перейти на мобильную версию сайта
да
нет

Маршрут: Гутуевский и Канонерский острова

архив

Праздного человека, приехавшего на эти острова с целью поглазеть на заброшенные промышленные постройки и побродить в задумчивости у большой воды, оживленная портовая жизнь не коснется. В порт не так-то легко попасть. А за его пределами — полный штиль.

Екатерингофский мост
Перекинутый через реку Екатерингофку, этот мост завершает собой Рижский проспект и переходит в улицу Гапсальскую на Гутуевском острове. Легкая, с незамысловатым орнаментом решетка в стиле модерн позволяет без труда датировать мост началом XX века; построен он по проекту фирмы «Шерцер и К°». Со стороны Рижского проспекта есть павильон управления — забавный эклектичный теремок с верандой. С моста можно рассмотреть руины заводских зданий, дни которых сочтены: на их месте будет магистраль Западного скоростного диаметра.
Гостиница «Аннушка»
Гапсальская, 2. Гостевая книга на сайте отеля транслирует поток сознания: «Дискотека в красивом кафе с огромным камином шкурой медведя и диджей и музон просто класс дом не очень». Гостиницу моряков переделали в «Аннушку», обшив парадный фасад претенциозными серыми панелями «с искрой»; затрапезное желтое подбрюшье со стороны двора оставили как есть. Самый дешевый номер (4-местный без удобств) обойдется в 400 рублей с человека. В гостиницу можно приплыть на собственном судне (есть причал на Екатерингофке); сухопутным предлагают арендовать катер за немилосердные 10 тысяч рублей на полтора-два часа.
Бизнес-центр «Гапсаль»
Гапсальская, 1. Снявшим номер без удобств в «Аннушке» впору ходить на обед в кафе «Цезарь» через дорогу: горячее в нем стоит не дороже 100 рублей, очень чисто, на стенах — соцреализм. Фойе бизнесцентра украшает духоподъемная мозаика: «Баталия при Грингаме» с гравюры Зубова.
НИИ синтетического каучука
Гапсальская, 1. Скучное серое здание с пятнами на месте барельефных орденов над входом. Тут исследовал непредельные углеводороды советский химик Сергей Лебедев. В 1920-х он впервые получил синтетический каучук, тем самым создав новую отрасль в мировой резиновой промышленности. Нужной химической реакции ученый сумел добиться в бутылке из-под шампанского: вместе с трудами Лебедева она хранится в его мемориальном кабинете. Пускают туда, правда, строго по предварительной записи с указанием цели посещения. Отрекомендоваться лучше краеведом.
Памятник морякам-балтийцам
Монумент установлен на Межевом канале в конце 1980-х; позади — брежневское, в мелкую оконную клеточку, здание Балтийского морского пароходства, по правую руку — ворота Морского порта. На высоком постаменте моряк (очевидно, капитан) нежно придерживает павшего товарища: памятник посвящен ленинградским кораблям, погибшим во время Великой Отечественной. Непосредственно за героями — скверик с дубами и клумбами.
Университет водных коммуникаций
Двинская, 5/7. Со стороны Двинской это здание — чистый конструктивизм. Сталинский парадный фасад с колоннами и обильной лепной флорой смотрит на Межевой канал: здесь спокойно, полукругом стоят скамейки, на урнах античный декор. Кроме технарей, кстати, университет выпускает и культурологов — для работы гидами на круизных лайнерах, на зависть прочим гуманитариям.
ДК моряков
Виндавская, 2. Массивное здание нынче в аварийном состоянии, двор закрыт решеткой, двери заколочены. О позднейшей деятельности ДК сообщают полуоборванные вывески: «Ксерокс», «Обувь». В 1983 году здесь обосновался «Союз любителей музыки рок» во главе с Владимиром Козловым, отцом солиста группы «Сегодня ночью». Параллельно работали музыкальные и танцевальные секции, читал лекции по астрологии Павел Глоба, оставляя мелом на доске непонятные закорючки, которые суеверные уборщицы боялись стирать.
Sea Club
Двинская, 3. Вахтерши настаивают: проход в клуб по паспортам, только для моряков. На вопрос о том, что творится в заведении, отвечают туманно: «Моряки отдыхают». Однако в интернете можно узнать, что вход в Sea Club стоит порядка 250 рублей и что диджей Re-Play устраивает в его синих стенах ежемесячные «Pazzitive Party». За углом того же дома работает сауна люкс, каких много на обоих островах.
Богоявленская церковь
Двинская, 2. Фиолетовый цвет новых шатровых глав и колокольни входит в противоречие с красным кирпичом храма конца XIX века — особенно это заметно на фоне ясного неба со стороны Гутуевского моста. В советское время, когда церковь была складом Фрунзенского универмага, помещение разделили на этажи. Службы возобновились в 1992 году, но внутри работы ведутся до сих пор: стены и потолок расписывают довольно ярко, в псевдорусском стиле. Рядом стоит бывший дом церковнослужителей — очень странное здание: в ширину оно не превышает двух метров.
Остров Резвый
Владения рыботорговца Николая Резвого. К острову пробираются по набережной Екатерингофки вдоль образцов промарта из темного кирпича. До недавнего времени Резвый мог похвастать лишь небольшой железной дорогой и мастерскими Севзапморгидростроя. Но в 2003-м немецкий режиссер Хиршбигель снял на острове эпизоды фильма «Бункер» про Гитлера. Незадолго до этого близлежащее здание клеевого завода на Гутуевском изображало руины Кельна в «Пиратах Эдельвейса».
Бывшее общежитие Балтийского морского пароходства
Двинская, 8/3. Шесть лет назад обрушились девять этажей с южной стороны общежития, погибли четыре человека. Причины аварии называются разные — от недобросовестно положенного фундамента до подземных вод. Здание обнесено строительным забором, и ничего с ним не происходит.
Кафе «Альбатрос»
Двинская, 8. Кафе существует с незапамятных времен. Теперь у него розовые двери и обилие лягушек в интерьере — от миниатюрных фонтанчиков с лягушатами на стойке бара до жаб на выцветших фотографиях из журналов. Задерживаться в «Альбатросе», наверное, смысла нет, а вот хлопнуть по рюмке водки за 30 р. и закусить конфетой за 3 р. под рябь телевизора Rubin и перезвон фэн-шуйных колокольчиков — стоит.

