перейти на мобильную версию сайта
да
нет

Oldich Dress & Drink Винтажный магазин с потайным баром и вкусной едой

Одно из самых ожидаемых открытий сезона — магазин и бар Oldich на Большой Дмитровке, где продают ценные старые вещи, кормят отличной едой и вообще ловко изображают красивую жизнь. «Афиша» подробно исследовала, из чего он состоит и кто его делает.

архив

Магазин

Язык не повернется назвать это изящно обставленное помещение торговым залом. Oldich — это вообще не магазин, а маленький музей дизайна викторианской эпохи: потертые оттоманки, птичьи клетки и чучела мелких пушных зверей, массивные флаконы, скрипучее колесо рулетки, линялое кресло (продавцы мило сочиняют, что оно прибыло из дома Оскара Уайльда — что не так, но звучит убедительно). Главная специализация — благородные англо-американские вещи второй половины XX века. Благородство определяет стоимость: никаких смешных маек, недорогих джинсовых брюк и прозаических платьев-халатов, которыми обычно промышляют в секондах, здесь не держат. Зато собраны нарядные платья, жакеты и полушубки, в которых хорошо ходить на вечеринки — вот Oldich и собирается стать главным центром притяжения для тех, кому костюмированных вечеринок не хватает. Место располагает к светскости: рядом — модные рестораны Fresh и «Молоко», штаб «Конде Наста» в России, парикмахерская Chop-Chop и бутики-тяжеловесы вроде Prada и Louis Vuitton.

 

Хозяйка

Мария Хейворд

Мария Хейворд — архитектор, владелица турагентства, жена владельца «Связного» Максима Ноготкова, мать троих детей. Прежнее место работы — телеканал «Дождь», где она два года занималась документальным кино. Oldich — ее первый городской проект, и это не только роскошная кладовая платьев, но и некоторое заявление — что старое значит красивое и его следует экспонировать, любить, беречь и носить надлежащим образом. В планах у нее — создание фестиваля, на который собирались бы участники «Твидовых велопробегов», коллекционеры ретроавтомобилей, девушки, заведующие винтажными лавочками, и просто носители фактурных жилетов, бород и усов.

Хейворд о любви к старым вещам: «Мой папа занимался антиквариатом, мы долгое время жили в Китае, наша квартира была обставлена соответствующе — я в этом росла. Люблю копаться в старых вещах — это жизнь моя. Я долгое время жила в Великобритании, а когда вернулась в Москву, то оказалось, что копаться особенно негде. Здесь хорошо представлен советский исторический слой, но не глубже. Как бизнес я Oldich вообще не рассматриваю — это место, в котором мне хочется дарить людям ощущение барахолки. Наверно, года два назад оно бы показалось преждевременным — а сейчас фильмы и сериалы вроде «Mad Men» и «Downton Abbey» сделали свое дело. Винтаж — это больше не от бедности, это умная и увлекательная эстетика. Что мне и хочется транслировать».

 

Дизайн

Здесь полно приманок для глаз — от фресок до портретов напыщенных аристократов, но главный архитектурный трюк — двойное дно. Несколько платьев в центре зала летают в пустоте, под ней можно разглядеть основательно оснащенный бар — в который, впрочем, нет хода. На самом деле в дневные часы туда можно спуститься по черной лестнице — что требует специального приглашения. По вечерам несколько половиц драматически откидываются и обнаруживается еще одна лестница — в буквальном смысле черная, расписанная манерными цветами и стебельками. Автор причудливого дизайна — эксцентричный англичанин Дэвид Картер, который без обиняков советует почитать хвалебные рецензии о себе в приличных воскресных газетах и журналах про интерьер.

Картер об основной идее интерьера: «Москва — больше не изолированная столица, где всех можно легко поразить. Тут уже много крутых мест, да и местные жители достаточно попутешествовали по миру и много чего видели. Идея была не в том, чтобы сделать «как в Лондоне» — хотелось сделать место, которое могло бы поспорить с Лондоном, Миланом или Нью-Йорком, то есть выглядело бы сногсшибательно по мировым стандартам. Другое дело, что для этого почти всю мебель, лампы и украшения пришлось доставить из Европы. Во-первых, так дешевле. Во-вторых, в Россию, как я заметил, на продажу везут в основном гигантские позолоченные зеркала или пафосные многоярусные люстры — а мы хотели каких-то менее очевидных вещей. Трудно сказать, на что вышло похоже — на казино, отель или лавку чудес. Мне приятно думать, что это такой тайник, который вскрыли, а там обнаружилась застывшая обстановка какого-то богемного дореволюционного клуба, в котором собирались театральные режиссеры, издатели литературных альманахов и разные профурсетки».

