перейти на мобильную версию сайта
да
нет

15 причин, почему Петербург лучше Москвы Творческие кластеры во дворцах

На культурные пространства в Петербурге инвесторы не тратят миллиарды — их открывают друзья и для друзей. «Афиша» поговорила с создателями и обитателями одного такого пространства, «Четверти», поселившимися в бывшем особняке Юсупова в переулке Пирогова.

архив

Идеологи «Четверти» Никита Некрасов и Роман Кра­сильников познакоми­лись несколько лет назад, когда оказались соседями по офису, совмещенному с псарней

 

Роман Красильников

сооснователь «Четверти»

«Я из Иркутска. Закончил университет, делал разные мероприятия, у меня был свой магазин. На Вознесенском проспекте мы снимали офис — у Никиты там была мастерская. Помещение жесткое — здание в аварийном состоянии, в нем псарня. Наш арендодатель, Ирина Эдуардовна, прониклась к нам. Уже там у нас была мини-концепция: три помещения и большой зал, в котором мы хотели организовывать какие-то выставки».

 

Никита Некрасов

сооснователь «Четверти»

«Ирина Эдуардовна — околотворческая женщина, пытается помочь молодежи. Рома ее как-то сводил в «Тайгу», она не понимала, что такое вообще возможно».

 

Самое большое по­мещение в «Четвер­ти» — зал, в котором проходят выставки, концерты и занятия йогой. Именно из-за нежелания его пере­страивать владельцы семь лет не могли сдать особняк: никто из потенциальных арендаторов не хотел платить за бесполез­ную в хозяйстве площадь

 

Роман Красильников

сооснователь «Четверти»

«Мы ей сказали: «Ирина Эдуардовна, давайте делать что-то получше, поинтереснее». Какие-то люди ей предложили здание на улице Декабристов — квадратное, общая площадь 40 тыс. квадратных метров. Это был 25-й дом, нам было по 25 лет, и у нас была четвертинка здания — поэтому и «Четверть».

 

Андрей Дугин

один из основателей объединения магазинов Whales

«Я приехал из Европы, надо было искать жилье. Друзья сказали, что открывается новое арт-пространство, называется «Четверть», находится в центре, возле Мариинского театра. Там был жилой блок и помещения вроде вегетарианского кафе, парикмахерской, школы танцев… Лепка из глины даже была. Некий кластер: ты там живешь, можешь в любой момент выйти и много разноплановых творческих людей увидеть. До сих пор сильно скучаю по тому месту».

 

 

Роман Красильников

сооснователь «Четверти»

«Мы заселили почти все помещение, а потом ребята, якобы собственники дома, оказались никакими не собственниками. Два месяца потратили на ремонт, открылись, на открытии была выставка: Александр Теребенин — куратор, около 30 художников, в том числе из Нью-Йорка, это освещалось телевидением. Никто не верил, что в 2012 году может быть такое кидалово посреди бела дня».

 

Марина Колбакова

владелец магазина «Мыльная белка»

«Там были проблемы с арендами, субарендами и тем, что здание принадлежало городу. Люди, которые изначально это делали, не хотели, чтобы там было что-то коммерческое. Но потом поняли, что все так или иначе будут заниматься коммерцией, и начали оттуда выселять. Мы еще не успели сделать ремонт и не много теряли. Когда Рома с Никитой стали искать новое здание, мы поняли, что останемся с «Четвертью».

 

Владельцы магазина «Мыльная белка» начинали с интернет-торговли азиатскими марками. Сейчас у них в основ­ном русские дизай­неры, самый геогра­фически отдален­ный — сестра Романа Красильникова, кото­рая живет в Иркутске

 

Никита Некрасов

сооснователь «Четверти»

«Наши арендаторы знали юридический статус здания, но все надеялись на лучшее. На том проекте мы познакомились с Денисом Дегтяревым, владельцем вегетарианского кафе. У него хорошо голова варит во всяких юридических вещах. Мы особо не расстроились. Начали искать новый дом».