Семейная коммуна «Надежда»
Двинская, 10. Коммуна занимает два этажа в подъезде сталинского дома. Здесь живут люди с нарушениями интеллекта. Глава коммуны педагог Евгений Клиот разработал методику вовлечения таких людей в социум и может часами рассказывать о своих воспитанниках: кто как женился или нашел хорошую работу. Летом коммуна выезжает в карельскую деревню — и практически сама себя кормит круглый год. Но любой помощи тут всегда рады: и вещам, и волонтерам.
Магазин «Альбатрос»
Двинская, 18. По этому адресу легендарный магазин, в котором моряки на заработанную за границей валюту покупали импортную одежду, сигареты, бытовую технику и прочий дефицит, был прописан с начала перестройки; раньше он располагался через дорогу — в доме №15. Второй «Альбатрос» всегда наполовину пустовал и совсем закрылся уже в наши дни.
Вид на Невскую губу
Воспользовавшись безалаберностью ЖКХ, можно взобраться на какой-нибудь высотный дом на Двинской улице для обозрения панорамы залива и города. Визуальной доминантой окажется красный маяк у водных Невских ворот. За ним — устье Невы. В хорошую погоду можно различить Исаакиевский и Владимирский соборы; отлично просматривается Васильевский остров, а по левую руку — собор Петра и Павла в Петергофе.
Тоннель на Канонерку
Подводная магистраль длиной чуть менее километра для пеших прогулок неудобна и даже опасна: тротуар совсем узкий. Въезжая в тоннель с Гутуевского, окидываешь взглядом длинную свалку строительного мусора; в оранжевом подземном свете проводишь от силы полторы минуты, зато выныриваешь прямо к заливу. Вероятно, такую же радость испытывали жители Канонерского острова в 1983-м, когда тоннель наконец достроили.
Центральная станция аэрации
На искусственном острове Белый, почти правильном прямоугольнике площадью 55 гектаров, располагается станция, перерабатывающая сточные воды города. Недавно ее модернизировали — совместно с финнами, которых беспокоили разросшиеся в воде от фосфора и азота водоросли.
Бассейн «Прибой»
Канонерский остров, 32. Сразу за поворотом после тоннеля видна витрина единственного в городе бассейна, где вода не обрабатывается хлором, а очищается по голландской системе с использованием хлорида натрия. Санитарные показатели, как утверждают в «Прибое», самые благоприятные, а цвет воды — нежно-бирюзовый. Купальный сезон здесь открывают 1 сентября.
Индустриальный пляж
По набережной, на которую выруливаешь после тоннеля, проложена труба отопления. Сначала об нее можно обжечься; чуть дальше она согреет, если что. По бетонным плитам равномерно распределен бытовой мусор, бревна на берегу оседлали подростки. Если пройти вперед, мусора становится немного меньше, а рядом с гаражами обнаруживается импровизированная лодочная стоянка. Закат, рассредоточенные по мелководью лодки и безлюдье погружают в состояние лирического созерцания.
Заброшенная ТЭЦ
На той же, западной стороне Канонерки практически у самого берега высятся бетонная труба и ржавые газгольдеры. Два года назад здесь прошел международный шумовой фестиваль Bloodnok Smear Area Vol. 4. Тогда приехала было милиция — разгонять безумных нойзовиков, но публика оказалась настолько культурной и вежливой, что стражи порядка смягчились.
Набережная Морского канала
Железобетонные откосы без ограждений. На плитах встречаются надписи десятилетней давности. Главный интерес — проплывающие в нескольких метрах от берега громады кораблей. Волей-неволей тут получаешь изощренные слуховые впечатления: скрип кранов и рельсов, гудки, шорохи и стуки. Пара часов — и пьеса для Пифийских игр готова.
Дамба
От середины набережной Морского канала до крайней точки Канонерского острова добрых 30 минут ходьбы. Сначала нужно дойти по дороге — мимо разрушенного КПП и некой хай-тек-постройки — до пруда, куда приезжают на пикник материковые горожане. Далее вы обнаружите старую гранитную кладку — это и есть начало дамбы. На поляне в самой широкой ее части можно передохнуть, рядом — покачаться на тарзанке. Южный мыс Канонерки покрыт скользкими от тины валунами и булыжниками. На безымянном островке (его достигают, кажется, вброд) удят рыбу какие-то робинзоны. Кораблей, выходящих по фарватеру в залив, дожидаться не приходится: плывут сплошной чередой.

Котик «Афиши Daily» присылает ровно одну хорошую новость в день. Его всегда можно прогнать и отписаться.
Ошибка в тексте
Отправить