перейти на мобильную версию сайта
да
нет

«Это наш дом, мы спим здесь, у батареи — потому что у батареи тепло» Открылась Первая студия Вахтанговского театра

Полгода назад на Арбате заработала Первая студия Вахтанговского театра — новое театральное пространство с крошечной сценой и залом на 40 мест. Неделю назад она представила свой первый спектакль — по аристофановским «Птицам». «Афиша» поговорила с молодыми актерами студии и вспомнила другие московские театральные лаборатории.

архив

В студии уже полгода практически живут прошедшие большой конкурс молодые актеры, которые предпочли творческий поиск работе в сериалах и рекламе, — студия эта, помимо создания спектаклей, предполагает непрерывную лабораторную работу: тренинги, упражнения, создание этюдов — в общем, все то, чем была богата студенческая жизнь вчерашних выпускников. Все самое достойное из репертуара студии переедет в 2015 году в «Другая сцена» Театра им. Вахтангова (а он уже будет на 300 мест), строительство которого к этому времени планируют завершить. С одной стороны, худрук одного из главных театров Москвы Римас Туминас созданием промежуточного звена между школой и театром в виде студии реализует стародавнюю концепцию непосредственно Евгения Вахтангова. С другой — дает возможность реализоваться неприкаянной театральной молодежи. И с третьей — создает обходной приток молодой крови своему театру, труппа которого не резиновая. «Афиша» побывала на открывшей Первую студию премьере — спектакле «Птицы» Михаила Милькиса — и разузнала о новом месте от тех, кто полгода назад пробивался сюда в числе нескольких сотен конкурентов.

 

Эльдар Трамов

выпускник Театрального института им. Щукина, курс Валентины Николаенко, играет в мюзикле театра «Московская оперетта» «Фанфан-тюльпан»

«На прослушиваниях малый зал был битком: там были ребята из всех театральных вузов Москвы, из Воронежа, откуда-то из Сибири, из Петербурга, и все талантливые, правда! Конкурс оказался большим, было действительно сложно. И было много туров, кого-то брали сразу, кого-то со второго тура, меня — с третьего. Потом нас привели сюда и сказали: «Это ваш дом», — и раздали ключики от домофона. Вот буфет, здесь мы проводили первые застольные репетиции, есть чай, можно что-нибудь приготовить. Внизу — репетиционный зал, в который постепенно добавляли световые и звуковые приборы. Атмосфера тут дружеская, хорошая, но не такая, какую себе представляют обычно при словах «студия» и «молодые ребята»: общага, вечные попойки, мат-перемат и какой-то протест против существующего классического театра. Ничего из этого у нас нет».

Нино Кантария

выпускница Театрального института им. Щукина, курс Валентины Николаенко, актриса Театра им. Вахтангова

«Самое главное, что дает студия, — возможность не останавливаться в творческом росте. Ты можешь принести, я не знаю, стихотворение, сказать: «Я хочу по нему делать спектакль», — и тебе скажут: «Давай!» Все что угодно. Когда мы начинали работать над спектаклем «Птицы», еще не знали, что это будет. Делали какие-то тренинги, приносили наблюдения, идеи — из этого рождалось то, что в итоге наполнило заранее существовавший у режиссера замысел. Здесь очень важно, что все — твои сверстники. В любом другом театре есть заслуженные артисты, годами сложившийся коллектив, и ты чувствуешь себя немножко на птичьих правах, права нужно завоевывать. А здесь мы изначально все равны. И еще у всех появилась возможность отказываться от дурацких проектов и неинтересных работ».

Максим Севриновский

выпускник Театрального института им. Щукина, курс Юрия Нифонтова, студент ГИТИСа, актер и режиссер театра «Около дома Станиславского»

«Римас Владимирович говорит, что строится новое здание, и студия в потенциале — это новый театр. Спектакли, которые будут появляться здесь, со временем перейдут туда. В то же время здесь нужно находить определенный язык — пространство очень маленькое, нужно играть так, чтобы тебе доверяли. Как только начинаешь играть как на большой сцене, пространство начинает давить — зритель очень близко. И спектакли здесь напрямую зависят от настроя зрителей, нужно уметь поймать волну. Главное преимущество студии в том, что здесь возникает команда. Это идея, которая нас направляет».

Лада Чуровская

выпускница Высшего театрального училища им. Щепкина, курс Виктора Коршунова, и Академии русского балета им. Вагановой

«На поступление все пришли с уже готовыми институтскими программами, но они почти не пригодились: нас ставили в экстремальные ситуации, нужно было придумывать какие-нибудь фантастические истории на ходу, подхватывать истории, начатые кем-то только что. С тех пор как мы попали в студию, практически все породнились уже. С 12 утра до 10 вечера практически каждый день проводим вместе, иногда без выходных. Жизнь вне этих стен начинает интересовать меньше, радуешься происходящему здесь. Как в институте, это здорово».