 

Роман Красильников

сооснователь «Четверти»

«Съехали с Декабристов в июле, в октябре подписали новый договор. Дом сыграл свою роль. Пришли — и просто вау. Нашли его через риелторское агентство — они семь лет сдавали помещение и не могли сдать. Место не особо проходимое, не на перекрестке, а нам как раз это удобно. Собственник не хотел делить зал — это было одно из условий. А кому нужна площадь почти 450 метров, которую нельзя ни под что использовать? Изначально здесь жили гвардейцы, которые охраняли дворец Юсуповых. Потом был шахматный клуб, Общество немецких ремесленников, в советское время — проектный институт, а в 1990-е — банк. По слухам, два года назад здесь Розенбаум хотел сделать казино, но вышел закон о запрете игорного бизнеса. Когда мы сюда приехали, тут было 250 тонн строительного мусора. Я вызвал скейтеров. Они сразу такие: «О, вот это зал!» Привезли свое оборудование, катались, скользили — очень крутое шоу получилось».

 

 

Никита Некрасов

сооснователь «Четверти»

«Нужно было за полторы-две недели набрать денег, заселить сюда арендаторов. Думали, будет легко, но с предыдущего проекта с нами переехали только пять-семь человек. Многие побоялись».

 

Александр Геринг

завхоз «Четверти»

«Раньше я работал слесарем в Адмиралтейских верфях, занимался установкой оборудования на подводных лодках — остальная информация будет секретной. К предыдущей версии «Четверти» я тоже имел отношение, но никаких должностей никогда там не занимал. Я очень давно знаю одного из организаторов этого действа, Дениса Дегтярева, он предложил мне прийти на должность завхоза. Позавчера травили блох в подвале — я был инициатором, а активные действия провели арендаторы, у которых там хранились вещи. Блохи появились из-за обилия кошачьих».

 

Никита Тужиков

служба доставки цветов в бумаге «Цветков»

«Цветков» существует с сентября. До этого я был бренд-менеджером в телефонной компании, а мой партнер Оля Полякова — пиарщик. Мы были последними, кто решил на Декабристов снимать помещения, но там как раз все сошло на нет. Сейчас у ребят все четко с договором аренды, мы субарендаторы, никаких не может быть недомолвок. Здесь нам даже больше нравится».

 

 

Ксения Райкова

дизайнер

«Здесь недорогая аренда. Мне интересно заниматься дизайном, а не накручивать цену за люстру, красивые ворота и интерьер. Сначала я спрашивала про аренду в «Тайге», но там уже не было свободного места, она в принципе маленькая».

 

Дизайнер Ксюша Райкова занимает одно из самых светлых помещений в «Четверти» и свой магазин планирует превратить в клубную площадку

 

Андрей Дугин

один из основателей объединения магазинов Whales

«Мне понравилось, что они не брали кого попало. Рассказываешь, что ты делаешь, — если проект хороший, они тебя берут. Нехороший — не берут».

 

Михаил Котин

совладелец магазина «541730»

«Я слышал, что в прошлом, на Декабристов, какие-то девушки хотели продавать шубы, но их не пустили».

 

Роман Красильников

сооснователь «Четверти»

«Придет кто-то, скажет: «Хотим свиней убивать и на бензопилах играть». Мы им: «Не круто, чуваки». Здесь никто не должен умереть. Мы любим всех людей, но мы же не на своей корысти: «О-хо-хо, пусть посидит у нас два месяца, помещение отремонтированное будет, туалеты лучше починим». Понятно иногда, что старается человек, думает, делает, но продукт сам у него не очень хорош. Поэтому мы говорим: «Вы не выживете здесь».

 

Никита Некрасов

сооснователь «Четверти»

«Был бар, назывался «Трюм», команда из человек четырех — их первый проект, без какого-то особенного видения. Я только за пару недель до того, как они съехали, узнал, что они хотели сделать такой амстердамский арт-бар, чтобы голые девушки читали Маяковского. Мне кажется, у нас не все это понимают. Это Россия».

 

Роман Красильников

сооснователь «Четверти»

«Они не рассчитали деньги на ремонт, у них было довольно трэшово. Все перессорились, несколько человек вышли из дела, начали пить сами очень много. Были еще ребята с хорошим проектом — магазин одежды, типа ASOS, сняли до фига площадей. Платили несколько месяцев, ничего не делали — абсолютно ничего, а потом съехали. Основная ошибка у тех, кто съехал, — они очень долго делали ремонт, своими силами, в субботу-воскресенье. А по итогам не успевали открыться. Правильно поступили Whales — закончили ремонт за месяц, к ним стали ходить, даже в самые худшие времена у них была прибыль. На первом этаже мастерская по дереву — они делают ремонт уже 8 месяцев. Выплатили около 100 тыс. аренды. Говорим: «Девочки, когда откроетесь?» «Через две недели». Проходит две недели — никаких изменений. У них сессия, госы, дипломы — они взяли наперед помещение, чтобы после окончания университета было чем заниматься. Мы им: «Девочки, поставьте дверь нормально, чтобы этого ужаса не было видно».

