перейти на мобильную версию сайта
да
нет

«Основная ценность — публика, а не арендаторы» Почему с «Винзавода» уходят галереи

Галереи «Меглинская» и Paperworks покидают «Винзавод»: они недовольны стратегией развития первого московского арт-кластера и высокими арендными ставками. «Афиша» поговорила о будущем «Винзавода» с его директором, бывшим арт-директором и одним из галеристов.

архив

Елена Пантелеева, директор «Винзавода»

 

— Как же так: от «Винзавода» уходят две важные галереи — Paperworks и «Меглинская», уходят только что не со скандалом, а вы, его директор, в это время были в отпуске?

— Буквально накануне отпуска мы с Леной Бакановой обсуждали участие галереи Paperworks в сентябрьском Вечере вернисажей, а когда я была уже на отдыхе, получила письмо о том, что галерея не продлевает контракт.

— Что же все-таки произошло?

— Сейчас отечественный арт-рынок находится не в самой лучшей ситуации. И каждая галерея ищет тот выход из положения, который ей представляется наилучшим. У галерей заканчивался контракт, вопрос его продления, который связан с арендными ставками, обсуждается только с Софьей Троценко — владельцем и основателем «Винзавода». И Paperworks, и «Меглинская» приняли решение работать вне «Винзавода». Галерея Paperworks изначально ориентировалась на молодых художников, а их трудно продавать. Наверное, сейчас им будет легче делать выставочные проекты на разных площадках, а не держать свою, — я надеюсь, что у них все получится. Мы и сами на «Винзаводе» активно поддерживаем молодых авторов — у нас есть проект «Старт», и это важная работа. Что касается галереи «Меглинская», то, мне кажется, они с трудом справлялись с форматом галерейной работы. Предположу, что Ирине сейчас комфортнее будет работать арт-дилером и делать отдельные кураторские проекты, ведь она — один из лучших кураторов и экспертов в области фотографии в стране, в этом нет никаких сомнений.

— То есть вы ничего и не потеряли: молодым искусством вы занимаетесь сами, а галерея «Меглинская» делала мало выставок.

— Вы правы, это не катастрофа, не кризис — это процесс обновления. Все «якорные» арендаторы по-прежнему остаются на «Винзаводе», хотя некоторые из них меняют формат работы, о чем они рассказывали в апреле. По поводу пространства, которое занимала галерея Paperworks, ведутся переговоры. В пространство галереи «Меглинская» с первого сентября въедет галерея Владимира Фролова — Frolov Gallery, они начнут работу с выставки немецкой художницы Клаудии Рогге.

— Почему вы думаете, что Владимир Фролов будет справляться лучше, чем Ирина Меглинская?

— Мне кажется, что его галерея точно не будет простаивать пустой и закрытой. Все это время он не останавливался и делал выставочные проекты. А выставочная и просветительская деятельность — это очень важно. Ведь ситуация с арт-рынком такая тяжелая именно потому, что люди до сих пор плохо знакомы с художниками, не разбираются, чем занимаются кураторы, что такое галерея и как она работает.

 

 

«Если галереи не будут работать с коллекционерами сами, то «Винзавод» ничем не сможет им помочь»

 

 

— Но просветительская и выставочная деятельность не приносят больших доходов.

— Галеристы, которые этим много занимаются, успешнее других. Они делают регулярные ньюслеттеры, которые рассказывают о деятельности художников не только в галерее, но и за ее пределами. Они занимаются лекционными программами и круглыми столами. Они издают каталоги. Они хорошо знают английский язык, не забывают имена художников и в любом момент готовы представить свою галерею зарубежным профессионалам. Это составляющие одной цепочки: просветительская деятельность — базис, выставки — помогают продвигать художников, работа с коллекционерами — это отдельная история. И я уверена, что многими вещами «Винзавод» должен заниматься вместе с галереями, влияя на рынок современного искусства.

