перейти на мобильную версию сайта
да
нет

Новая Териберка

«Краб друг друга поедает»: что говорят люди из северного поселка

Перемены
Фотография: Bellona Foundation / flickr.com

Участники экспедиции в Териберку из проекта «Большая земля» продолжают осмыслять то, что они увидели и услышали в поездке. В этом выпуске блога «Новая Териберка» — реплики местных жителей и людей, которые работают в поселке из фильма «Левиафан».

Борис Акимов Борис Акимов основатель фермерского кооператива Lavkalavka и проекта «Большая земля»
«Самое главное, что произошло в этой поездке и что вселяет особый оптимизм, — то, какими оказались люди, которых мы встретили в Териберке. Несмотря на все сложности здесь, они творят, действуют и добиваются успехов. Те люди, о которых мы хотим рассказать, — ключевые точки роста, благодаря которым Териберка может стать новым местом для жизни. Для нас главным было — найти таких людей, а в будущем — продолжать находить их и дальше, объединяя в некое деятельных сообщество, помогая им воплощать их проекты, находя дополнительные — информационные, материальные или другие — ресурсы для развития поселка».

Татьяна Трубилина 

Глава поселка Териберка

Фотография: Лизавета Селеда

«Я в молодости, когда была в декретном отпуске, подрабатывала метеонаблюдениями — измеряла уровень воды по флагштоку, было интересно. А вообще, я 33 года проработала в образовательной сфере. Начинала учителем, потом была директором школы, а год назад меня выбрали главой совета депутатов муниципального образования».

Александр Гафуров

Директор компании «Арктик-тур», которая строит в Териберке экоотель и ресторан

Фотография: Лизавета Селеда

«Я родился в Заполярном, сейчас живу в Мурманске. А от Мурманска до Териберки — 120 километров. Мы работаем здесь с прошлого января с плотниками из Алакуртти, это село на юго-западе Мурманской области. Открытия комплекса ждем в этом сезоне: у нас гостевые домики с потрясающим видом на море, который, конечно, сильно бы украсил гипсовый скелет из «Левиафана», но его выкупил какой-то бизнесмен и увез в Москву. Мы сейчас наняли человека, который пробивает тропу в скалах, чтобы спускаться на пляж, куда приплывают моржи, организуем занятия по скалолазанию в естественных условиях, рыбалку — морскую и озерную. И конечно, круглый год будет работать ресторан с блюдами из местных морепродуктов, которых тут полно: треска, зубатка, морские ежи, огромные северные мидии, морская капуста, водоросли фукус — что угодно». 

Татьяна Заборщикова

Хозяйка пекарни и магазинов

Фотография: Лизавета Селеда

«Я родилась в Териберке и здесь же у меня пекарня, продуктовый и хозяйственный магазин. Но в фильме Звягинцева их не показывали — специально открывали старый, заброшенный магазин в Старой Териберке, потому что посчитали, что он живописнее смотрится. Мы выпекаем пшеничный хлеб высшего сорта, батон нарезной, плюшку московскую. Муку завозим из Мурманска. Делаем все по ГОСТам, но есть идея готовить хлеб с выжимкой из ягеля — его рецептуру разработали в техникуме потребкооперации. Большого спроса на него здесь нет, а печь понемножку для нашего цеха убыточно. Мы и так делаем социальный хлеб, который продаем себе в убыток. Сейчас, когда в Териберку часто приезжают гости, можно было бы увеличить производство хлеба с ягелем, но рассчитать требуемое количество невозможно: непонятно, когда будет много людей, а когда нет».

Игорь Сагитов

Звукрежиссер Дома культуры

Фотография: Лизавета Селеда

«Молодежь в поселке у нас есть, но в основном живет в городе и приезжает сюда по праздникам. У нас репетирует поморский хор — в нем участвует моя мама — и выступает детский ансамбль «Поморочка». А я занимаюсь в том числе техническим обеспечением концертов. Мы проводили тут дискотеки, но сейчас взяли паузу. Зал в плохом состоянии: стены обшиты гипсокартоном, хотя мы просили обшить их пластиковыми панелями, и, чтобы избежать дальнейших разрушений, дискотеки пока не проводим. Голубой оттенок стен — совсем не то, что нужно. Должно быть темно. На Новый год сюда пришли около 120 человек, заняты были оба зала, и все в итоге хорошо отдохнули. У нас есть две новые киловаттные колонки, деньги на них выделялись администрацией. Этого, конечно, мало». 

Надежда Коник 

Замдиректора териберкской фермы

Фотография: Лизавета Селеда

«Летом мы коров выгуливаем. Раньше здесь совсем не было машин, и мы выгоняли коров на целый день. Они свободно гуляли по Териберке и, как наедятся травы, сами шли обратно на ферму. Работала и летняя ферма, куда коров вывозили пастись на три месяца: там же и доили, на тракторе молоко возили. А теперь тут ездит много машин, много приезжих, строится дорога, поэтому мы животных только на поле выпускаем или вокруг фермы».