 

Елена Юшина

куратор Aperto Gallery

«Я не была в первой «Четверти», поэтому сюда пришла с позитивным настроем. Когда въезжала, не было потолка — огромная дыра. Моя знакомая художница — она из Петербурга, но живет в Америке, приехала сюда с мужем еще зимой, здесь был трэш-трэш. Они сказали, что это Нью-Йорк 10–15 лет назад. Здесь есть эта масонская история — знаки на полу, при этом позитивная энергетика. Мы открывались 4 января и не знали, придет ли кто-то: кто уехал, кто в запое. И первый гость у нас была бабушка не из сферы искусства, просто увидела объявление».

 

Сразу после открытия в январе в галерею Aperto начала захаживать самая разношерстная публика — от хипстеров до пенсионерок

 

Юлия Гвоздиевская

владелица салона красоты «Юг»

«Рома сказал: «Надеюсь, это не салон красоты «Светлана»?» И я поняла, что мы нашли друг друга. Это лофт — этим все сказано.  Я пришла сюда и поняла, что если сейчас за эти арки не зацеплюсь, то опять попаду в тот же примитивный поток. Мы нашли помещение, в которое верим. Я понимала, что это Пирогова, тупик — нет этой проходимости. У меня на Чернышевской был салон, там поток людей — женщины с сумками, для них пятишка подстричься — это просто шок. Понятно, что здесь будут те, кто придет именно к нам. Все, кто заходит в большой зал, видят нас — они поднимаются, спрашивают. Если это наш человек, то он останется. Ценник не заоблачный, не как в элитных салонах. Стрижка женская на короткие волосы — 500–600 рублей. Мальчик только что приходил, у которого велосипедный магазин, девочка из тату-салона — она ходит на ногти. Бармены ходят стричься, потому что они должны быть яркими, а от них уже сарафанка. Я увидела знак в переулке Пирогова — кусочек пирога. Ты попадаешь в систему людей, которые двигаются в творческом направлении».

 

 

Александр Белов

куратор коворкинга для художников «Коморкинг»

«Коморкинг» — такое гибридное пространство, в котором могут существовать комбинации и объединения чего-то. Мы его дискурс-лабораторией называем. Еще у нас есть дизайн-агентство. Это мастерская ситуаций, мы здесь создаем какие-то звуковые штуки, лекции проводим — по фактичности у Хайдеггера».

 

 

Роман Красильников

сооснователь «Четверти»

«У арендаторов и проектов бывает поддержка города, но у нас нет с ним никаких контактов. Город — опасная штука, опаснее инвесторов. Он может диктовать свои условия, а нам бы хотелось делать то, что на душе у нас и на сердце. Мы же не коммерсанты, мы же не ради денег. Проблема России в том, что никто не знает, что делать, — и мы не знаем, ищем, стараемся объединиться. В этом-то и весь смысл».

 

Еще 3 культурных пространства

Taiga Space

«Тайга» открылась 2 года назад в парадном особняке на Дворцовой набережной и выглядит как богемный сквот — но при этом ее занимают вполне успешные предприятия. Архитекторов, дизайнеров, интернет-разработчиков, музыкантов и парикмахеров, обустроивших здесь свои студии с нуля, можно увидеть во дворе «Тайги», который летом становится оживленной клубной площадкой.

 

«Этажи»

Лофт-проект на Лиговском проспекте затевался пять лет назад как выставочное пространство, однако сюда идут скорее ради коворкинга, бара, крыши с эффектным видом, приятного кафе, магазинчиков и разовых мероприятий.

 

«Скороход»

Театральный центр, ­созданный энтузиа­стами в помещении одноименной обувной фабрики. Среди по­печителей — Кирилл Серебреников и Василий Бархатов, в программе — только актуальные постановки, концерты и перформансы.

 

Котик «Афиши Daily» присылает ровно одну хорошую новость в день. Его всегда можно прогнать и отписаться.
Ошибка в тексте
Отправить