— Ушедшие галеристы жалуются, что стратегия развития «Винзавода» изменилась и перестает отвечать их потребностям. Как бы вы определили, что такое сейчас «Винзавод» — с коммерческой и с культурной точек зрения?

— «Винзавод» остается местом художественной силы, мы продолжаем смотреть на все культурное пространство через призму современного искусства. С коммерческой точки зрения «Винзавод» — арт-кластер, который зарабатывает, сдавая помещения. Это еще и площадка для крупных проектов — «Старт», например, уже хорошо известен, а вот недавно мы запустили проект «Территория дизайна». Мне бы хотелось, чтобы на «Винзаводе» появился какой-то крупный международный проект, мы работаем над этим. Как и на любом арт-кластере, на «Винзаводе» можно провести целый день, и все арендаторы так или иначе вовлечены в культурную жизнь: в кафе демонстрируется кино, выступают интересные музыканты, книжный магазин устраивает презентации новых книг по искусству, а в модном шоу-руме проходят фотовыставки. Кстати, сотрудничество моды и современного искусства мне кажется очень перспективным. Это такой формат арт-лайфстайл, мне бы хотелось, чтобы потребление современного искусства стало частью стиля жизни. Мне бы хотелось, чтобы среди посетителей «Винзавода» было больше молодых людей, трендсеттеров, — сегодня такие люди бывают и вполне финансово состоятельны.

— Но много ли среди них коллекционеров, которые и делают галереи финансово состоятельными? Не получается так, что «Винзавод» привлекает одну публику, а галереям нужна другая?

— Сейчас современное искусство мало покупает и старшее поколение, и молодые люди. И если галереи не будут работать с коллекционерами сами, то «Винзавод» ничем не сможет им помочь. Задача центра — делать качественные и интересные проекты, которые привлекут правильную аудиторию. Дальше галереи должны с этой аудиторией работать и рассказывать, что на «Винзаводе» искусство можно не только посмотреть, но и купить. Я не раз обращалась к галеристам с предложением делать совместные выставки, с теми, кто отозвался, уже ведутся переговоры. Нужно добиться непрерывности этой деятельности, регулярности и взаимосвязанности образовательной и выставочной программ.

— Если выставочная программа будет из проектов типа Best of Russia — конкурса любительской фотографии, то это галеристам не очень поможет…

— Ну Best of Russia, которому зимой следующего года исполнится пять лет, с каждым годом меняется, и сегодня это уже не совсем «народный» проект, сегодня там есть и известные фотографы. Конечно, не всегда участие в подобных некоммерческих выставках автоматически гарантирует продажи, но точно является капитализацией деятельности художника. Это долгая работа, и если она ведется давно, кропотливо и беспрерывно, тогда будет результат. Если галерист больше времени проводит в своем фейсбуке, а не на странице своей галереи, то, конечно, с продажами будет плохо. Сейчас всем трудно, но это рабочий момент, это не катастрофа. Изначально в стране коллекционеров было не так много, а после кризиса их стало еще меньше. Теперь надо работать с более молодым поколением, я говорю о тех, кому 30–35 лет, легких на подъем, лояльно реагирующих на все новое. Коллекционерам, в свою очередь, нужна стабильность в стране, тогда они будут вкладывать деньги в искусство. Не хватает общей пропаганды современного искусства как важной части культуры в целом. Нужны совместные комплексные действия. Но даже если снизить арендную ставку до нуля, это не избавит владельцев галерей от необходимости работать.

 

Елена Баканова

совладелец галереи Paperworks

Техническая сторона такая: в июле у Paperworks заканчивался договор аренды. Мы не делали больших инвестиций в помещение, и наша ставка аренды была выше, чем у якорных арендаторов. Учитывая обстановку в стране и на рынке искусства, стало понятно, что в ближайшие два года галереям будет экстремально сложно существовать. Ситуация примерно одинакова у всех, и в ближайшее время она не изменится. Я обратилась к руководству «Винзавода» с просьбой понизить ставку. Это нормальная ситуация партнерских отношений, но мы понимаем, что никто нам ничего не должен. Встречного предложения от администрации мы не получили и договор решили не продлевать.