Отец Сергий Чериченко

Священник

Фотография: Лизавета Селеда

«Спустили дайвера под воду, а там в семь этажей крабов поедают друг друга. Съедены все водоросли и растения. Чистить дно и вылавливать краба не разрешают. Все местные жители оштрафованы. Конечно, если местным разрешат, если их организуют как-то в одну корпорацию — будет чистое море. А пока этот краб друг друга поедает. Это уже настолько стало проблемой, что священник об этом говорит!»

Людмила Бородкина

Смотритель метеостанции

Фотография: Лизавета Селеда

«Я работаю здесь уже почти 50 лет, начинала в старом здании, которое сейчас законсервировано. Оно побольше, потому что аппаратура была громоздкая. У нас, например, стоит антикварный ртутный барометр, до сих пор работает. Сейчас все данные стекаются в компьютер, и мы передаем их в Мурманское государственное гидрометеоуправление. Уникальность нашей станции в том, что мы берем пробы воздуха. Их отправляем в геофизическую государственную обсерваторию в Санкт-Петербурге. Там проверяют содержание в воздухе углекислого газа — их получают с четырех метеостанций, которые делают такие пробы. Кроме нас такие станции есть на Гавайях, в Канаде и еще где-то. Мне сказали, что у нас воздух самый лучший: содержание углекислого газа меньше, чем в других районах измерений. Все, что необходимо, у нас есть, управление обеспечивает. Нужны были хорошие окна — вставили, крышу новую сделали. Единственное, при плохой погоде сменщица может задержаться. Дорога сюда не проложена, и чтобы добраться пешком, иногда приходится ждать хорошей. И за водой надо ходить на водокачку с ведерком, минут десять, а если зимой ее заметает, то мы приносим воду с собой из дома. Зарплаты у нас небольшие, хотя задержек не было даже в 90-е. На 2015 год планировалось повышение, но Госдума отвергла. Средняя зарплата — 12–15 тысяч».

Радик Сафин

Бизнесмен, председатель Мурманского отделения «Опоры России»

Фотография: Лизавета Селеда

«По первому высшему образованию я инженер-судоводитель. Окончил магистратуру в Санкт-Петербурге, прошел обучение про программе MBA. Мы познакомились с Борисом Акимовым в «Опоре» в Москве и начали общаться. Я очень заинтересован в Териберке: с 2012 года мы пытались развить здесь маломерный флот. Людям надо разрешить легально ловить рыбу и продавать, чтобы кормить свои семьи. Мы написали письмо министру сельского хозяйства. Но пока не найдем человека, способного это продвинуть, ничего не получится. Сейчас нас уже услышали в администрации Мурманской области; на уровне Москвы, федералов тоже постепенно что-то получается. Но Росрыболовство занимается только рыбалкой, а судами занимается Минтранс, в котором вообще не понимают, что такое рыболовецкие суда: для них это совершенно новая категория. Раньше все это решалось в комплексе — тогда было Министерство рыбного хозяйства. А после разделения протолкнуть закон некому, никому не интересен маломерный флот, всех интересуют большие суда, где другой порядок цифр и масштаб экономики. Мы же говорим об этом не как о бизнесе, а как об образе жизни, чтобы местным можно было достойно существовать. Необходим закон о «Традиционном рыболовстве маломерным флотом в прибрежных поселениях».

Виктор Турчанинов 

Глава администрации муниципального образования с.п. Териберка

Фотография: Лизавета Селеда

«Я родился в Казахстане, родители переехали на Север. Мой дедушка был комиссаром, делал революцию, воевал в Гражданскую, в Казахстане поднимал целину. Однажды я увидел фотографию старой Териберки и был поражен — на ней есть Федор Турчанинов. Безусловно, это мой родственник, но кем он мне приходится, выяснить не удалось».

Константин Пунинский

Рыбак, капитан судна «Веселый ветер»

Фотография: Лизавета Селеда

«На своем корабле мы вывозим туристов на морскую рыбалку. Охотников порыбачить много! Сейчас треска гонит мойву, которой у нее полные желудки. Это самый сезон, когда она хорошо ловится на удочки, а когда мойвы нет, то хорошо ловится на ярусы — это такой перемет с крючками через полтора метра, которые погружаются примерно на сто метров в воду. Затем точка забивается, рыбаки уходят в сторону и возвращаются через пару часов, чтобы попавшуюся рыбу не успел съесть краб. Краб пожирает все: и моллюсков, и ламинарию — настоящий кошмар для экосистемы. Даже медуз. Прячется под хищную актинию, которая приманивает медуз яркими цветочками, и когда медуза подплывает, выскакивает и хватает ее. Актиния остается без еды и в конце концов погибает. Это касается и берега. Улетают птицы, уплывают тюлени. Поэтому рыбаки говорят: «Увидел самку краба — убей!» А ловить его нельзя! Монополистам, которые держат высокие цены на краба, невыгодно развивать лов здесь. Тогда ведь затраты вырастут, а цены упадут. Вот и лоббируют соответствующие законы о запрете вылова. Все научные квоты — у компаний, которые учредили силовики-пенсионеры. Хотя мы, конечно, с нашими мощностями не представляем угрозы ни для популяции краба, ни для монополистов. Кроме наших двух кораблей, все остальные уже распилили на металл, держать не выгодно».