Павел Попов

выпускник Театрального института им. Щукина, курс Валентины Николаенко, актер бывшего Театра им. Гоголя

«Да, это наш дом. Нам выдали матрасы, мы спим здесь, у батареи — потому что у батареи тепло. Мы можем делать, что хотим. Можем сделать пожар. А на прослушиваниях Римасу Владимировичу было скучно, он просил показывать этюды. Мы изображали животных, танцевали. А если серьезно мы пытаемся здесь создать некую третью субстанцию — студию. Студия — это промежуточный этап между институтом, где ты учишься, и репертуарным театром. А здесь все это должно сочетаться, это такой театр с институтским духом. Поэтому мы пытаемся сохранить ученический кураж и при этом выпускать спектакли. А помимо спектаклей, мы должны делать чтецкие и певческие вечера, пародии, что-то такое».

Михаил Милькис

выпускник Школы-студии МХАТ, режиссер спектакля «Птицы»

«Я конкурс не проходил. Режиссеров, тех, кого хотели видеть в студии, приводил Кирилл Игоревич Крок, директор, знакомил с Туминасом. И потом мы смотрели самостоятельные работы актеров, выбирали тех, кто нужен, и с ними работали дальше. Пространство — ужасное! Очень тяжело освоить этот подвал, в котором ничего никогда не игралось, в котором все асимметрично. Ну мы попытались это как-то оживить, создать такой эффект подушки, чтобы все было белое и мягкое. Свет повесили — это да. Вахтанговский театр — не самый бедный, может себе позволить. Но при всех недостатках есть, наверное, какой-то смысл в том, что студийное пространство ненамного удобнее учебной сцены Школы-студии МХАТ, которую я заканчивал».

Еще пять театральных лабораторий Москвы

Магистратура Школы-студии МХАТ в Центре им. Мейерхольда

Получить режиссерский диплом Школы-студии МХАТ возможно только здесь. За трехлетним образованием под руководством Виктора Рыжакова и Валерия Фокина в Центр им. Мейерхольда съезжаются выпускники театральных вузов со всей России, из стран СНГ и Балтии. Их здесь выучивают основам биомеханики, углубляют познания в истории театра и теории музыки. Так репертуар ЦИМа постепенно пополняется театральными экспериментами в виде дипломных спектаклей магистрантов. Сейчас можно сходить на «Актрис» Видаса Барейкиса, «Однажды мы все будем счастливы» Вячеслава Чеботаря, «Я… Она… Не Я и Я» Сергея Лысенко и «Ээва-Мария» Лореты Васьковой.

Стажерская группа «Мастерской Петра Фоменко»

В 2007 году Петр Фоменко набрал первую группу стажеров из числа выпускников московских вузов того года. В течение трех лет они вели занятия в стенах театра, сочиняли этюды и раз в месяц на общем собрании труппы предлагали идеи, показывали наработки. В 2010-м часть стажеров вошла в труппу, и был проведен еще один набор. Из этих ученических опытов до полноценных спектаклей доросли «Рыжий» Юрия Буторина и его же «Русский человек на rendez-vous». Следующий набор претендентов в труппу «Мастерской Петра Фоменко» ожидается этим летом.

Мастерская индивидуальной режиссуры Бориса Юхананова

Один из самых радикальных экспериментаторов последнего двадцатилетия прошлого века, ученик Эфроса и Васильева, к настоящему времени познавший, наверное, все существующие театральные формы, вплотную занялся теорией. Его «Мастерская индивидуальной режиссуры», МИР, — независимая режиссерская школа, некое альтернативное образование для подкованных маргиналов, зародившееся еще в андеграунде 80-х, которое сегодня превратилось, по сути, в коммерческие курсы по раскрепощению сознания, расширению кругозора и повышению квалификации в области кино- и театральной режиссуры. Свои работы ученики Юхананова показывают на Artplay.

Режиссерская лаборатория «Мастерская на Беговой» в Центре драматургии и режиссуры

С 2011 года до недавнего времени в Центре драматургии и режиссуры на Беговой активно функционировала открытая режиссерская лаборатория, курировал которую Марат Гацалов. Примерно раз в два месяца отбирались четыре молодых режиссера, которые в течение недели должны были подготовить четыре эскиза спектаклей по четырем современным пьесам. На показы приглашалась публика, устраивались обсуждения, проводились голосования. Лучшие работы в итоге отправлялись на доработку и спустя некоторое время появлялись в репертуаре ЦДР в виде уже полноценного спектакля. Сейчас идут «Развалины» Кирилла Вытоптова, «Медленный меч» Александра Созонова, «(Самый) легкий способ бросить курить» Александра Суворова и готовится к выходу «Вий» Дениса Азарова. После кадровых изменений в дирекции театра «Мастерская на Беговой» временно приостановила работу, но обещает продолжить в новом сезоне.

Детская лаборатория Большого театра

В начале этого года при главном театре страны начала работу театральная школа для детей дошкольного возраста. Специфика балетного искусства подразумевает вовлечение будущих артистов практически с пеленок. Ведущие солисты пока обучают малышей простейшим па, основам балета, но обещают также в ближайшее время запустить цикл занятий оперным искусством. Не исключено, что таким образом Большой готовит себе кадры.

 

 

В следующий раз спектакль «Птицы» можно будет посмотреть в начале апреля. Расписание смотрите на сайте «Афиши».

Котик «Афиши Daily» присылает ровно одну хорошую новость в день. Его всегда можно прогнать и отписаться.
Пссс! Не хотите немного классной рассылки? Подписывайтесь
Ошибка в тексте
Отправить