Другая сторона состоит в том, что просто вдруг пришло понимание, что для нас остаться на «Винзаводе» в прежнем формате будет прокрастинацией — то есть действиями, отвлекающими от реальных изменений и вопросов, которыми нужно заниматься. Мы представили перспективу работы на той же площадке в следующем сезоне и поняли, на фоне этого информационного крика, наша обычная выставочная программа будет звучать как шепот. Мы продолжаем работать и планируем крупные проекты на внешних площадках: проект Дмитрия Врубеля и Виктории Тимофеевой в феврале — марте 2013-го, ретроспектива Юрия Альберта в ММСИ, в октябре 2013-го. Сейчас все очень динамично меняется — изменилась ситуация в стране за последние 5 месяцев и проблемы возникают не только в сфере современного искусства. Значит, и мы должны меняться. Я не знаю, как в итоге конкретно будет выглядеть после полного апгрейда галерея Paperworks, об этом мы сообщим позже.

О вопросах, которыми нужно заниматься, — это не только формы существования отдельной галереи, экономическая модель которой должна измениться. Это необходимость объединения усилий профессионалов, работающих в сфере современного искусства для определения тактических и стратегических задач и их реализация совместными усилиями. Это необходимо для понимания, куда мы движемся и к чему примерно мы хотим прийти через 5–10 лет. Как ни странно, к идее о сотрудничестве даже галеристы подошли только что, и тема ассоциации галеристов находится в процессе обсуждения. Обсуждается также проект организации альтернативного арт-центра, частью которого могут быть и галерейные площадки. Галеристы наконец поняли и такую очевидную вещь, что галереи являются производителем качественного выставочного контента и генераторами энергии, что 8–10 галерей в одном месте — это 80–100 выставочных проектов в год, что это может быть интересно городу, и мы начали переговоры с городскими властями по поводу площадей.

 

Николай Палажченко

арт-продюсер, с 2005 по 2007 гг. — арт-директор «Винзавода»

Я думаю, основная ценность «Винзавода» теперь уже в его публике, в его посетителях, а не в арендаторах. Если галереи, которые сейчас уходят, не могут воспользоваться теми возможностями, тем интересом и той энергией, которую приносит эта публика, и это не нужно для их бизнеса, значит хорошо, что они уходят. Так как появятся новые институции в области искусства, или в какой-то другой области, которые в этой публике будут заинтересованы. Потому что это главная ценность и главный актив «Винзавода», наработанный за годы его существования.

Было очень интересное исследование, которое сделал парень, работавший в одной из галерей кем-то вроде ресепшиониста — как раз по поводу публики, которая ходит на «Винзавод». Это действительно некий феномен, потому что это в большой степени люди, которые приходят смотреть какие-то конкретные выставки и которые идут за атмосферой места, за неким ощущением от искусства, от современной культуры. Они, с одной стороны, хотят определенного продукта и определенного предложения, но с другой стороны, самое важное, что они приносят с собой какую-то особую энергию. А вторая часть публики, которая ходит на «Винзавод» и будет продолжать ходить на него всегда, — это художники, критики и люди искусства. Я, честно говоря, и сам часто приезжаю на «Винзавод» пообедать, встречу назначить, пересечься — просто такое место уже до некоторой степени нахоженное, часть нашей истории.

Со стороны может казаться, что управлять такого рода проектом легко и приятно, но на самом деле это тяжелый, ответственный и сложно организованный процесс. Поэтому надо относиться к этому достаточно деликатно, с уважением, потому что то, как это выглядит со стороны, и то, как оно устроено внутри, — это совершенно разные вещи. Ну а для галерей, которые уходят, это, наверное, все-таки тоже хорошие новости, просто потому что если галереи находятся в состоянии развития, то любые перемены должны вести к лучшему.

Котик «Афиши Daily» присылает ровно одну хорошую новость в день. Его всегда можно прогнать и отписаться.
Ошибка в тексте
Отправить