поселке Итомля в Тверской области, единственную на 112 деревень, должны были закрывать по так называемой модернизации. Ближайшая находится в 40 километрах в Ржеве, куда ходит один автобус по пятницам. Любой оппозиционер бы в этом случае пришел и начал кричать «Чертова модернизация! Путин! Медведев! Пошли все к черту!» Мы же обратились к Рошалю, он пошел в Общероссийский народный фонд, звонил министрам, в итоге больницу спасли.

            Я четко для себя решил, что политический путь нас никуда не приведет. У меня есть политическая позиция, она явно выражена. И как гражданин я хожу на Болотную площадь и голосую за Навального. Но нужно научиться через свои политические взгляды переступить. Поверьте, мне неприятно идти в полицию и о чем-то их просить, потому что я отчетливо понимаю, что сейчас полицейские мне помогают, а завтра они могут бутылку от шампанского засунуть кому-то в задницу. Но пускай они хотя бы сейчас кому-то помогут. Это сложно: в итоге тебя обвиняют то одни, то другие. Но пошли все к черту! Когда вы меня обвиняете, вы ничем не отличаетесь от тех троллей, которые говорят, что я пиарюсь.

          • Иногда, если граждане берут на себя функции государства, это приводит к сомнительным последствиям. Например, довольно спорный вид гражданской активности — молодые националисты собираются группами и выдворяют нелегальных мигрантов из занятых ими домов.

          • Ни один закон не запрещает нам приехать и привезти людям воду. Но все законы запрещают нам идти и проверять чужие паспорта. Этим волонтеры отличаются от тех упырей. Посмотрите на статистику ГУВД Москвы: преступления, совершенные мигрантами, составляют 4,5 процентов по Москве. Напряжение в обществе, которое мы наблюдаем, раздуто искусственно. И самое страшное, что все политики призывают решать следствие, а не причину. Причина не в том, что мигранты плохие, а в том, что менты и УФМС берут взятки и пускают сюда нелегальных мигрантов. И меня жутко раздражает эта история в СМИ. Мы читаем «Три дагестанца повздорили с женщиной» — но никто не напишет, если три тверитянина поссорились с женщиной. При этом драки в Твери происходят не реже, чем драки в Махачкале. На самом деле, все это планомерное проведение политики «разделяй и властвуй». Пока людей больше заботят вопросы ЛГБТ и мигрантов — их не заботит то, что у нас нет дорог, проблемы ЖКХ, заградительные пошлины на ввоз автомобилей и ужасающие больницы.

Котик «Афиши Daily» присылает ровно одну хорошую новость в день. Его всегда можно прогнать и отписаться.

Подпишитесь на Daily
Каждую неделю мы высылаем «Пророка по выходным»:
главные кинопремьеры, выставки и концерты. Коротко, весело и по делу.