 

Вещи

Нужно отдать должное хозяевам за то, что Oldich отнюдь не похож на забитый старьем сундук: платья в цветочек, палантины и бушлаты развешаны на уважительном расстоянии друг от друга, поэтому воздух не кажется наполненным нафталином. Имеются и действительно знаменитые предметы — вроде платья-кольчуги Paco Rabanne за 60000 р., и всякие милые девичьи блузы в пределах 4000 р. Коллекция на 80 процентов собрана хозяйкой магазина, в дальнейшем ее будет пополнять энергичная Елена Камай — девушка, которая придумала «Ламбаду-маркет», а теперь управляет «Олдичем».

Елена Камай

Камай про принцип выбора вещей: «Понятно, что на первый взгляд здесь дорого — скажем, вот висит пальто двадцатых годов за 40000 рублей. Но вещи такого рода и должны столько стоить! Мы все-таки соблюдаем баланс и привозим массу более доступных нарядов — не повседневные, а именно штучные, красивые платья на выход. В Москве ведь почти нет мест, где можно найти вечернюю накидку или смокинг в единственном экземпляре — а вечеринки с определенным дресскодом и балы вошли в моду. Так что будем работать в празднично-маскарадной манере — это что касается девушек. Из мужского: у нас уже есть немного приятных американских свитеров, бушлатов и пальто в духе сериала «Клан Сопрано». Будет больше. И еще скоро приедет большое количество аксессуаров — ножички всякие».

 

Бар и ресторан

Ресторан в «Олдиче» заслуживает отдельного похода — даже если вас воротит от идеи покупки жакета с пайетками за 10000 рублей — и тем более не хочется добиваться приглашения на черную лестницу. Под половицами магазина одежды скрывается маленький гастропаб, которым руководит Федор Тардатьян — автор кулинарного предприятия Williamsburg Studio и фанат нью-йоркских дайнеров с закосом под бабушкин буфет. Под стать этой эстетике — красивые девушки в баре, которые мешают коктейли и наливают бурбон. Главный домашний напиток — Oldich Organic, джин, настоянный на смородиновых листах и смешанный с огуречным, лимонным и апельсиновым соком. На вечеринках, впрочем, дождаться его нереально — красивые девушки пока слишком медлительны. Собственно вечеринками заведует Филипп Миронов — пионер «Солянки» и «Клавы», журналист и автор термина «випстер».

 

Федор Тардатьян

Тардатьян про еду: «Кухня простая, но небанальная. Большинство блюд — то, что мы пробовали за границей и адаптировали под местные вкусы. Не в том смысле, что добавили всюду креветки и рукколу: просто куча нью-йоркских концепций не выживет в Москве, потому что здесь другой менталитет. Скажем, популярные на американских гастрономических фестивалях кимчи и сосиски с васаби и водорослями — это все интересно, но не более. То есть я могу выпаривать в азоте глаза павлина — будет вау, меня похвалят, но люди такое заказывать не будут. Так что я лучше сделаю хороший рыбный суп с фенхелем — и это пойдет на ура».

Филипп Миронов

 

Миронов про вечеринки и дресскод: «Мы не хотим делать проходные вечеринки каждый день, чтобы стать еще одним местом в барном маршруте. Лучше делать вечеринки реже, но лучше — и чтобы люди к ним как-то готовились и соблюдали маленькие правила. Например, на какие-то специальные события мы можем попросить взять с собой шахматную фигурку или карту из колоды. У меня нет иллюзий по поводу дресскода: в Москве нереально делать место со строгим дресскодом, у нас вообще не любят строгие правила. Самое строгое ограничение в «Олдиче» — здесь нельзя курить. Вообще, развлекательная индустрия в Москве достигла каких-то небывалых высот: все заведения стараются стать максимально удобными — для знакомств, выпивки, ужинов, танцев, а лучше всего сразу. Апофеоз индустриальной мысли такого рода — это Gipsy. Мы хотим немного другой истории: чтобы к нам шли люди, которые разделяют нашу эстетику, эстетику нового джентльменства, которую проповедует, к примеру сайт Furfur и наши соседи — та же парикмахерская Chop-Chop или редакция GQ во главе с Михаилом Идовым. Если этаж магазина у нас нежный и девичий, то в баре мы всячески привечаем людей в бородах и бабочках. В Москву понемногу пришла мода на перепридумывание собственного прошлого — и тут важно понимать, что мы — не бар «Камчатка», это не ретро, не советская ностальгия и не барахолка на Тишинке. Здесь никаких синих платочков не будет — при всем уважении к Клавдии Шульженко».

 

Oldich Dress & Drink открыт ежедневно c 11.00 до 22.00 (магазин), бар и ресторан работают с 12.00 до 0.00 (вс-чт) и с 12.00 до 5.00 (пт-сб и праздники)

Котик «Афиши Daily» присылает ровно одну хорошую новость в день. Его всегда можно прогнать и отписаться.
Ошибка в тексте
Отправить