перейти на мобильную версию сайта
да
нет

Россия на экспорт Кто смотрит, слушает и читает русские СМИ за границей

«Афиша» продолжает рассказывать о том, как русскую культуру, медиа и спорт воспринимают во всем мире. В этом выпуске главред Russia Today рассказывает официальную версию того, кто делает и кто смотрит этот канал, а корреспондент газеты The Guardian объясняет, что о нем думают на самом деле.

архив

Многие российские медиа пытались начать экспансию на Запад — без особого успеха. Между тем уже 7 лет существует канал Russia Today, созданный для того, чтобы конкурировать с BBC и CNN и доносить официальную позицию российской власти по всем вопросам до каждого жителя Земли.

 

Маргарита Симоньян

главный редактор телеканала Russia Today

У каждой более-менее уважающей себя страны есть такой проект, как RT. У Великобритании это BBC World News, плюс у них есть огромный радиопроект BBC World Service, вещающий на нескольких десятках языков и финансируемый напрямую Министерством иностранных дел Великобритании. У Франции — France 24. У Катара — всем известная «Аль-Джазира», которая, как про нее говорят, поставила Катар на карту мира и является единственной ядерной бомбой Катара. Al Arabiya, Deutsche Welle… Ни один из этих телеканалов не говорит, что он пропагандистский. Но он и не является пропагандистским больше, чем канал с частным владельцем, который точно так же не противоречит интересам своего частного владельца. Как мы это видим на множестве примеров — западных в первую очередь. Но, скажем, на бибисишном сайте напрямую написано, что они призваны нести британские ценности миру. Когда запускались France 24, они тоже говорили о том, что будут рассказывать о взгляде Франции на мировые события. Собственно, и мы затевались с той же целью.

Я не очень люблю слово «Запад», потому что Запад не единый, и мне не нравится всех причесывать под одну гребенку. Но для простоты все-таки скажу так: у Запада в целом медийные организации, имеющие огромную аудиторию и позволяющие своим странам влиять на представление глобальной аудитории о тех или иных событиях, существовали десятилетиями. И с каждым годом они только наращивали свой вес и свою аудиторию. При Советском Союзе иновещанием занимались архиплохо — так, что довольно неуклюжие попытки Советского Союза как-то влиять на международное мнение у большей части аудитории вызывали смех. А после распада Союза Россия так увлеклась своей псевдоинтеграцией в «либеральный Запад», что вообще бросила это дело: дескать, а зачем, если мы и так все в едином порыве, все мы любим друг друга, и НАТО на Восток расширяться не будет. Фактически можно сказать, что Россия отказалась от министерства обороны в каком-то смысле. От информационной обороны. Что, конечно, стало совершенно очевидно в 2008 году на примере войны с Грузией. Огромная мировая медийная артиллерия несколько недель убеждала аудиторию в том, что Россия как в «лучшие советские времена» напала на несчастную маленькую страну. А когда и Европа признала, что на самом деле все не так, эта тема уже перестала быть темой дня, и никто на это внимания не обратил. Поэтому существует огромная англоязычная аудитория, которая до сих пор уверена, что Россия начала войну.

 

 

«Две трети зрителей говорят: «Спасибо, вы открываете нам глаза, наши пропагандисты не говорят правды»

 

 

Не все открыто признаются, что они работают на свою страну. Когда шесть с половиной лет назад мы запускали Russia Today, я, в отличие от многих других, совершенно открыто говорила, что мы будем представлять российский взгляд на мир. Я совершенно искренне говорю: если вдуматься, из всех больших государств российская внешняя политика сейчас, наверно, самая гуманная, справедливая и нелицемерная в мире. Мы же тоже при Советском Союзе вели себя так, как США ведут себя сейчас. Но мы поняли, что ошибались. Мы своими руками разрушили свою страну — и ценой разрушения этой страны мы подписались в том, что были неправы. Америка пока что этого не поняла, как мне кажется. Мне лично — как человеку, как главному редактору — очень близка позиция, что нельзя добиваться демократии там, куда тебя не звали, бомбами. Прикрываясь своими идеалистическими лозунгами о свободе и демократии, они просто решают свои проблемы, пытаясь убедить весь мир, что защищают свободу. Мне омерзителен лицемерный, избирательный подход к тому, где у нас демократия, а где у нас не демократия. Почему к Саудовской Аравии претензий нет? Там что, демократия? Или их не бомбят, потому что они нефть продают как надо?

Сейчас, конечно, «арабская весна» для всех тема номер один. Вот вам такой пример: на BBC и CNN главной новостью идет сюжет о том, что натовский вертолет-беспилотник был сбит в Ливии. Целый день они это муссируют, потому что они солидаризируются с внешней политикой своих стран. А мы в это время рассказываем, что была убита семья из тринадцати человек, шестеро из которых дети. Нам кажется, что это важнее. И мы такие единственные во всем информационном потоке. Не верите? А проверьте! Мы сейчас анализировали фидбэк от аудитории по нашим материалам о Сирии. Это поразительно — люди нигде больше такого не слышат! И треть людей нам говорит, что вы, мерзавцы, поддерживаете кровавый режим, а две трети зрителей говорят: «Спасибо вам, вы открываете нам глаза, наши пропагандисты нам правду не говорят», имея в виду свои CNN и BBC. И мы, конечно, этими двумя третями очень дорожим и не огорчаемся, что есть эта одна треть, потому что мнений должно быть много.