Елена Антохина

Администратор московской кайт-школы KiteClass

Фотография: Лизавета Селеда

«Мы проводим здесь кайт-туры. Останавливаемся в общежитии рыбного завода — это самая адекватная гостиница. В Териберке за 6 лет мы уже освоились, сами для себя все организуем. В основном наши ученики из Москвы, есть из Питера, Екатеринбурга, Самары. Мы уже второй год проводим детские соревнования по сноуборду. Детям здесь не хватает увлечений. Мы привозили им сноубордический стафф, учили кататься в свободное время. Здесь уже немало сноубордистов, в соревнованиях участвовали около 10 человек. Все проходило при содействии администрации. Закидывали участников в горку на снегоходах, генератор поставили, музыку включили — очень круто! Мы сами были в шоке, а дети тем более. Конечно, когда мы жили в поселке, дети чаще к нам ходили, а в гостиницу — немного стесняются».

Игорь Башан

Председатель НП «Териберская ассоциация рыбаков»

Фотография: Лизавета Селеда

«У нас большая проблема с квотами. Квоты уже распределены до 2018 года, а у нас нет ни одной. В 2018 году будет следующее распределение — на 10, либо на 25 лет. Мы думаем до этого момента собрать в Конституционный суд подписи со всей деревни. Но дальше, если мы получим квоту, все равно непонятно, как быть: у нас четыре человека, но капитан отвечает по этой квоте так же, как отвечает капитан, у которого сто человек».

Валерий Мельник

Ветврач, работает в местном совхозе «Мурман» и лечит домашних животных в поселке

Фотография: Лизавета Селеда

Валерий рассказывает, что в Мурманской области действуют два крупных оленеводческих хозяйства. В Териберке раньше тоже было крупное поголовье оленей, но сейчас на территории вокруг поселка — а это тысячи гектаров тундры — оленей не разводят. Бывший глава Териберки Александр Савков в ближайшее время планирует организовать крупный совхоз на территории вокруг соседнего поселка Туманный: уже проведены надлежащие работы по выделению земли, подготовлена документация, составлен бизнес-план. Но проект крупный и долгосрочный. Валерий Мельник предлагает своими силами с привлечением небольших инвестиций создать небольшое хозяйство на территории Териберки, чтобы обеспечить рабочие места для местного населения за счет инфраструктуры, которую создаст хозяйство, — это выпас, охрана стада, убой и переработка мяса, реализация.

Екатерина Елисеева

Худрук ансамбля «Джинн» и творческих кружков в Доме культуры

Фотография: Лизавета Селеда

«Началось у нас все с восточного танца. А еще есть кружок прикладного искусства, где мы делаем традиционные поморские поделки из соленого теста. Мы участвуем в разных фестивалях: были в Мурманске, Апатитах, Мормышах. Съемочная группа «Левиафана» питалась тут у нас, прямо в ДК им столы накрывали. Мы вообще с ними тесно были связаны в период съемок. Вдовиченков на память нам автограф оставил — он в библиотеке теперь выставлен».

Ольга Николаева 

Директор Дома культуры Териберки

Фотография: Лизавета Селеда

«Я родилась в Нижегородской губернии, но уже почти 30 лет живу здесь. Попала сюда по распределению после института — надо было отработать три года. У меня когда-то трудилась здесь тетя, открывала музыкальную школу в 70-х годах, руководила хором. Я сама выбрала это место — сказала на распределении: «Только Териберка!» И ни разу не пожалела. Если муж, бывало, жалел иногда, что сюда попал, то я — ни разу! Тут каждый день сплошное счастье! Первые девять лет жила, и был у меня и колодец на улице, и туалет на улице, и все на улице. Была печка, на которую я не могла залезть — не доставала. Но из окна у меня были море и сопки! И чайки орали как бешеные. Мне больше ничего не надо было, все прекрасно устраивало! 30 лет уже езжу по этой тундре и каждый раз: «Вау, какая красота!»

Тизер будущего документального фильма о Териберке, который собираются снимать авторы картины «Атлантида Русского Севера». Пейзажи и музыка, как в «Левиафане», только еще беспросветнее

Борис Акимов: «Сначала я как-то расстроился из этого видео. Но сейчас понял — наоборот, это очень хорошо, что тут есть эффект «нагнетания». Ведь это означает, что даже съемочная группа, которая была с нами, видела совсем иные вещи, нежели мы. Да, Териберка вызывает у огромного количества людей — у большинства — лишь грусть и тоску. И тем сильнее будет эффект от другой Териберки, которую, я надеюсь, нам удастся создать».


Пишите, если хотите принять участие в проекте, на teriberka@bolshayazemlya.ru
Котик «Афиши Daily» присылает ровно одну хорошую новость в день. Его всегда можно прогнать и отписаться.
Ошибка в тексте
Отправить