 

Когда нет большого барабума, людям интересны только они сами и то, что вокруг них происходит. Если вы сейчас щелкните пультом и попадете на канал Belgium Today, где рассказывают только про Бельгию, то вы его смотреть не будете. Зачем бы вы стали его смотреть? Russia Today на этот канал не похож. Мы рассказываем нашей аудитории о них самих. И о нас тоже, конечно, но для нас важнее иметь большую аудиторию, чем рассказывать каждый день прекрасные истории про Россию, которые никто смотреть не будет. Надо смотреть правде в глаза. Конечно, я могу надеть красивую маску и заговорить: «Да, да, да, мы чудесные, мы целыми днями рассказываем только про Россию». Большинству это понравилось бы больше, чем то, что я говорю сейчас. Но люди, знающие и понимающие специфику нашей работы, поймут: если я так говорю, значит мы ни фига не делаем, не работаем на увеличение аудитории, а идем по самому простому пути ради галочки.

Несколько лет назад мы запустили вещание в Америке, для американской аудитории — абсолютно иначе скроенный канал, отличающийся от нашего международного сигнала. Конечно, он рассказывает и о России тоже, но не в таком объеме, чтобы американцу стало скучно. Грубо говоря, мы рассказываем только об огромных российских историях, таких как война 2008 года, выборы, протестные движения. Это им интересно. Но разница в том, что на внутренних американских каналах новости об этом подаются иначе. Как, к примеру, на Fox News закрывали рот осетинской девочке, которая пыталась рассказать, что русские ее спасли. Или видео с греческих беспорядков, где бьют окна, бросают бутылки с зажигательной смесью, и которое подписано «Москва. Послевыборные протесты». Или CNN, который целый день крутил репортаж с митинга на Манежке и говорил, что это протест против смены часовых поясов. Вот это уровень понимания ситуации в России! И этим телеканалы заражают свою аудиторию. Что с этим делать? Единственный способ — больше объяснять и объясняться. У нас за последние 20 лет было две крайности. В 90-е мы никому ничего не объясняли, потому что нас и так все должны любить. И в 2000-е, когда нас никто не любит, потому и объяснять мы никому ничего не будем, все равно не поймут. А нужна позиция, которая где-то посередине.

Мы очень сильно культурно отличаемся от усредненного Запада. У европейцев и американцев гораздо больше общих ценностей, чем у нас с ними. Мы все-таки больше повернуты в сторону Азии, чем Европа и Америка. Поэтому какие-то вещи, являющиеся само собой разумеющимися для них, не являются таковыми для нас. Я могу привести тонну примеров. Например, отношение к гомосексуализму. У нас в обществе вопиющая гомофобия. Иногда наши западные коллеги делают репортажи о том, что в Москве запретили очередной гей-парад, но ни они сами, ни их аудитория не понимают, что это решение приняли не отмороженные самодуры из мэрии, а это отражает точку зрения большей части общества. Для наших западных коллег это дикость. Мы люди разных культур, а они нас оценивают через призму своих ценностей. К примеру, в последние недели некоторых западных собкорров, пишущих про Россию, ничего, кроме Pussy Riot не интересует, это главная тема. Мы ее тоже освещали, но для нас это не главная новость, которая была в России за последнее время.

 

Российские медиа на Западе

Russia!

«Сноб»

«Коммерсант UK» — 16-полосная деловая газета для бизнесменов в Великобритании, издается на русском с 2009 года

Взгляд со стороны

Мириам Элдер

корреспондент The Guardian

Я смотрю Russia Today, когда у меня плохое настроение и мне хочется посмеяться. Я не смотрю его как новости. Я его смотрю как комедию. Мне кажется, у Russia Today на Западе очень специфическая аудитория. Это аудитория, которая любит всякие тайные заговоры. Это люди, уверенные, что есть сила на свете, которая всем управляет. Среди большинства канал воспринимается как шутка. Конечно, понятно, что каналом владеет российское государство, чтобы показывать свой взгляд на мир. Конечно, это канал пропаганды в плохом смысле слова. Russia Today хочет показать, что за всеми событиями и на Ближнем Востоке, и в России или за событиями, связанными с финансовым кризисом, везде стоит вражеская Америка со своими западными партнерами, и вместе они хотят устроить свой мир на планете. Журналисты канала ищут каких-то блогеров, каких-то людей, которые не воспринимаются серьезно в нормальной среде, людей, которые сидят по подвалам в пижамах или халатиках и говорят то, что думают, — без доказательств. Это не настоящая журналистика. Когда в Египте происходила революция, Russia Today нашли человека, который им сказал, что в Египте это происходит не потому, что люди чего-то хотят, а потому, что Америка, «Моссад» и масоны все это делают. Человек может такое сказать, но если ты нормальный журналист, ты обязан найти доказательства. Работают там непрофессионалы — ну есть где-то трое хороших людей. Как они нашли журналистов? Они пришли в не очень хорошие журналистские школы в Англии, сказали, что будут платить огромные деньги, — и привезли желающих в Россию. Совершенно неопытных, не говорящих по-русски. Ты только закончил университет, на Западе кризис СМИ, а Russia Today — канал с большим бюджетом прямо из Кремля, понятно, что многие согласились. То, что там начинает вести шоу Ассанж, воспринимается с иронией и сарказмом. Ведь Ассанж — человек, который якобы борется за свободу и прозрачность и вдруг решает вести программу на канале, который совсем непрозрачный и совсем несвободный. В Америке Russia Today — кабельный канал. Когда я еду в Нью-Йорк, я всегда знаю, что они на 135-й кнопке. Но не знаю, как часто его смотрят. У него большая аудитория в интернете, но никто не знает, сколько людей их смотрит по телевизору. Надо понять, что обычные люди не очень интересуются Россией и не понимают, как здесь все менялось. На Западе многие до сих пор думают, что «Правда» — самая главная газета России.

Котик «Афиши Daily» присылает ровно одну хорошую новость в день. Его всегда можно прогнать и отписаться.
Ошибка в тексте
Отправить